Поиск

Несвоевременные мысли о незамеченном юбилее

За шумными песнями и плясками сабантуя, обещаниями судьбоносного посещения Расулевских чтений   потомком пророка, борьбой за место главы избиркома, кульбитами Юревича, СМИ и соц сети как-то пропустили, а если говорить честно совершенно не заметили 220-ти летний юбилей пожалуй самого известного, и уж точно самого архитипичного южноуральского элитария Павла Петровича Аносова. Чего вы хотели – угар НЭПА.
Несвоевременные мысли о незамеченном юбилее
0_1cda8d_2671d752_orig.jpg

А вот мы не забыли. Случилось значит мне на выходные отдохнуть в интеллигентной компании бывших коллег по ЮУрГУ. Природа, шашлычки, то да се. Дети в стайки, дамы о своем о девичьем, мужики как обычно хвастаться друг перед другом игрушками. А что главные игрушки для самца – разумеется оружие. За неимением огнестрельного и травматического (не депутаты все ж люди мирные к чужой крови не привычные) – ножички. Особенно если правильные – Златоустовские.

0_1cda8f_5f2da99c_M.jpg

Тут то один из кандидатов металловедов и вспомнил что сегодня юбилей. И давай про его повторное открытие (как выяснилось далеко не единственное, он еще много чего наоткрывал) легендарной булатной стали. Да с такими техническими подробностями что мои гуманитарные мозги даже повторить это не способны.

В силу того, что большинство присутствующих составляли отнюдь не технари мы быстренько перевели разговор на гуманитарные рельсы. Мол Аносов конечно бренд. Причем с двухвековой историей. По сути именно благодаря нему Южный Урал еще в первой половине 19 века стал своеобразной Меккой для технической, естественно научной и просто интеллектуальной элиты мира. Повспоминали Гумбольдта, Жуковского и прочих знаменитостей, приезжавших тогда в Златоуст. И про то что этот бренд конечно недооценен, и явно недостаточно используется. Что кроме Расулевских, нам с нашей блестящей мирового уровня научной базой в области металлургии стоило бы проводить и Аносовские чтения. Но это все больше журналисты да маркетологи.

Дальше подключилась тяжелая артиллерия историки, социологи и философы. Эти быстренько перевели стрелки на рассмотрение фигуры Аносова как типичного, постоянно повторяющегося в истории, органичного для нашей цивилизации и ментальности образец элитария руководителя. Ну это в случае если за элиту принимать не тех, у кого богатство и власть, а тех, у кого знания и способности. Тех, кто способны олицетворять и формулировать смыслы и цели общества. Причем именно своего общества.

Огромная Россия — не монолит, это только из Америки можно считать Шаймиева русским, а из Москвы не различать екатеринбуржца и челябинца. Как всякая империя, мы устроены очень сложно. Россия — комплекс неравнозначных и неравносильных региональных образов жизни. Все вместе — мы русские, но внутри-то — ой какие разные.

0_1cda8e_2bff7546_M.jpg

Тут мы разумеется ушли в ивановский дискурс про горнозаводскую цивилизацию с уникальной для России какой-то уж очень веберовски протестантской ценностью труда. Тут зацепились за то, что если в протестантской этике труд – способ служения Богу, совершенствования божьего мира, личного обогащения и, следовательно, спасения, то у нас – служения Государству.

Задолго до Великой Отечественной, почитай с Петровских времен Урал жил по принципу «все для фронта, все для победы». Работа воспринималась как служба, а вопрос о приоритетности интересов людей или государства даже не вставал. Аносов, как оказалось, здесь просто классический образец, паттерн, неоднократно и, разумеется, бессознательно повторяемый Южно-Уральскими политиками и бизнесменами.

Нет до гениального ученого большинство не дотягивало. Это, все же, штучный товар. Но мания покупать себе кандидатские и докторские – это все оттуда. Желание соответствовать, так сказать. Гораздо интереснее про талант руководителя. То, что так подчеркивалось биографами Аносова в советский период - «На Златоустовских казенных заводах он ввел столь щадящие нормы выработки, о которых рабочим частных заводов оставалось только мечтать. И такой подход давал прекрасные результаты». Но есть ведь и другая сторона. Как-то поступило ему предложение от горнозаводского ведомства привлекать детей к работе только с согласия родителей. Догадываетесь, что ответил истинный патриот, ставящий интересы Родины превыше всего? "Кажется, ближе к достижению цели правительства предоставить распределение малолетов к занятиям (...) местному начальству, а не желанию отцов». Потому как убыток казне. Такой очень конфуцианский подход. Хороший правитель любит своих подданных / работников как хороший хозяин любит свою корову.

Ладно, допустим. Хотя я, конечно, сторонник крайне непопулярной в наших пенатах ереси, что государство для человека, а не человек для государства. Но у госслужащего я подобную модель принимаю. А вот если это частный, ориентированный исключительно на вывоз капиталов в офшор, бизнес, как у большинства наших акул капитализма. Извиняйте, этого я понять не могу.

Зачем люди стояли у станков по 14 часов в 43-ем, почему я ребенком дышал всей таблицей Менделеева, хотя бы ясно – на благо Родины. Но с какой стати сегодня мы должны нюхать ЧМК-шные и экс колесниковские испражнения? Ради их роллс-ройсов и дач на Канарах? Причем эти вопросы мучали всех.

После продолжительных дискуссий большинством голосов порешили что мотивация и подходы Аносова, будучи вполне адекватны своему времени и месту абсолютно не работают в условиях современной России. На лицо запрос на новый (пусть и опирающийся на лучшее из опыта предшественников) типаж экономической и политической элиты. Элиты, ставящей во главу угла интересы человека, а не государства.

И даже судя по позиции губернатора, он это прекрасно понимает. Другое дело, что процесс смены элит и их установок – дело небыстрое и, к сожалению, не факт, что бескровное.