М. Лонщаков: "Мы считаем, что экологическое движение СтопГОК ни в коем случае не должно быть политическим" (Вечерний Челябинск)
Митрополит Никодим: "Необходимо привести в порядок сам строящийся кафедральный храм и прилегающую территорию" (МК-Урал)
Общество
Южноуральцы собирают деньги на лечение подростку со сложным течением диабета Южноуральцы собирают деньги на лечение подростку со сложным течением диабета
В Челябинской области идет сбор средств на инсулиновую помпу для 16-летнего Егора из Челябинска. Успешный ученик, победитель олимпиад, мальчик нуждается в том, чтобы стабилизировать свое состояние из-за сложного течения диабета.
В Ленинском районе Челябинска появилась семейная аллея В Ленинском районе Челябинска появилась семейная аллея
В Ленинском районе Челябинска появилась необычная хвойная аллея: каждое из деревьев высадила какая-то из семей, живущих в районе. На каждого колючего подопечного челябинцы получили «паспорт», словно на ребенка.
Челябинец задолжал по алиментам более 10 млн рублей Челябинец задолжал по алиментам более 10 млн рублей
Житель Челябинска задолжал по алиментам более 10 млн рублей. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщила 26 мая заместитель руководителя УФССП России по Челябинской области Юлия Третьякова.
Челябинцев пригласили попробовать благотворительную шарлотку Челябинцев пригласили попробовать благотворительную шарлотку
В это воскресенье, 28 мая, в Челябинске пройдет «Зеленый марафон», организованный Сбербанком. В рамках этого мероприятия пройдет Фестиваль шарлотки, все средства от продажи пирогов пойдут в благотворительный фонд.

«Желдорипотека»: и снова в суд

13:27
19 Мая 2011 г.
Известная в России инвестиционно-строительная компания ЗАО «Желдорипотека», созданная ОАО «РЖД» для осуществления собственной программы обеспечения своих сотрудников доступным жильем, взялась построить в Челябинске несколько домов в качестве заказчика-застройщика.
«Желдорипотека»: и снова в суд

       Известная в России инвестиционно-строительная компания ЗАО «Желдорипотека», созданная ОАО «РЖД» для осуществления собственной программы обеспечения своих сотрудников доступным жильем, взялась построить в Челябинске несколько домов в качестве заказчика-застройщика.

       Первый же генподрядчик при строительстве первого же дома – ООО «Предприятие «Жилтехстрой», получив аванс на стройматериалы, строить не спешил, а денежки пустил на свои нужды. А когда договор с ним расторгли, с претензиями не согласился и не стал убирать забор, возведенный вокруг стройплощадки. Как только по спорным вопросам пошли суды, откуда ни возьмись, появились представители одной малоизвестной ООО Фирмы «Промтехсистема». Они предложили без проблем и лишнего шума освободить стройплощадку, а за это попросили взять их на генподряд. Было сразу видно, что они люди деловые, из бывших «силовиков», поэтому договор с ними подписали, но на условиях фиксированной цены.

       Свои обещания быстро решить проблему они выполнили, но оказалось, что каких-либо собственных средств на строительство у них не имеется. Делать нечего, стали им платить авансы и строительство пошло. Строили, конечно, субподрядчики, а руководители генподрядной фирмы получали деньги, их обналичивали и рассчитывались за выполненные работы. Про свои нужды, естественно, тоже не забывали, а даже в первую очередь помнили.

       Когда строительство «коробки» дома подходило к концу, «деловые люди» заявили, что указанной в договоре суммы не хватит. Они, мол, просчитались, не учли того-сего. Как только сотрудники филиала ЗАО «Желдорипотека» стали разбираться с объемами и стоимостью построенного, стройка встала, а тем, кто разбирался, слегка поугрожали. Часть непредусмотренных проектом работ в «Желдорипотеке» признали и подписали дополнительное соглашение на сумму в несколько миллионов рублей. Строительный процесс возобновился только тогда, когда был перечислен очередной аванс, но вновь заглох, когда деньги закончились (а случилось это быстро). К тому же вышел договорный срок сдачи дома в эксплуатацию, а сдавать еще было нечего.

       ЗАО «Желдорипотека» попыталась призывать к ответу нового генподрядчика. Финансирование было остановлено. Наступал 2009 год.

       Далее события стали развиваться стремительно и неотразимо. Одна за другой пошли проверки со стороны ОБЭП и прокуратуры по «жалобам общественности». Еще не успел последний сотрудник «Желдорипотеки» вернуться с очередного вызова в «органы», как пришло известие: генподрядчика банкротят. Пошли суды арбитражные. Деловые руководители Фирмы «Промтехсистема» к этому хорошо подготовились: заранее сменили учредителя на подставное лицо, пребывающее в «местах не столь отдаленных»; затем ввели в состав кредиторов еще одну свою компанию «Промтехсистема» (без приставки Фирма», у которой были оформлены договорные отношения с банкротом, превзошли всех остальных кредиторов суммой задолженности и, соответственно, посадили своего конкурсного управляющего.

       В один из прекрасных дней, когда все это «проворачивалось», в офис филиала «Желдорипотеки» вваливается толпа «обэпников», всех сотрудников фиксируют на местах и начинают осмотр места происшествия с выемкой документов и оргтехники. Остолбеневшему директору предъявляют заявление одного из руководителей Фирмы «Промтехсистема» с просьбой привлечь его к уголовной ответственности за… мошенничество в особо крупном размере. В своих показаниях этот руководитель поведал, что вывел из оборота своей фирмы и обналичил энную сумму денег, которую передал директору филиала ЗАО «Желдорипотека» для того, чтобы он им передал для строительства все свои пока еще проектирующиеся объекты.

       Несмотря на то, что в ходе милицейской проверки не нашел подтверждения ни факт вывода денег из оборота фирмы, ни факт передачи денег, в отношении директора филиала фирмы – застройщика было возбуждено уголовное дело.

       Тем временем подконтрольный «деловым людям» конкурсный управляющий, ни мало не сомневаясь, включает незавершенный дом в конкурсную массу банкрота - Фирмы «Промтехсистема» и выставил его на торги. Продаже дома помешало только то, что еще «недобитый» застройщик зарегистрировал право собственности  на незавершенный объект недвижимости. Опомнившись от серии нокдаунов, «Желдорипотека» начала бить набат. Были написаны десятки заявлений и жалоб во все инстанции, начиная с ЛОВД на станции Челябинск и кончая приемной Президента. В местной прессе прошли публикации с вопросами к «органам». Все эти заявления и жалобы «стекались» назад в отделение милиции и надзирающую транспортную прокуратуру, ответ давался под копирку: все будет рассмотрено в рамках уголовного дела. Но в этих богатых на чудеса рамках показания сотрудников «Желдорипотеки» полностью игнорировались, в ходатайствах адвоката о проведении дополнительных проверок и экспертиз отказывалось, доказательства подтасовывались.

       Дом более полугода стоял в ограждении колючей проволоки, за которой маячила смурная охрана. Рекламный щит о продаже квартир от застройщика был заклеен транспарантом, призывающим дольщиков обращаться к юристу по вопросам взыскания штрафных санкций с того же застройщика. Решения арбитражного суда (все – в пользу ЗАО «Желдорипотека») проходили апелляционные и кассационные инстанции по жалобам конкурсного управляющего.

Часть квартир по договорам долевого участия уже принадлежали железнодорожникам. Разобравшись в ситуации, начальник Южно-Уральской железной дороги побеседовал с Уральским транспортным прокурором. Через считанные дни прокуратурой было вынесено представление конкурсному управляющему Фирмы «Промтехсистема» о нарушении законных прав и интересов собственника объекта недвижимости и участников долевого строительства, с требованием передачи дома законному владельцу. 

       ЗАО «Желдорипотека» привлекла другого генподрядчика и достроила дом, понеся существенные незапланированные расходы. Участники долевого строительства получили свои долгожданные квартиры. А что же с уголовным делом в отношении директора филиала фирмы-застройщика?

       Дело сшили явно белыми нитками, прокуратура подписала абсурдное обвинительное заключение и забросила все это в суд. Суд начинал судить строго, все-таки пред его лицо был явлен «крупный мошенник». Но по мере рассмотрения дела настрой стал меняться и, надо отметить, часто дело доходило уже до гомерического хохота судьи.

       В судебных слушаниях были установлены фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что сотрудники Фирмы «Промтехсистема» по предварительному сговору совершили растрату, то есть хищение вверенных им денежных средств в особо крупном размере, путем перечисления денежных средств по несуществующим сделкам на счета фиктивных предприятий. Стали очевидными многочисленные нарушения при ведении следствия, в том числе фальсификация доказательств самими сотрудниками милиции. Заказной характер дела «лез изо всех дыр».

       Следователь в сговоре с вышеназванными жуликами,  с участием милицейских экспертов, фальсифицировала содержание аудиозаписей (при этом еще и незаконно произведенных), это было доказано проведенной по делу повторной фоноскопической экспертизой. В суд были представлены искусственно созданные «доказательства» в виде документов, не имеющих к делу никакого отношения. «Свидетели» из сотрудников Фирмы «Промтехсистема», будучи допрошены в суде раздельно, дали противоречащие друг другу показания, назвали несуществующий адрес, где якобы передавали деньги, запутались в показаниях о том, кто конкретно и в каком количестве купюр эти деньги нес. Один из них лично подтвердил, что представленные в уголовное дело документы о назначении его директором Фирмы «Промтехсистема» являются подложными.

       Чтобы избежать риска оправдательного приговора, прокурорский представитель обвинения поспешил подать ходатайство о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Суд вынес соответствующее постановление о возвращении дела прокурору «в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены в суде».

       Далее все доходит до полного абсурда. Получив дело обратно в свое производство, следователь и не подумала  принять меры по привлечению к уголовной ответственности людей сознавшихся в том, что они вывели значительные средства из Фирмы «Профтехсистемы» и которые хотели истратить для подкупа. А в шестой раз передопросила вконец запутавшихся «свидетелей» об обстоятельствах передачи денег и они на это раз вспомнили все, так как это требовалось обвинению.

Вопреки закону свои предположения следователь вставила в обвинительное заключение в качестве доказанных фактов.

        В случае направления дела на повторное рассмотрение в суд, подобные «результаты» дополнительного расследования могут вызвать подозрение суда о фальсификации следователем доказательств.

       Давать еще какие-либо пояснения по явно «сшитому» делу, наверное, будет излишне. Может быть когда-нибудь, при «устранении допущенных нарушений закона»     справедливость все-таки восторжествует, и следователь будет вынужден, оправдываться в прокуратуре Вы это можете предположить? Я – нет.

       По логике дела, любой «бывший» может обвинить вас в том, что вы у него вчера украли миллион. Был этот миллион или нет, крали вы его или нет, выяснять следствие не будет. Подтянут доказательства, документик какой-нибудь подделают – и вот оно, уголовное дело. Кому и сколько за это «отслюнявить», «бывший» знает хорошо. А пока вы будете париться на нарах, вас из вашей квартиры выселят и ее продадут. Заманчивая перспектива?  Кто следующий?





Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA