Бизнес особого режима. Предприниматели из ЗАТО жалуются на экономическую дискриминацию («Южноуральская панорама»)
«Беременность» перед пенсией. Работодателям грозит уголовная статья за увольнение по возрасту («Южноуральская панорама»)
Интервью
Людмила Потапова: «Челябинск круто изменил мою жизнь» Людмила Потапова: «Челябинск круто изменил мою жизнь»
Фотожурналист Людмила Потапова приехала в Челябинск из казахстанского города Костаная два с половиной года назад. Срок, казалось бы, небольшой, но за время пребывания в российском мегаполисе на ее долю свалилось немало жизненных испытаний. Были разочарования, безысходность, отсутствие работы, денег и т.д. Возникали порывы бросить все и вернуться к родителям в Казахстан. Но всякий раз внутренний голос останавливал: не время, подожди… Как ни странно, он не обманул.
Олег Синицын: Я хочу, чтобы мои читатели были взрослыми Олег Синицын: Я хочу, чтобы мои читатели были взрослыми
Челябинский писатель Олег Синицын представит свой новый роман «Лифт в доме Эшера» на книжной ярмарке. Книга была написана в 2017 году, и у нее уже есть своя предыстория. После написания целый год шло обсуждение романа среди челябинских писателей, критиков и литературоведов. И только в июле книга была опубликована.
Павел Крашенинников: «В годы военного коммунизма право, как и религию, называли «опиумом для народа» Павел Крашенинников: «В годы военного коммунизма право, как и религию, называли «опиумом для народа»
В минувшую пятницу председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, сопредседатель Ассоциации юристов России Павел Крашенинников представил в Челябинске свою новую книгу «Страсти по праву» - серию исторических очерков о становлении права в Советской России с 1917 по 1938 годы. Гость приехал на Южный Урал по приглашению руководителя Челябинского регионального отделения Ассоциации юристов России Дмитрия Еремина, с которым долгое время работал в российском парламенте. Местом презентации книги стал актовый зал ЮУрГУ. Почему депутат Госдумы решил исследовать один из самых сложных периодов в советской истории, он рассказал в интервью сайту «ЧелябинскСегодня».
Туленде Жунусов: «Я счастлив, что отыскал могилу деда, погибшего в 1944 году» Туленде Жунусов: «Я счастлив, что отыскал могилу деда, погибшего в 1944 году»
Житель поселка Измайловский Кизильского района Туленде Жунусов многие годы искал могилу своего деда Жакии Жунусова, погибшего в 1944 году. И только недавно поиски увенчались успехом: захоронение было найдено в Беларуси. Этой необычной историей Туленде Жунусов поделился с «ЧелябинскСегодня».

Кирилл Уколкин: Нам абсолютно по силам сформировать количество спортсменов, сопоставимое с шахматистами

14:13
09 Февраля 2018 г.
Бридж — элитарная интеллектуальная карточная игра, получившая распространение в Челябинске. Сейчас она получила второе дыхание: бридж-клуб возглавил Кирилл Уколкин, он же вместе со своими соратниками организовал бесплатные курсы для новичков. О самой сложной интеллектуальной игре и ее развитии на Южном Урале Кирилл рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Кирилл Уколкин: Нам абсолютно по силам сформировать количество спортсменов, сопоставимое с шахматистами
– Кирилл, с чего всё началось? Как ты пришел в бридж, почему тебя заинтересовала эта игра?

– Получилось очень легко и просто. Когда я поступил на первый курс ЮУрГУ, узнал, что там есть так называемый клуб интеллектуальных спортивных игр, где мы играли в шахматы и прочие официально признанные виды спорта. И как-то к нам пришёл с ознакомительной лекцией один из старых бриджистов города Челябинска Сергей Медведев и познакомил нас с этой игрой. Он провёл с нами два занятия, после чего мы начали играть в то, что называется роббером – без какой-то методической базы, просто нащупывая эту игру самостоятельно. Она нам показалась очень интересной, гораздо интереснее, чем преферанс, да и те же шахматы, которые уже к тому времени начали надоедать. Мы просто переключились, и компанией сначала из восьми, затем из шести человек постоянно этим занимались примерно лет 10.

– То есть это давно произошло?

– Да, это произошло в 1999 году. А потом мы пришли в Челябинский бридж-клуб, попробовали там свои силы. Ситуация, которая там сложилась в тот момент, меня не устраивала. И примерно в 2014 году, пообщавшись с Леонидом Губенко из Снежинска, мы пришли к выводу, что надо как-то оживить ситуацию. И первое, что мы сделали – это провели Кубок Урала в конце 2014 года, обзвонив всех, кого нашли. И к нам приехали бриджисты из Казахстана, Тюмени, Перми, Уфы, Челябинска и Екатеринбурга. Собрали достаточно большое количество народа и провели мероприятие. И теперь, фактически, это самостоятельно живущая система, которая решает свои проблемы и оптимизирует свою деятельность. У нас есть общественная организация, которая аккредитована при Министерстве спорта Челябинской области.

– Ты, фактически, возрождал, ведь клуб существовал уже, Владимир Лебедев (председатель городской федерации спортивного бриджа, - прим. ред.) и Александр Рискин (организатор Кубка России, - прим. ред.) проводили турниры. Не встречал ли ты какого-то сопротивления, ревности, конкуренции?

– Нет. Момент с одной стороны удачный, с другой стороны был неудачный. Потому что Владимир Дмитриевич Лебедев, примерно с 2015 года начал говорить, что ему всё тяжелее и тяжелее заниматься этим процессом. Поэтому именно городской турнир и городской клуб, он отдал даже с удовольствием, можно так сказать. А что касается Александра Эммануиловича, то у него тоже есть там свои занятия в жизни. Его вклад в Челябинский бридж на текущем этапе – он полностью организует и отвечает за Кубок России. Это достаточно большое статусное мероприятие. Его за полгода надо начинать готовить. Ему тяжело ещё и более мелкую работу делать. Эту работу, я взял на себя. То есть все региональные турниры – это делает именно Челябинское региональное отделение. Основные люди, кто там работает, это я, Лёня Губенко и Мельцин Коля — они из Снежинска.

– А как к этому отнеслись челябинские игроки? У нас ведь есть мастера, очень сильные бриджисты. Ты так самопрезентовался и начал этим заниматься?

– Нет, как раз до маститых мастеров я не дошёл. Потому что я на тот момент не знал, что они есть. И если там привести в пример, того же Александра Исаева, я вообще не знал очень долгое время, что он существует. Уже потом со временем, я уже понял, кто есть кто. И, на самом деле, насчёт «приняли – не приняли» - это же очень важно, как народ голосует. Народ голосует ногами – либо приходит, либо не приходит на мероприятие. И пока практика у нас сложилась таким образом, что как раз на маленькие городские турниры никто не ходит, а вот на значимые мероприятия, которые называются и являются Чемпионатом области, командным парным в различных разрядах – вот туда народ приходит. Причём, даже приезжает из других городов. И туда же идут и чемпионы.

– Но ведь эту популяризацию бриджа, мне кажется, ты довольно много делаешь.

– По поводу популяризации, много ли я делаю – на самом деле, я делаю мало. Почему? Потому что я фактически, только сейчас даю первое интервью и как-то пытаюсь обозначиться в средствах массовой информации и в каком-то публичном поле. Почему? Я озадачивался этой проблемой раньше, но до конца 2017 года, фактически мне нечего было предложить «клиентам» – людям, которые придут в бридж. То есть у нас не было более-менее понятной программы обучения, не было людей, которые могли бы это сделать. Они появились, фактически, только в прошлом году. Теперь есть три человека, которые могут вести параллельно три группы новичков по восемь человек. Мы одновременно можем готовить 24 новичка. Основная проблема, на самом деле, заключается в том, что бридж - очень сложная вещь. Это двухфазная игра, где есть торговля и розыгрыш. Про неё знает очень мало народа и ценность этого процесса очень трудно объяснить, в двух словах. Вот легко купить тапочки, все знают, что такое тапочки – сделал клик и купил тапочки. А вот что такое бридж, это для многих людей абсолютно ничего не значащее слово. Поэтому, как именно позиционировать эту ценность в массы, я ещё не понимаю, я только делаю первые шаги в понимании. А технически сделать сайт, скопировать, условно, с Московского или Самарского клуба – нет проблем. Но если даже вот тот же Самарский клуб взять, посмотреть – да, есть какой-то форум, который благополучно умер, потому что просто люди перестали на него ходить. Тем не менее, на это тратятся какие-то ресурсы, поддержка, а новых людей это не привлекает. Поэтому я считаю, что целесообразнее идти по методу сарафанного радио – то есть искать людей, работать с ними, общаться с ними, проводить время, устраивать для них интересные мероприятия. И рано или поздно это даст эффект – они приведут знакомых, знакомые – знакомых. Плюс наши старички и мастера тоже увидят, что есть движение, и тоже дадут какой-то приток новичков. А со временем, это разрастётся в достаточно приемлемые цифры. Я думаю, нам абсолютно по силам сформировать количество спортсменов, сопоставимое с шахматистами.

Почему я так считаю? Потому что я вижу в обществе запрос на интеллектуальный отдых. Если раньше было модным пить и ходить в сауну, то сейчас народ этим пресытился. И новые реалии общественной жизни, большая информатизация, работа с информацией изменила культуру общения. Бридж – это как раз такая вещь, которая в первую очередь позволяет устанавливать связи как в игре между партнёрами и оппонентами, так и вообще в жизни, потому что является серьёзным фильтром. Далеко не каждый будет заниматься этим делом. И если уж ты занялся, то это тебя определённым образом характеризует.

Действительно, мне в жизни интереснее общаться с людьми, которые входят в нашу тусовку, пока пусть небольшую, чем с людьми, которые находятся вне её. Вот так же посмотри – чем люди занимаются у нас по вечерам? Например, играют в «Мафию» – это же распространено, все знают, что это такое. Играют, например, в «Квиз» – это тоже такой интеллектуальный отдых, викторины. Я думаю, что среди этой массы людей очень многие хотят общения и серьёзной игры, которая организована по спортивным принципам, а не тот, кто громче крикнет «вперёд» или скажет что-то там подобное. Поэтому, я думаю, что у нас впереди очень много работы. И ещё за это говорит тот факт, что новички, которые к нам пришли, они очень разные – это врачи, кадровые работники, есть самозанятые, есть, фактически, студенты. То есть люди разных профессий, разных возрастных категорий.

пашнина-min.jpg

– Скажи, а вот эти интеллектуальные игры – «Мозгобойник», «Квиз», сейчас очень популярные у нас собираются целые залы, в них играют вечерами – видишь ли ты их своими какими-то конкурентами, или это какие-то параллельные истории, которые показывают запрос на интеллектуальные игры?

– Во-первых, бридж, это спорт специально зарегистрированный, признанный и не оспариваемый никем. Соответственно, что это даёт? Это прозрачность результатов, прозрачность принятия судейских решений, но и плюс это игра, которая освобождена от азарта. В то время, как в других направлениях, не связанных со спортом, там присутствует азарт, присутствует какая-то субъективистика, так назовём, или необъективистика – так правильно это сформулировать. Я считаю, что это разные направления. Люди готовы заниматься интеллектуальным отдыхом. Вопрос сейчас стоит в том, как это масштабно организовать. Я был на «Мафии», был на «Квизе». Если честно – остались сложные впечатления. На «Мафии» мне не понравилась организованность процесса, то есть там непонятно, почему там какие-то решения принимаются, я так и не понял. Возможно, я не разбираюсь в этой игре, но не осознал. «Квиз» более организованная вещь, там понятно – зачёт, разные конкурсы. Но что мне не понравилось? Чтобы выиграть викторину в «Квизе», например, я должен пересмотреть весь американский кинематограф. Например, угадывать сериал «Живые мертвецы» по одному кадру – был там такой запрос. Зачем мне это, зачем мне забивать голову всей этой, по сути, не нужной мне информацией, ради чего? Чтобы выиграть в «Квиз»? Нет. В спортивных состязаниях типа шахмат, шашек и бриджа – нет такой необходимости. Там надо просто уметь думать, мыслить, принимать решения.

– Ещё один фактор, который мешает развитию бриджа, прежде всего развитию молодёжного бриджа, приходу молодёжи в эту элитную игру, – называют развитие киберспорта, компьютерных игр. Не мог бы ты на эту тему порассуждать и заодно вынести собственную оценку тому, как бридж развивается.

– Во-первых, Интернет – это, безусловно, средство развития бриджа. Без него бридж развивать было бы тяжело. Тот же Facebook, где зарегистрировано региональное отделение, позволяет создавать мероприятия, приглашать народ, а не обзванивать их вручную. Плюс общепринятые средства, например, Гамблер – сайт, где выкладываются анонсы турниров. Фактически, это официальная страница Федерации бриджа России, так это можно назвать, где выкладывается оферта, то есть условия участия, правила, и там же они согласовываются, и это можно использовать для организации турниров. Поэтому Интернет – это нормальное средство. Единственное, что общение в Интернете людьми, воспринимается не как общение вживую. Взять тот же «Гамблер», как игровую площадку – там он достаточно злой. Как это объяснить? Пришёл к нам новичок, сел играть. Сделал ошибку, его тут же, там послали на три буквы, сказали, что он дурачок. Как вы думаете – он после этого туда вернётся или не вернётся? Конечно, он туда не вернётся. Причём, это делают люди, которых я лично знаю, и мне даже странно, они в обычной жизни так себя не ведут. Я просто из этого делаю вывод, что люди, уходя в Интернет, они как бы часть своего эмоционального интеллекта выключают. Может быть, анонимизация, этому причина или ещё что-нибудь. Но они ведут себя по-другому, более агрессивно, не корректно и невежливо. Даже я это признаю, что я веду себя в Интернете чаще по-хамски. Вживую, всё-таки, какие-то вещи, я вообще бы себе не позволил. Что же касается киберспорта, как конкурента бридж – каждому своё. Например, я наткнулся на «Лигу легенд» – это там солдатики бегают, друг друга сбивают там, герои на них опыт качают, потом происходит какая-то финальная битва, и кто-то побеждает. В этом какие-то серьёзные деньги, причём гораздо больше, чем в том же самом бридже, на порядки больше, если смотреть мировой масштаб. Я со стороны посмотрел и понял, что это спорт. Там команды поставлены в одинаковые условия, они как-то там используют свои тактики, они работают в системе ограничения, то есть нельзя взять и откуда-то привлечь ресурс, недоступный конкурентам, и его использовать в игре. То есть там идёт такая жёсткая борьба, в общем-то, сравнимая с теми же шахматами, только в динамике, а не в статике. Да, это можно называть спортом, если соблюдать спортивные принципы.

Почему это интересно? Опять же, это интересно людям, потому что это проще, это ярче, это громче, это взрывается, блестит. Как окунь клюёт на блесну, так и, собственно, люди клюют на рекламу, на яркость, на быстрые эмоции. Но чем это хуже, чем бридж? Тем, что это не воспитывает эмоциональный интеллект, это не позволяет нарабатывать достаточные связи. Хоть как-то боле менее организует командную игру, но, по сути, это деструктивизм, то есть люди разрушают, они не создают. Они думают, как чего-то сломать, а не как оптимизировать результат. Наверное, в этом лежит принципиальное отличие вот этих стрелялок, разрушилок от бриджа.

– У тебя есть какие-то идеи, как привлечь молодёжь? Или вообще не стоит делать ставку на молодёжь?

– Конечно же, стоит. Кого считать молодёжью? У нас в стране молодёжью считаются люди с 18 до 35 лет. У нас шесть человек, которые пришли ко мне из 12 – это была именно, молодёжь. И среди них даже есть, например, школьники. Причём наблюдая за игрой именно школьников, ты понимаешь, что она, конечно, менее рациональна, но она тоже имеет свою логику. Видно, что человеку-то интересно.

И бридж позволяет реализовывать и индивидуальные амбиции, в том числе, за счет получения разрядов и рейтинга. И, на мой взгляд, лучше заниматься решением каких-то интеллектуальных задач в игре, чем бегать там с пулемётом и мочить орков каких-нибудь.

первая заявка-min.jpg

– Можешь рассказать об этих курсах, которые вы организовали. Я понимаю, что это условно бесплатное мероприятие. Каковы предварительные результаты, как вы нашли тренеров?

– Да, это условно бесплатное мероприятие, то есть мы собираемся на какой-то закрытой площадке. Сейчас мы арендуем помещение в отеле «Малахит». Там набирается группа, аренда помещения стоит каких-то денег, эти деньги раскидываются на обучаемых, а учитель работает бесплатно. Это просто была личная инициатива Анны Самойловой, моей партнёрши. Она съездила в Москву, посмотрела, как там организовано обучение в Федерации – это методика, которую предложил Витольд Янович Бруштунов. Это достаточно известная личность, если кому-то нужна ссылка на авторитет, то это человек, который в своё время учил играть в бридж Ирину Левитину, когда она становилась чемпионкой Мира по шахматам ещё в Советском Союзе. А потом она стала чемпионкой мира по бриджу, но уже в составе сборной США. Так что это человек, который умеет учить и делать методически грамотные вещи. И по его методике, примерно за 12 занятий людям объясняют, что такое бридж, почему так красиво и как более-менее принимать осмысленные решения.

Мы собрали такую тестовую группу из наших общих знакомых. Начали с 10 человек, из этой группы выпустилось четверо. Сейчас реально на турниры ходит один. Там по разным причинам. На самом деле, нас всех развела жизнь – кто-то уехал, у кого-то родились дети. Это такие вещи – нельзя бросать детей ради бриджа. Соответственно, сейчас у нас добавилась Аня Качко, которая тоже прошлым летом отучилась методике ведения у того же Буштунова, сейчас ей можно давать группу. Я тоже могу преподавать, выпустил 2 группы в прошлом году. Сейчас критичный вопрос именно с набором новых кадров, новых учеников. То есть три педагога есть, сейчас они недогружены, фактически, постоянно загружен только один. Поэтому, надо решить этот вопрос. У нас, кстати, ближайшее собрание будет в пятницу вечером в 19 часов в кафе «Чёрный кофе» на пересечении Энтузиастов и Ленина. Если кто-то успеет получить информацию – приходите, посмотрите, как это происходит.

– Расскажи, каким ты видишь своего типичного ученика, собирательный образ – сколько ему лет, какого пола, чем он занимается?

– Давайте. Пол – абсолютно не важен. Хотя, на самом деле, проще получается привлекать женщин, потому что у них сарафанное радио лучше работает. Я бы с удовольствием увидел мужчин, потому что общение микстовое, когда мужчина с женщиной общаются, примерно в равном количестве, это гораздо интереснее, чем когда 20 женщин и 1 мужчина, или когда наоборот – 20 мужчин и 1 женщина. Поэтому, я бы видел это сообщество примерно 50 на 50, 60 на 40, или что-то в этом роде, чтобы не далеко отходило.

Возрастной критерий – опять же, повторюсь, абсолютно любой, но хотелось бы, конечно, видеть людей уже после института. Потому что с ними более понятный график. Мы готовы работать со студентами, но они, как правило, не дисциплинированы в плане регулярности даже не по своей вине, а потому что у них есть зачёты, экзамены, какие-то экстренные вещи, из которых они не могут выйти. Человеку работающему, уже гораздо проще сформировать свой график в жизни.

Если говорить про профессии – это абсолютно любые. У нас есть офицеры, которые всю жизнь служили в войсках. Есть бизнесмены, есть преподаватели, есть врачи, есть инженеры, есть юристы, есть страховые агенты, есть корреспонденты, есть музыканты – да все, кто угодно.

– Их всех объединяет интеллектуальный труд.

– Да, интеллектуальный труд объединяет, но я думаю, что люди, которые занимаются физическим трудом, могут себя здесь попробовать и найти. Потому что это может быть хорошая защита от рутины. Часто физический труд, так как я имел опыт работы на производстве и в службе в армии – действительно, людей, которые заняты одними и теми же процессами в своей жизни, это немного угнетает. А это может быть для них хорошей отдушиной. Почему и нет?

– Скажи, а какова ситуация в других городах? Как Челябинск выглядит в сравнении с той же Самарой, с Москвой, с Казахстаном?

– Давайте начнём с Москвы и с Питера, там традиционно уровень игры был выше. И там просто в силу того, что больше живёт народу, там в среднем люди, скажем так, богаче, больше бриджевой активности. Я иногда, когда смотрю график бриджевых мероприятий в году, я не понимаю, когда люди живут другой жизнью? Потому что фактически есть возможность каждые выходные куда-нибудь поехать, поиграть из Петербурга в ту же Ригу или в Минск. В Москве там свои мероприятия. Или чемпионаты, которые организует федерация – они в очень плотном графике. Там идёт действительно насыщенная жизнь. И там что самое главное, особенно в Москве – благодаря Витольду Яновичу работает школа поточной подготовки новичков. Это качественно отличает Москву от других регионов.

Также курсы по работе с юниорами ведутся в Питере. Откуда я это знаю? У меня два студента, которые учились на курсах. Они сказали: «Мы хотим переезжать в Питер, в перспективе там жить». Я говорю: «Без проблем, можете продолжить». И дал им контакт.

Если брать более узкие масштабы – не страны, а брать наш регион Приволжско-Уральский, то здесь традиционно было два центра – это Самара и Челябинск. В Самаре есть белее стабильный городской клуб. Я так понимаю, что там собираются чаще. И главное, их люди чаще ездят на мероприятия в Москву. В том числе приезжают иногда к нам, как правило, на Восточный полуфинал и на Кубок России.

– А как в целом, ситуация в мире выглядит с бриджем?

– Не знаю. Есть такая проблема, что это вроде как имеет вид развлечения для бабушек и продажа мастерских баллов за деньги. Это, наверное, надо возвращаться к вопросу о киберспорте, «Квизе», к «Мафии» – что поделать, мы же можем отличаться от мировых тенденций, почему бы и не делать. Я думаю, что просто на определённом этапе, это движение в мировом масштабе утратило пассионарность. Я не знаю, почему это произошло, но надо над этим работать. Потому что я воспринимаю бридж как безусловную ценность и считаю, что ради этого нужно тратить своё личное время и собирать людей вокруг себя, которым это интересно. Это, как правило, очень интересные и не глупые люди. И это по жизни очень поможет.

– Скажи, а вот пробовал ли ты привлекать спонсоров, находить инвесторов, получать какую-то государственную помощь?

– Спонсоры и инвесторы – если бридж рассматривать как бизнес, так это назовём…Я ещё в 14 году пытался сформулировать принцип функционирования, и как раз он заключался в том, чтобы вывести процесс на самоокупаемость. Примером реализации этого принципа в жизни является приобретение судейского оборудования. Аня Самойлова через свои деловые контакты, помогла, фактически, сама привезла это оборудование мне. Оно стоило, по-моему, 1 200 евро в тот момент. И вот в течение примерно 1,5 - 2 лет, мы это оборудование окупили путём проведения турниров, членских взносов и возврата, одолженных мне денег. Мы доказали, что процесс абсолютно самоокупаем.

Дальше, если рассматривать, как бизнес. Мы постепенно ушли с закоулков в центр города, сейчас мы работаем на площадке отеля «Малахит». Почему? Потому что запрос очень многих игроков был на проживание в комфортном месте, и доступность развлечений помимо бриджа - например, сходить в сауну или просто прогуляться по городу, или съездить куда-нибудь. Иногородние говорили: «Мы не хотим где-то в закоулках находиться, мы хотим быть в центре города». Пришлось решать и эту проблему.

– Всё-таки, это карточная игра. У нас, как известно, с 2014-2015 года запрещены казино. Репутация у бриджа всё равно сохранилась, как такая карточная, азартная игра. Не мешает это?

– Мешает. Например, меня тут недавно остановили ГАИшники – там сбежал какой-то преступник-рецидивист. И на выезде из города останавливали все машины подряд в январе. «Подними капот» – я поднял. «Подними багажник» – я поднял. «Так, что у тебя в сумке? Открывай» – карты. Он говорит: «Стоп, что это такое?» Я говорю: «Это карты игральные». И у меня там всегда лежит бумажка об аккредитации при Министерстве спорта. Я говорю: «Я аккредитован». Он говорит: «Если бы я преступника не ловил, я бы тебя начал проверять как раз по этому закону «Об организации незаконной игровой деятельности». Я ему говорю: «Честно, это аккредитация при Министерстве спорта. Поверьте, у нас там ничего такого нет». Здесь, что выручает? То, что мы действительно работаем в легальном поле. У нас общественная организация, без организации юридического лица, которая должным образом заявлена в органах госвласти. Единственная проблема, что примерно в то же время поменялось законодательство об аккредитации. И у нас, насколько я знаю, даже сейчас Московская федерация не может аккредитоваться должным образом. И почему-то люди не решают эту проблему, хотя она действительно ключевая. Потому что она позволяет работать в открытую, работать в средствах массовой информации, спокойно заходить в школы, в институты и работать, в том числе и там. А по окончании аккредитации мы будем лишены возможности этим заниматься. Соответственно, популяризация будет не такой лёгкой.

Что же касается бриджа именно, как игры, ещё раз повторюсь, в нём исключён азарт. Потому что карты сдаются не во время игры, они сдаются до её начала судьёй. И все люди, которые пришли на турнир, играют одни и те же сдачи по очереди. Поэтому процесс организован таким образом, что не важно, какая карта к тебе пришла. Важно, как ты смог ей распорядиться. Если, например, к тебе пришла плохая карта, то и другие люди будут играть ту же самую плохую карту и получат примерно тот же самый результат, что и ты. И, как правило, ты не страдаешь от того, что к тебе пришла слабая рука. Поэтому это не игра в карты, это игра картами. Если сравнивать с теми же популярными игрушками – пусть это будет там «Total War», например, или там «X-COM» или «War Hammer» – достаточно такие известные популярные игры, в которых есть стратегический этап на карте и тактический отыгрыш солдатиками. И, на мой взгляд, они по интересности уступают бриджу.

самойлова-min.jpg

– По глубине – это точно.

– По глубине однозначно уступают. И плюс, что бридж даёт то, что он учит жить по вероятности, то есть понимать, что многие вещи возможны. Но реализуются только те, которые наиболее вероятны, как правило. Поэтому это определённое умение формировать стратегии, мысли, подбирать связи с людьми и реализовывать свою жизнь, таким образом, каким ты хочешь.

– Несколько лет назад челябинские городские власти объявили о том, что бридж, будет факультативом в школах, как шахматы. Заголовки в СМИ пестрили, что чиновники, обучат детей играть картами. Наверное, помнишь такое.

– Честно – нет. Не знаю, чем это закончилось.

– Вас вообще, никак не вовлекали вас в эту систему?

– Нет. Во-первых, меня в то время и не могли привлечь. Даже кого они могли привлечь? Скажем – Владимира Дмитриевича Лебедева, но его ресурсом все школы не закроешь. Честно, по этому поводу общения с властями не было. Просто я сам заканчивал 31 Физмат - лицей, я пришёл туда к Попову Александру Евгеньевичу (директор лицея, - прим. ред), и он сказал: «без проблем, иди во внеучебную часть». Я пришёл туда, мне сказали: «Знаешь, Кирилл, мы всё понимаем, но у нас люди там и так загружены. Эти дети там. Ты ведь сам учился». Я говорю: «Я знаю, что приходил из школы домой, до вечера учил уроки и ещё готовился к олимпиадам». Они говорят: «Ну, да, они сейчас также живут, ещё даже и больше загрузка». Поэтому там не «выстрелило», но это был тоже опыт. Мы поняли, что проще и легче сосредоточиться не на школах, а на взрослых людях. А потом это как-нибудь выйдет и на другие слои населения, так назовём.

– А вообще, чем бы власть, условно, федеральная, местная смогли бы помочь поспособствовать в развитии бриджа? Что бы ты хотел у них попросить?

– Упрощение Закона об аккредитациях – это первое, поскольку нет, у власти функции развивать бридж. Функция развивать бридж – это непосредственно у бриджевого сообщества должно быть, у федерации, отделения федерации, просто отдельных личностей. Поэтому, здесь просто, наверное, проявление лояльности, а всё остальное – чем меньше спонсорства, тем лучше. Да, потому что это можно сравнить – в химии есть понятия эндо-, экзотермическая реакция. Если экзотермическая реакция идёт, то она вырабатывает энергию. А если эндотермическая, то она наоборот энергию потребляет.

Как правило, если ты сядешь на подпитку, то ты организуешь, свой процесс так, что ты будешь только потреблять, не будешь развиваться. Поэтому, если уж так говорить, то, в общем-то, мы всё сделаем сами.

– «Денег нам не надо».

– Денег нам не надо, Поддержка информационная – может быть, не более того.


Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

 

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA

Подписаться на новости

Email:

Имя: