Поиск

Вице-губернатор Руслан Гаттаров подвергся нападкам «разоблачителей»

04.02.2016 14:31
Автор: Служба информации
В ряде ангажированных СМИ продолжается кампания против губернатора Челябинской области Бориса Дубровского. И если первыми фигурами для атаки были экс-вице-губернатор Иван Сеничев и глава Челябинска Евгений Тефтелев, то теперь под критику анонимов-обличителей попал вице-губернатор Руслан Гаттаров.
Вице-губернатор Руслан Гаттаров подвергся нападкам «разоблачителей»
Несколько дней назад на одном из окружных ресурсов был опубликован материал о внедрении системы электронного документооборота (СЭД), а точнее, о нарушениях, которые, якобы, были допущены при внедрении этой системы. В частности, авторы утверждают, что все работы по внедрению СЭД в регионе — это «грандиозный распил», в котором участвовало министерство информтехнологий и куратор проекта вице-губернатор Руслан Гаттаров. Его разоблачители почему-то назначили куратором проекта и главной мишенью силовиков, у которых, якобы, много вопросов к вице-губернатору.

Один из контрактов на разработку системы электронного документооборота ценой 1,965 миллиона рублей выиграла компания «Современные информационные технологии» под руководством Александра Аброськина. Компания стала единственным участником конкурса. Аброськин — фигура очень известная и колоритная, он проходит соучастником по делу о взломе электронной почты челябинских журналистов и политолога, а сейчас скрывается от следствия. Решением суда в декабре Аброськин заочно заключен под стражу.

По мнению разоблачителей, тот факт, что Аброськин скрывается от следствия, доказывает, что конкурс проведен с нарушением закона, а деньги попросту разворованы. Но конкурс прошел в точном соответствии с законом. «Министр информационных технологий и связи Александр Козлов очень боялся и не хотел принимать работу по этому контракту, — рассказал источник, близкий к региональному правительству. — Но не принять не мог, ведь фактически работа была сделана». Действительно, Козлов опасался принимать контракт: услуги по контракту были оказаны исполнителем с просрочкой более 20 календарных дней и с ненадлежащим качеством, что подтверждено протоколом заседания приемочной комиссии за что в его отношении заказчиком были применены штрафные санкции, предусмотренные договором.

Другим доводом разоблачителей стало непонимание сути контракта. «Что значит «обеспечить возможность работать в режиме офлайн»? — Приводят слова некоего неизвестного собеседника разоблачители, — Система электронного правительства и документооборота рассчитана на работу в режиме онлайн и нацелена на то, чтобы заменить бумажную работу цифровой. В то же время разработчики предусматривают возможность автоматического копирования и сохранения документов на случай, если система дала сбой. Зачем объявлять дополнительный тендер на услуги, которые предусмотрены предыдущим контрактом и, грубо говоря, переводить работу обратно в бумажный вид?».

Очевидно, что авторы «разоблачения» сами не понимают предмета контракта и не обладают нужными знаниями, чтобы понять, о чем идет речь. Попробуем объяснить на пальцах. Целью разработки мобильного приложения СЭД для работы в офф-лайн режиме является обеспечение возможности руководителям работать с документами СЭД на выезде, с мобильных устройств (планшетов или, на крайний случай — телефонов) даже в том случае, когда нет подключения к сети Интернет. Именно работа с документами в условиях отсутствия подключения через Интернет к СЭД является основной задачей и сложностью проекта. Эта задача не была предусмотрена контрактом на доработку СЭД, и не имеет целью перевод работы обратно в бумажный вид. Подобные вопросы ставят под вопрос хоть какую-то компетентность наблюдателя — собеседника.

Далее авторы-разоблачители утверждают, что у силовиков, в частности, у ФСБ, накопилось много вопросов к внедрению СЭД, а у руководителя регионального управления ФСБ Игоря Ахримеева «Аж глаза на лоб полезли». Никаких доказательств того, что силовики «копают» под Гаттарова, разоблачители не приводят, ссылаясь лишь на неназванный источник в правоохранительных органах. Утверждается лишь, что контракт по внедрению СЭД выиграла «левая» фирма, а не «Ростелеком» или «Ланит», специализирующиеся на подобного рода работах.

Целью 44-ФЗ, в том числе, является недопущение коррупции в сфере закупок. Закон как раз и борется с тем, чтобы государственные заказы получали не «ключевые исполнители», и дает возможность выиграть конкурсную процедуру любой компании, если она удовлетворяет требованиям документации. Что касается допуска к уже внедренным программным продуктам, то, он осуществляется в полном соответствии с лицензионными или сублицензионными договорами, заключаемыми заказчиком с организациями, осуществляющими разработку и внедрение заказанных программных продуктов. Компетентные органы, безусловно, в курсе того, какие работы предполагались выполнить в рамках этого контракта, и претензий к заказчику этих работ нет, есть вопросы к подрядчикам.

«Кто-то явно выдает желаемое за действительное, — прокомментировал ситуацию на условиях анонимности наш высокопоставленный источник в областном УФСБ, — это все делается, вероятно, в целях повышения читаемости и цитируемости, а, возможно, и с какой-то иной мотивацией. Информация о, якобы, имеющих место действиях, намерениях и эмоциях сотрудников УФСБ, оставляет однозначное впечатление о весьма сомнительном уровне профессиональной этики отдельных журналистов отдельных изданий, создающих «сенсации» буквально из воздуха».