Поиск

О Юлии Липницкой, в защиту Юлии Липницкой и предложение для Юлии Липницкой

29.08.2017 11:42
Автор: Дмитрий Федечкин
Сперва – о практической пользе этого поста. Я верю в Юлин характер. Я видел архивный сюжет местной телекомпании, где Юлия в возрасте семи лет произносит сакраментальные «не хлыздить». Мои коллеги по департаменту в мою свердловскую бытность подтвердят, что этот мотивационный слоган провисел в моем кабинете на видном месте не меньше года.
О Юлии Липницкой, в защиту Юлии Липницкой и предложение для Юлии Липницкой
Я верю в Юлин талант и многогранность. Мне некогда заниматься факт-чекингом и перепроверять: живет сейчас она только на олимпийскую пенсию или это - некорректные выдумки некорректных людей. Но я публично предлагаю Юлии попробовать сделать карьеру в сфере спортивной журналистики Челябинской области. У нас – сильная команда спортивных журналистов на «ОТВ», наставников – хоть отбавляй. Но еще больше впереди – международных соревнований и крупных стартов. Это будет одна из лучших в России спортивных стажировок! В Челябинской области есть всенародно обожаемый «Трактор», в Челябинской области в этом году пройдет международный кубок стран ШОС и БРИКС по водному поло, а в будущем - юниорский чемпионат мира по хоккею и, скрестим пальцы, мировой форум сноубордистов. Быть может, международное сообщество одумается и вернет нам в ближайшей перспективе главный мировой конькобежный старт года. Это – огромный пласт работы. С которым Юлия успешно справится. Верю. А там видно будет.

Почему я делаю это предложение и почему я делаю это публично?

Потому что почитал отзывы и комментарии. Сколько желчи, злобы, беспощадных подколов. Сколько ехидных смакований вокруг окончания ее спортивной карьеры: пережевывание падений, прыскающие упоминания о анорексии, перченые доморощенные психологические экспертизы. Хочется взять карабин Симонова, дважды выстрелить в воздух, а во время образовавшейся неловкой паузы напомнить сонму «собравшихся погалдеть»: Юлия – олимпийская чемпионка, и стала ею в 15 лет. Ее не продвигали по линии всесильных и влиятельных родителей, а ее соперниц не снимали с соревнований по надуманным предлогам, не травили в столовой, как футбольных бразильцев во Франции, не светили в глаза лазерными указками, как Акинфееву. Она стала олимпийской чемпионкой - честно, по праву, в условиях великого накала и жесточайшей конкуренции. А кем были вы в ее возрасте?

Мы же все пропускаем через себя? Ну, так сейчас расскажу, кем я был в пятнадцать лет. Миасс, футбол, матч на первенство Челябинской области по третьей группе. Да-да, не ослышались, по третьей. Это сейчас с трудом набирается две, а тогда было три, да еще и с делением на подгруппы. Минут двадцать до финального свистка, наша взрослая «Заря» уверенно ведет, в памяти почему-то засело 7:0. И тут главный тренер, наш безусловный авторитет, сразу после того, как соперник в очередной раз был «отоварен», неожиданно производит замену вратаря и выпускает на поле меня. Впервые в жизни, без предупреждения, без обстоятельных бесед на тему сложностей перехода из детского спорта во взрослый. Меня, салагу, на поле, в ворота.

И я умер, потому что то, что было дальше, так это был не я, и это было не со мной. Все закружилось вместе с головой, все смешалось вместе с чувствами, все поплыло вместе с лужей на левом фланге, все зазеленело вместе с редкими островками выцветающей травы на утрамбованном до бетонного состояния поле. Соперник видит, что в ворота встает прыщавый скелет в висящей балахоном форме и заштопанных вратарских перчатках. И решает отыграть хотя бы один мяч. Сразу, с центра поля, лупит. К чему ненужные церемонии? Здоровенный детина что есть дури прикладывается, снаряд предательски успешно ложится на ногу, летит, не встречая препятствий по дуге в сторону моих ворот, в угол. Я помню сухость в горле, помню вкус на зубах поднятой тогда пыли, а содранная с локтя кожа до сих пор приходит во снах и укоризненно смотрит на своего бывшего хозяина. Я вытащил тот мяч. Но самое страшное произошло потом. Вскипевшая кровь подбросила меня на ноги, сердце задвигалось пляской святого Витта, я тогда еще не знал, что это – адреналин. Взрослые защитники в изумлении вытаращили глаза и скопом принялись меня успокаивать, но куда там. Шесть секунд на ввод мяча, немедля разбежался, как буйвол, и всю злость вложил в этот ввод мяча. Казалось, что он еще никогда не летел так высоко и так далеко одновременно. Мне, бредившему славой Рината Дасаева, эти пораженцы намеревались забить прямо с центра?

Соперник устроил мне головомойку, я ухайдакался за эти двадцать минут так, как не уставал за однодневный юношеский турнир. На стадионе было ноль зрителей, мне простили бы любой пропущенный гол, даже два, даже три. Я думаю, мне бы простили даже 7:6. В пятнадцать лет в меня верили, но относились со снисхождением.

Вот кем был я в пятнадцать лет. Вот кем в пятнадцать лет являются 99,9% спортсменов мира. Вот кем вы были в 15 лет. Вспомните об этом и сопоставьте с Достижением Юлии. Тысячи камер, миллионы глаз, цена ошибки – пропасть, имя тебе - никто. И блестящая-блестящая-блестящая победа. И пусть дальше что-то не сложилось. Это все равно в сотни тысяч крат лучше, чем несколько Олимпиад подряд выходить в четвертьфинал и там проигрывать.
Верю, что все у Юлии будет хорошо. Все только начинается.