«Беременность» перед пенсией. Работодателям грозит уголовная статья за увольнение по возрасту («Южноуральская панорама»)
В Магнитогорске жильцы после ссоры заказали панихиду в церкви по живой соседке («МК-Урал»)
Интервью
Людмила Потапова: «Челябинск круто изменил мою жизнь» Людмила Потапова: «Челябинск круто изменил мою жизнь»
Фотожурналист Людмила Потапова приехала в Челябинск из казахстанского города Костаная два с половиной года назад. Срок, казалось бы, небольшой, но за время пребывания в российском мегаполисе на ее долю свалилось немало жизненных испытаний. Были разочарования, безысходность, отсутствие работы, денег и т.д. Возникали порывы бросить все и вернуться к родителям в Казахстан. Но всякий раз внутренний голос останавливал: не время, подожди… Как ни странно, он не обманул.
Олег Синицын: Я хочу, чтобы мои читатели были взрослыми Олег Синицын: Я хочу, чтобы мои читатели были взрослыми
Челябинский писатель Олег Синицын представит свой новый роман «Лифт в доме Эшера» на книжной ярмарке. Книга была написана в 2017 году, и у нее уже есть своя предыстория. После написания целый год шло обсуждение романа среди челябинских писателей, критиков и литературоведов. И только в июле книга была опубликована.
Туленде Жунусов: «Я счастлив, что отыскал могилу деда, погибшего в 1944 году» Туленде Жунусов: «Я счастлив, что отыскал могилу деда, погибшего в 1944 году»
Житель поселка Измайловский Кизильского района Туленде Жунусов многие годы искал могилу своего деда Жакии Жунусова, погибшего в 1944 году. И только недавно поиски увенчались успехом: захоронение было найдено в Беларуси. Этой необычной историей Туленде Жунусов поделился с «ЧелябинскСегодня».
Анна Бушлякова: «Короткие новости быстро забываются, бизнесу сегодня нужны журналистские исследования» Анна Бушлякова: «Короткие новости быстро забываются, бизнесу сегодня нужны журналистские исследования»
В кулуарах медиафорума, который на прошлой неделе проходил в Челябинске, корреспонденту Cheltoday.ru удалось пообщаться с региональным управляющим по корпоративным вопросам международной компании «Филип Моррис» Анной Бушляковой. О том, как выстраивают сегодня свои отношения пресса и бизнес, - в эксклюзивном интервью с экспертом из Екатеринбурга.

Павел Крашенинников: «В годы военного коммунизма право, как и религию, называли «опиумом для народа»

11:03
02 Октября 2018 г.
В минувшую пятницу председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, сопредседатель Ассоциации юристов России Павел Крашенинников представил в Челябинске свою новую книгу «Страсти по праву» - серию исторических очерков о становлении права в Советской России с 1917 по 1938 годы. Гость приехал на Южный Урал по приглашению руководителя Челябинского регионального отделения Ассоциации юристов России Дмитрия Еремина, с которым долгое время работал в российском парламенте. Местом презентации книги стал актовый зал ЮУрГУ. Почему депутат Госдумы решил исследовать один из самых сложных периодов в советской истории, он рассказал в интервью сайту «ЧелябинскСегодня».
Павел Крашенинников: «В годы военного коммунизма право, как и религию, называли «опиумом для народа»
- Павел Владимирович, почему вы решили написать исторические очерки именно об этом периоде?

- Это не первая моя книга об истории права, но такой кровавый период я еще не исследовал. Наверное, поэтому и выбрал для нее такое название «Страсти по праву». Для меня важно было показать, что историю российского права нельзя делить на отрезки «наши» и «не наши». Время военного коммунизма и советского права для меня так же ценно, как время Серебряного века, о котором я рассказал в своей прошлой книге. Важно не только знать об ошибках и трагедиях, которые произошли в годы революции и репрессий, но и научиться их не повторять. Поэтому в качестве эпиграфа к этой книге я взял знаменитую фразу Ницше «Если долго всматриваться в бездну, бездна начинает всматриваться в тебя». Это фраза про большевиков, которые громко заявили о разрушении старого мира, в том числе всей его правовой сферы, но сделать этого полностью не смогли. Они сами признавались, что им удалось ликвидировать частную собственность, свободу передвижения и свободу совести, но не удалось уничтожить государство, которое стало социалистическим, избавиться от институтов семьи и права, которое стало советским. В итоге многие большевики, реформаторы права, погибли в устроенной ими же мясорубке. Вообще каждую мысль в своей книге я старался подтверждать документальными свидетельствами, в том числе высказываниями партийных вождей. При подготовке этого издания немало времени пришлось провести в архивах. Зато теперь я могу поручиться за достоверность каждой фразы в этом исследовании. Например, готовя материал про беспризорников, в качестве «архивного эксперта» я брал не кого-нибудь, а Надежду Константиновну Крупскую.

- Какие открытия для себя сделает человек, взявший в руки вашу книгу?

- С одной стороны этот период достаточно исследован, с другой - в нем еще остаются белые пятна. Уверен, 99% жителей нашей страны не знают об Александре Григорьевиче Гойхбарге, а, между тем, это человек, который подготовил практически все первые кодексы советского государства. Вместе с Михаилом Андреевичем Рейснером он создал вариант Конституции 1918 года, который вошел в историю под названием «профессорский». В конечном итоге большевики его отвергли в угоду «сталинской» Конституции, но некоторые положения Гойхбарга и Рейснера все-таки вошли в главный закон страны. Я рассказываю о сложном периоде в истории отечественного права через личности людей, которые формировали первые законы советской власти. Кстати, именно Гойхбарг произнес ставшей крылатой фразу «Всякий сознательный пролетарий знает… что религия опиум для народа. Но редко кто … осознает, что право есть еще более отравляющий и дурманящий опиум для того же народа». Гойхбарг и Рейснер были убежденными коммунистами. Их коллега, нарком юстиции Петр Иванович Стучка однажды даже произнес: «Нам нужны не хорошие юристы, а хорошие коммунисты». В книге также рассказывается об отце-основателе советского права Николае Васильевиче Крыленко и его ученике Андрее Януарьевиче Вышинском, который в 30-е годы подвел своего учителя под расстрел. Вышинский был, безусловно, незаурядной личностью, но при этом одной из самых зловещих фигур в истории нашей страны. Его выступления в качестве гособвинителя, где он обличал вчерашних коллег и друзей в троцкизме и прочих смертных грехах, крутили в кинотеатрах перед показами фильмов. Андрей Януарьевич был очень артистичным, устраивая весь этот цирк. Народ кричал «браво» и требовал выступления на бис. Я также рассказываю о Дмитрии Ивановиче Курском, Евгении Брониславовиче Пашуканисе, Петре Ананьевиче Красикове, руководителе печально известного Ликвидационного отдела Наркомюста, который боролся с «церковной контрреволюцией», то есть занимался ликвидацией духовенства и разрушением религии. Все они имели блестящее образование. И, возможно, достигли бы больших высот и при другой власти.

кр1.JPG

- В книге часто встречается термин «мегамашина». Что вы в него вкладываете?

- Его ввел Льюис Мэмфорд, обозначая определенный вид государственного устройства, которое встречалось еще в Месопотамии. Для него характерно стремление к абсолютной власти и завоевание новых территорий. Классический пример мегамашины – Римская империя. Вообще, признаки мегамашины есть в любой империи, и в СССР они, безусловно, тоже были. Для меня важно было показать признаки мегамашины в правовой области.


- Наверное, сложно было осилить такой труд в одиночку?

- У меня были хорошие помощники, мои друзья и коллеги: Сергей Степашин, Николай Сванидзе, ваш земляк, выпускник Челябинского юридического техникума, а ныне профессор Уральского юридического университета Бронислав Гонгало. Они поставили много пометок после первого прочтения книги. Я внес исправления: кое-что добавил, что-то оставил за скобками. Семья тоже сильно помогала. Первым читателем была жена. Я всем им очень благодарен.

- Что оставили за скобками?

- Фрагмент про семейное право, в котором рассказывается о личной жизни партийных вождей. Я посчитал, что это будет смещать акценты в сторону отдельных персон и уводить от главного. Возможно, это исследование появится в какой-нибудь другой книге.

- Вы представили свою книгу в студенческой аудитории. Как считаете, насколько она будет интересна студентам?

- Как человек, написавшей большое количество юридических документов, я понимаю значение каждого предложения, каждой буквы, даже каждой запятой. Но здесь я старался писать короткими предложениями, не на три страницы (улыбается – Авт). Перед публикацией читал текст вслух своим друзьям и коллегам. Поэтому очень надеюсь на то, что книга заинтересует не только историков-юристов, но и широкую аудиторию, и, конечно же, студентов.

кр2.JPG

Дмитрий Еремин, председатель Челябинского отделения Ассоциации юристов России: «С Павлом Владимировичем мы знакомы давно, в Государственной Думе я работал одним из его заместителей в комитете по государственному строительству и законодательству. А сейчас мы активно взаимодействуем в рамках Ассоциации юристов, Павел Владимирович оказывает нам большую поддержку. Отмечу, что интерес к его книгам в юридическом сообществе очень большой, ведь Павел Владимирович показывает, как развивалась история с точки зрения права. Он рассказывает о корнях того, что мы наблюдаем сейчас в нашей отрасли и во всем обществе. Его книги очень познавательны, их интересно читать, и, я уверен, «Страсти по праву» будут востребованы широкой аудиторией.


Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

 

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA

Подписаться на новости

Email:

Имя: