Поиск

Почти непраздничное. О русской тройке и о самом странном Дне рождения

14.06.2017 17:03
Автор: Александр Петраков
12 июня – самый странный для меня праздничный день. С одной стороны, День рождения России, с другой – по сути мы празднуем одновременно рождение одной страны и гибель другой – по-настоящему сверх и реально великой Державы.
Почти непраздничное. О русской тройке и о самом странном Дне рождения
А сегодня вроде как ещё и особая годовщина – 25 лет, четверть века суверенной незалежности. И можно – окидывая беглым взглядом – подвести хотя бы для себя некоторый итог пунктиром. С одной стороны, мы прошли путь от голодных обмороков бюджетников и профессуры, которая челночила и торговала шмотками на рынках до шестой экономики мира. До уровня «золотого миллиарда», который живёт, грабя посильно остальные семь миллиардов сапиенсов, нам ещё далеко и не факт что нам туда нужно. С другой, сегодняшний самый яркий информационный фон: толпы школоты и студиозусов в центральных городах, которые остервенело пытаются разжечь друг друга и общество, раскачать ту самую суверенную лодку потому что им скучно, потому что не то что забыли, а просто не знают, как это было, в те самые лихие (они, впрочем, уже уверены, что святые) девяностые. Почти толпа мальчиков и девочек с бантиками и спичками в руках почти играет в борьбу с рэжимом и рэволюцию, вокруг "подпевка" остервенело-осоловелых журналистов и подначивающих родственников и, конечно, человек с дубинкой (и ружьём) – как всегда кровавый, как всегда неправый, как обычно сатрап и душегуб. Видели уже много раз: Белград, Тбилиси, Киев – далее везде. А за спинами «детишек» навальная толпа от недавно побывавшего под «лошадью» в прямом эфире Лёшика до бывшего шахматиста и бывшего зэка и все мечтают об одном и том же, а школота радостно продолжает размахивать идиотскими плакатами, делать идиотские сэлфи, ненавидеть "ментов" и "режим" и мечтать о том, что вот вернутся снова святые девяностые и… И они не знаю что: им никто на Youtube ещё не объяснил. В общем пока сегодняшние «детишки» и завтрашние избиратели просто скачут и хороводят вокруг автозаков и всё чаще выкрикивают «»АУЕ»

И «жопа» не в том, что Youtube и Лёшик, а в том, что выросло то что выросло и другого будущего народа (сиречь другой школоты) у нас нет и не предвидится. Двадцать пять лет все вокруг говорили о «Доме-2», о ЕГЭ, о клиповом мышлении, смеялись над их сочинениями и пустыми глазами, над невозможностью удержать мысль от твита до твита, тем более связать их и проанализировать, а теперь оно выросло…

Мне возразят: нельзя, мол, всех под одну гребёнку, скажут, что я излишне категоричен и что в очередной раз преувеличиваю и местами передёргиваю - и будут по-своему правы. Только вот есть такое понятие – тренд, который общий. И есть такое понятие – симптом, который у болезни.

Мы вроде выжили, но не знаем, что теперь нам со всем этим делать. Выздоровели, но, кажется, не до конца.

Мир вокруг нас давно уже другой, а мы словно не хотим открывать глаза и всё представляем что живём в той ещё большой и давно исчезнувшей стране, которой не надо было ни вставать с колен, ни доказывать кому бы то ни было что бы то ни было. Мир вокруг предельно жесток и циничен, особенно к слабым – например недавно ещё почти смертельно больным. А мы, зажмурив глаза, пытаемся быть добрыми как и тогда, когда мы были ещё по-настоящему сильными и могли позволить себе доброту. Мы называем братьями тех, кто давно ползает на коленях перед новыми хозяевами вчера ещё наполовину нам принадлежащего и нашего мира, а они только из-подлобья смотрят на нас и по-шакальи скалят зубы. Тоже строго по приказу нового хозяина. А мы старательно не видим и протягиваем руки, пытаемся обняться по старинке и не понимаем, почему в ответ бешенный лай и попытки укусить нас побольнее.

Мы не знаем что делать с теми, кто придёт нам (всем нам, сделанным ещё в той, исчезнувшей, стране) на смену и не понимаем, как мы будем жить в старости. Точнее не хотим, боимся думать об этом. Потому что внутренне мы давно всё понимаем. Поэтому мы живём одним днём и исключительно в настоящем. Одновременно чествуем победителей в самой страшной войне в истории и вместе с ними ежегодно снова и снова выходим на самый, наверное, трогательный парад в мире, и строим центры имени того, кто уничтожил окончательно все плоды той, Великой Победы. И тоже чествуем как и сегодня, их на самом деле день и пытаемся изо всех сил примирить непримиримое.

Россия, та самая, которую я знаю и люблю – страна, которая выжила. Но продолжает жить на кладбище, словно призрак. И та, другая, убитая вроде, но тоже как тень стоящая где-то там в прошлом и никак не желающая прощаться с нами навсегда страна, для которой 12 июня 1990 года стало первым днём её будущей смерти, с того дня уже неизбежно. Жизнь и смерть рядом и бок о бок все эти четверть века. И, кажется, этот круг начинает замыкаться. И что-то будет впереди. В том числе поэтому сегодня мне меньше всего хочется поздравлять и радоваться, извините. Не могу. Как не могу не поздравить всех тех, кто сегодня искренне отмечает День рождения России.

Сегодня я хочу вспомнить вечно актуальные и злободневные сейчас как никогда, убеждён, слова о России, о моей, твоей и нашей Родине и Матери:

«Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади. Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом!.. Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.»

Николай Васильевич Гоголь. Поэма «Мёртвые души».

19106040_10207275153156079_2877423673442015552_n.jpg

19105852_10207275153196080_4174200432987557128_n.jpg

19029543_10207275154796120_7209517423769532605_n.jpg