Поиск

Осквернитель могил оказался шизофреником

12.10.2009 00:00
Автор: Галина БЕЛОВА
В Курчатовском районном суде рассмотрели дело вандала, который в прошлом году повредил 17 памятников и крестов на Успенском кладбище. Им оказался двадцатилетний шизофреник, «бомжевавший» на этом же кладбище.
Осквернитель могил оказался шизофреником

В Курчатовском районном суде рассмотрели дело вандала, который в прошлом году повредил 17 памятников и крестов на Успенском кладбище. Им оказался двадцатилетний шизофреник, «бомжевавший» на этом же кладбище.

Павел Пр-н – из неполной семьи, мать когда-то состояла в секте. Оставшись без попечения родителей, молодой человек стал жить на кладбище, питался тем, что оставляли родственники на могилках усопших. Очевидно, жизнь на улице негативно сказалась на его психическом здоровье.

С мая по июль 2008 года Павел вместе с одним или двумя пока неизвестными следствию соучастниками повредил 17 надмогильных сооружений. Памятники раскалывали, скидывали, деревянные кресты – сжигали, «чтобы согреться». Можно представить себе горе семей, пришедших помянуть близких и увидевших, что сразу две-три родных могилы осквернены.

Вдобавок к этому ночью 24 августа Пр-н разбил витрину магазина «Гиацинт», что на проспекте Победы, и похитил там продукты питания на сумму более тысячи рублей.

Как сообщили нашему сайту в прокуратуре Курчатовского района, первоначально преступник находился под подпиской о невыезде, но так как на заседания суда не являлся, в скором времени оказался под арестом. На слушании молодой вандал вел себя странно: был заторможенным, долго думал и отвечал невпопад, чесался. Потом признался, что слышит голоса.

Судом он был отправлен на экспертизу, которая установила, что подсудимый страдает шизофренией пубертатного периода, и в момент совершения преступлений не отдавал отчета своим поступкам. Сейчас он направлен на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа. Его «помощников» следствие до сих пор разыскивает.

Вандал, конечно, понес наказание, но родственники тех людей, чьи памятники оказались разбиты, от этого не легче: даже бесполезно требовать какой-то компенсации с сумасшедшего.