Спасибо саммитам. Челябинцы выяснили, как Уфа распорядилась «шосовским» капиталом («Южноуральская панорама»)
В паутине связей. Есть ли на Южном Урале люди, способные профессионально «закручивать» политические процессы («Южноуральская панорама»)
Интервью
Клуб экспертов: «Управляющие компании не имеют права «придумывать» новые статьи расходов» Клуб экспертов: «Управляющие компании не имеют права «придумывать» новые статьи расходов»
Клуб экспертов, созданный при Челябинском региональном отделении Ассоциации юристов России, провел очередное заседание. Специалисты обсудили повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги и мошенничество в этой сфере. Cheltoday.ru выделил наиболее важные и актуальные вопросы этой встречи.
Герман Титов: Работа в «Тракторе» — это серьезная ответственность. Думаю, я к ней готов Герман Титов: Работа в «Тракторе» — это серьезная ответственность. Думаю, я к ней готов
В преддверии сезона главный тренер ХК «Трактор» ответил на вопросы пресс-службы клуба.
Владимир Мякуш:  Партия должна меняться вместе со всем народом и со своим регионом Владимир Мякуш: Партия должна меняться вместе со всем народом и со своим регионом
Уже 3 июня «Единая Россия» проведет Единый день предварительного голосования. Секретарь Челябинского регионального отделения партии Владимир Мякуш рассказал об изменениях, которые внесли в этот процесс, а также коснулся вопроса идеологии и ребрендинга партии, грядущих сентябрьских выборов.
Александр Пищухин: С сигарной культурой связаны в основном состоявшиеся люди Александр Пищухин: С сигарной культурой связаны в основном состоявшиеся люди
Наш собеседник - Александр Пищухин, совладелец челябинского сигарного клуба. Сам не курит и курение не пропагандирует. Но создал заведение для другой цели - для объединения по настоящему увлеченных и неординарных людей. Кто они, какие вопросы решают в стенах клуба? Об этом Александр Пищухин поделился с корреспондентом «ЧелябинскСегодня».

Владимир Карачинцев: Мы открыли для себя совершенно новую страну

12:27
14 Мая 2018 г.
Челябинский народный ансамбль танца «Урал» недавно побывал с гастролями в Северной Корее. Южноуральские танцоры приняли участие в фестивале искусств, который прошел в честь дня рождения бывшего президента государства Ким Ир Сена. Какой была поездка в самую закрытую страну мира? Своими впечатлениями с корреспондентом «ЧелябинскСегодня» поделился директор ансамбля «Урал», заслуженный работник культуры РФ Владимир Карачинцев.
Владимир Карачинцев: Мы открыли для себя совершенно новую страну
– Расскажите, что это был за фестиваль?

– Это фестиваль, посвященный дню рождения Ким Ир Сена. Полное его название звучит так: Международный художественный фестиваль дружбы «Апрельская весна». Он приурочен ко дню Солнца. А Солнце – это и есть лидер нации Ким Ир Сен.

– Какой был состав участников из России?

– Россию представляли знаменитый хор имени Пятницкого, казачий ансамбль «Ставрополье» и мы – ансамбль танца «Урал». Были еще артисты российского цирка, в основном, одиночки – жонглеры, акробаты, воздушные гимнасты.

В Северную Корею мы отправились в составе 40 человек, то есть 40 артистов балета. Подготовили более 10 номеров. Почему состав был большим? Потому что знали, что концертные площадки там просто громадные, к тому же наша программа предусматривала сольный концерт. Нам говорили, что этот концерт очень ответственный, что надо очень сильно готовиться. Потому что на него придет вся элита страны плюс все российское посольство, которое находится в Пхеньяне. Сольный концерт, к счастью, прошел успешно. После него к нам пришел глава российского посольства и выразил свой восторг. Он сказал, что напишет в сетях, что именно на Урале, в промышленном городе есть такой высокопрофессиональный коллектив со своим лицом. На память о встрече мы сделали коллективное фото с послом.

Кроме сольного концерта, наши танцоры выступали совместно с участниками хора имени Пятницкого – одно отделение работали они, а второе отделение мы, то есть по часу.

– Как шла подготовка к поездке? Наверняка были какие-то сложности?

– Все делалось через корейское посольство в Москве, по-другому никак. Прямой связи с организаторами не было, интернет у них внутренний, телефонов тоже нет. Все вопросы решали через специального человека в посольстве. И хотя с оформлением проблем не было, возникали нюансы с затягиванием процесса. Корейцы тормозили, по всей видимости, из-за постоянных согласований с высшим начальством КНДР. Если другие страны во время переговоров моментально предоставляют необходимую информацию на наши вопросы, то здесь приходилось ждать немало. Благо, времени у нас было достаточно. С чрезмерной щепетильностью корейцев мы столкнулись и по приезду в страну - там проверка была очень тщательная. У некоторых даже проверяли швы на одежде, не говоря уже о кошельках.

– Никто ни на чем не попался?

– Бог миловал. Особенно они обращали внимание на печатную литературу - книги, газеты. У нас даже в буклетах каждую страничку просматривали. Они боятся пропаганды и порнографии, потому что за это в Северной Корее предусмотрено очень жесткое наказание.

– Очевидно, они знают русский язык?

– Да. В самой Корее к нам прикрепили сразу 5 человек, они постоянно ходили за нами, отслеживали каждый наш шаг. Отойти куда-то в сторону самостоятельно категорически нельзя, с народом мы не общались. Тем не менее, о социальной жизни мы кое-что узнали. Это страна, которая основную заботу о людях берет на себя: бесплатная квартира, причем до 140 квадратных метров, бесплатный проезд, бесплатные образование, медицина. Нам, кстати, показывали медицинские корпусы – они были потрясающие. Строительство очень интенсивное, причем, есть высотки. Мы в башне Чучхе поднимались на лифте и там встретили американских журналистов. Башня Чучхе – это главный 150-метровый монумент Пхеньяна со своей смотровой площадкой.

– А что журналисты там делали?

– Они как раз готовили там встречу - официальные переговоры Трампа с Ким Чен Ыном.

– Встреча-то пока не состоялась.

– Встреча не состоялась, но все условия для нее готовы. Мы много раз видели там журналистов из Великобритании, Америки, причем они были группами по 5-6 человек. Они постоянно вели съемки, причем, я вечером по Северокорейскому телевидению видел, что они снимали. У них там всего один канал.

– У вас концерты были каждый день?

– Да, в течение недели. Затем был день для шопинга и день для посещения мемориалов. Ежедневный гастрольный график был таким: в первой половине дня - репетиции, затем обед, и через час-полтора после обеда – концерт. Каждый день была такая нагрузка, но наши артисты к этому были готовы.

– А культурная программа?

– Культурная программа была совершенно потрясающая. Всем запомнилось посещение мавзолея Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, он называется Кымсусанский дворец Солнца, в котором находятся два вождя. Это строение грандиозное. Нас привезли на автобусе, провели, как в аэропорту, тщательный досмотр, причем, нам запретили брать что-нибудь с собой – ни сумочек, ни ручек, ничего. После этого нас вывели на бегущие дорожки по 200 метров – это как бы эскалаторы, откуда можно наблюдать, как допустим, Ким Ир Сен встречался с вождями. Затем вторая дорожка - уже с кем встречался Ким Чен Ир. Проехали это, и попали на воздушную обработку.

– Для чего?

– Как же, чтобы сдуть все микробы. Воздушная обработка очень сильная, все поначалу пугались, но потом привыкали. После обработки идет восхождение по ступенькам к Ким Ир Сену. Там помещение с его наградами, иностранными орденами, грамотами, экспонатов – превеликое множество. Затем – посещение Ким Чен Ира. На протяжении всего похода мы сделали бесчисленное количество поклонов – там так принято.

Мавзолей двух вождей - строение поистине грандиозное. В нем трудятся, как нам сказали, около 1 000 человек. Помещение с огромными оранжереями, садами, птицами – Египетские пирамиды рядом не стояли...

– А кто туда ходит?

– Это просто святыня. Туда ходят делегации на правительственном уровне. А в обычные дни она просто закрыта, рядовой человек с улицы туда не попадет. Разве только во время государственных праздников. Но опять же, если простым людям выдадут специальное направление. Для них это действительно святое место, они совершенно искренне говорят: «Вы, пожалуйста, там не смейтесь, не разговаривайте, не убирайте руки в карманы, ведите себя соответственно. Это для нас святыня». Там можно выразить свои эмоции. Когда мы двигались туда, встречали людей, идущих обратно. У них лица такие - отрешенные, совершенно без эмоций.

– Вы думает это искренне?

– Конечно, это искренне, потому что это вложено в голову с самого детства. Одна из наших гидов рассказывала: когда 7 лет назад умер Ким Чен Ир, она была студенткой, проходила практику, работала на стройке. Так вот, она говорила нам про реакцию людей - это было для них огромное горе: «Мы просто работали, мы плакали, и у нас, не прекращаясь, лились слезы». Понятно, что это влияние пропаганды, этого не отнимешь. Но люди об этом говорят искренне, видно, что это не наиграно.

– А оппозиционные настроения, вы что-нибудь подобное замечали?

– Там этого нет. Даже намека нет. Были случаи, когда мы выпивали с корейцами. Однажды задали им вопрос: «А у вас бывают выборы?». Они искренне удивились: «Зачем выборы, когда и так понятно, за кого весь народ». То есть, нет даже какой-то альтернативы, там все стопроцентно. Общаться с корейцами нам было не сложно, все переводчики знали 4 языка – корейский, китайский, русский и английский. Нас приятно поразило знание русской культуры, они прекрасно цитируют стихи классиков, знают все наши песни.

InqrLA1-IT0.jpg

– Вы говорили, что смотрели корейское телевидение. Есть каналы других государств?

– Да, мы смотрели один корейский канал, но есть много китайских каналов. И даже есть канал Аль-Джазира, правда показывают не во всех номерах гостиницы.

– Аль-Джазира позиционируется как антиамериканская...

– Поэтому она у них и работает. Есть еще у них аналог нашей «Правды» - главный печатный орган трудовой партии Северной Кореи. И есть некий аналог Агентства ТАСС. Сайт в интернете тоже функционирует, в том числе и на русском языке. То есть, в интернет-пространство они выкладывают свои новости.

– Говорят, что в Северной Корее мало транспорта. Как часто видели автомобили?

– В столице страны есть метро, 20 станций. Нас прокатили в подземке, показали новый вагончик, разработанный и произведенный в Северной Корее – симпатичный такой вагончик, чистенький. Но есть вагончики, которые маленько «пощипанные», но все равно там все аккуратно, прибрано. Там совершенно нет грязи, все убирается веничком и совочком, одним словом, - ручной труд. Народу много. Такси, автобусы, троллейбусы, трамвайчики тоже есть. Пассажиры на остановках стоят в очереди, как у нас при Советской власти. Правда, весь народ одет бледно – в серое и коричнево. Но мы, конечно, ездили только по гостевым улицам. Население не покупает в своей массе машины - они у них выдаются государством за какие-то исключительные заслуги. В основном, население имеет велосипеды, мопеды, таким образом передвигается. Плюс, конечно, общественный транспорт. Артисты имеют приоритет, кстати.

– Почему?

– Не знаю, почему. Артисты, ученые и военные. Кстати, в армии у них служат 1,5 миллиона человек. Если завтра под ружье, то будет 3 миллиона.

– Ходили в ресторан, как там обслуживание?

– Там в ресторане огромный круглый стол с вращающейся серединой. Широкое разнообразие блюд. Можете взять все, что там стоит – увидел рыбку, подкрутил к себе, и положил. Есть палочки, вилки, ложки. Мы, конечно, в основном пользовались вилками. Такой вот «шведский стол».

– Там есть кредитные карты?

– Есть свои кредитки, внутренние. И продается все в магазинах на местные деньги. Чтобы поменять валюту, надо искать обменные пункты, но даже там не всегда меняют. Приезжие могут воспользоваться только валютными магазинами, там принимают доллары, евро совершенно свободно и еще китайские юани.

– Были такие вещи, которые вызвали у вас негативные чувства?

– Там негатива не было вообще. Никакого. Откуда ему было взяться, если мы приехали в чужую страну, и нас встречали хорошо? Не было поводов для каких-либо обид.

– Вы говорили, что на ваш концерт приходило высокое руководство.

– Не на все концерты.

– Сам Солнцеликий был?

– Нет, он был только на концерте китайского балета. Приехал самый ведущий балет Поднебесной, очень крепкий. Я, например, знаю труппу Большого театра хорошо, но здесь …

– Лучше, чем Большой театр?

– В каких-то позициях - да. Обычно китаянки небольшого роста, но в коллективе и женщины, и мужчины высокие, очень хорошо сложены. Техника совершенно блестящая. Сказались и русская, и американская, и французская балетные школы. Получился такой хороший синтез. Балет потрясающий. Они исполнили танец маленьких лебедей настолько синхронно, насколько это вообще возможно - редко сейчас увидишь такую отточенность. Ким Чен Ын был только на этом спектакле. Потом он провел прием делегаций, Россию представляла Пермякова Александра Андреевна, это художественный руководитель Пятницкого хора.

– Как видим, вы полны впечатлений и не жалеете о поездке.

– Наоборот. Мы открыли для себя совершенно новую страну, о которой практически ничего и не знали. До этой поездки Северная Корея ассоциировалась у меня с убогими домишками, которые нам постоянно показывают по телевизору.


Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

 

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA

Подписаться на новости

Email:

Имя: