Поиск

Небо под запретом

Короче, у меня есть брат. Он не только плодовитый отец, но и вообще человек удивительно чадолюбивый.
Небо под запретом
У него есть хобби – он с детьми собирает модели самолётов на станции юных техников в Копейске (про него даже писали вот тут; там и видяха есть про то, как всё это делается). Я не буду тут описывать его непростую жизнь, скажу одно: самолётики для него – отдушина, просвет среди туч и его личный кусочек счастья.

Вчера сидим в кальянной, болтаем о том-сём, речь зашла о самолётиках. Брат тут резко мрачнеет и говорит: «Да всё, похоже, конец самолётикам». Оказывается, наша бравая Госдума приняла закон об обязательной регистрации летательных аппаратов тяжелее 250 граммов. Теперь станция юных техников всеми юными техниками переживает, что их запретят, что их начнут склонять к длительной и дорогостоящей процедуре регистрации моделей в какой-нибудь Росавиации в какой-нибудь Москве, откуда из Копейска путь неблизкий и недешовый. Ну и вообще.

Разумеется, есть дивный аргумент «в Америке тоже запрещают», но для любознательных на Гиктаймсе есть подробный тред, где это дело разбирают.

В общем, наша милая Госдума, похоже (как обычно), решила разобраться с ситуацией ковровым бомбометанием: всех под один топор. Прекрасно. Понятно, что новомодные дроны, снимающие чужие дачи, падающие людям на бошки и делающие видяхи в инстаграмчики должны быть срочно поставлены под контроль. Но далеко в Замкадье, в загадочной тёмной и холодной стране России, ещё остались такие вот станции юных техников, где дети, далёкие от столичного хипстеризма, пытаются почувствовать себя Инженерами и Авиаторами. По-моему, отличная альтернатива «ягуару» и спайсу.

Ах, да. Зарплата на станции юных техников – две тыщи рублей с копейками. Не знаю, сколько это в баксах. Так что брат мой там ещё и наваривается безмерно на детях, да.