Е. Тефтелев: "Больше всего меня волнует уборка снега с крыш и козырьков, я дал поручение поработать над этим" (Челябинск Сегодня)
В. Мякуш: "С января в Челябинской области запускается шесть новых проектов по благоустройству городов" (Южноуральская панорама)
Общество
На портале госуслуг зарегистрировались около миллиона южноуральцев На портале госуслуг зарегистрировались около миллиона южноуральцев
За год количество южноуральцев, которые прошли регистрацию на портале госуслуг, увеличилось в 2,3 раза. Сейчас свой аккаунт на gosuslugi.ru имеют 988 тысяч 772 человека. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщили в пресс-службе министерства информационных технологий и связи Челябинской области.
Пенсионерам Южного Урала напомнили правила защиты от мошенников. Памятка. Пенсионерам Южного Урала напомнили правила защиты от мошенников. Памятка.
Пенсионеры являются самым распространенным объектом мошенничества. При этом, доверчивые пожилые люди часто отдают аферистам последние деньги, остаются сами без средств к существованию. Поэтому представители ГУ МВД Челябинской области, с которыми активно сотрудничает «ЧелябинскСегодня», составили памятку специально для пожилых южноуральцев и их родственников.
«Каменную поляну» в Карталинском районе официально разделили между компаниями «Каменную поляну» в Карталинском районе официально разделили между компаниями
Конфликт между тремя компаниями, ведущими разработку месторождения мрамора в Карталинском районе, закончился после вмешательства региональных властей. Об этом «ЧелябинскСегодня» 20 февраля сообщили в пресс-службе губернатора Челябинской области.
Платежи за капремонты будет выставлять «Челябэнергосбыт» Платежи за капремонты будет выставлять «Челябэнергосбыт»
Платежи за капитальные ремонты в Челябинской области с 1 апреля будет принимать «Челябэнергосбыт». Именно эта компания выиграла соответствующий конкурс, объявленный региональным оператором капремонтов. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщил гендиректор регоператора Вадим Борисов.

Челябинские колонии: что пыталось скрыть следствие?

11:30
14 Июня 2012 г.
Люди, как известно, делятся на две половины: тех, кто сидит в тюрьме, и тех, кто должен сидеть в тюрьме. Причем среди последних немало и тех, кто работает в системе исполнения наказания. Четыре года назад 31 мая 2008 года, в общем, то рядовая южноуральская исправительная колония №1 прогремела на всю страну. Здесь под Челябинском были до смерти забиты сразу четверо заключенных. Страшное происшествие скрыть не удалось.
Челябинские колонии: что пыталось скрыть следствие?

Люди, как известно, делятся на две половины: тех, кто сидит в тюрьме, и тех, кто должен сидеть в тюрьме. Причем среди последних немало и тех, кто работает в системе исполнения наказания.

Четыре года назад 31 мая 2008 года, в общем, то рядовая южноуральская исправительная колония №1 прогремела на всю страну. Здесь под Челябинском были до смерти забиты сразу четверо заключенных. Страшное происшествие скрыть не удалось. Так генерал Владимир Жидков, в то время еще начальник системы исполнения наказания по Челябинской области, и еще 17 его подчиненных в мае 2011 года оказались на скамье подсудимых по делу о массовом убийстве заключенных в «красной» колонии города Копейска.

 

Владимир Лукин как последняя надежда…

 

А 30 марта 2012 года уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин вместе с автором этой статьи, встретился и обстоятельно переговорил, у ворот все того же федерального бюджетного учреждения «Исправительная колония №1 ГУФСИН России по Челябинской области», с поджидавшей нас, матерью осужденного Владислава Ахметова.

На одном из интернет ресурсов в те дни даже появилась сенсационное сообщение о том, что эта женщина рассказала сопровождавшим российского омбудсмена журналистам «о сложившейся системе регулярных вымогательств денег у осужденных. К примеру, только для того, чтобы получить в колонии хорошую работу, зеку нужно «отстегнуть» до 150 тысяч рублей». Непокорных арестантов по ее словам жестоко били, а, возможно, – и это сейчас выясняется – даже убивали. И как было написано на одном известном информационном сайте: «Судя по реакции и.о. начальника областного ГУФСИН Олега Канашова и прокурора области Александра Войтовича (он сразу же пообещал подключить к делу ФСБ), на Южном Урале может вспыхнуть скандал, не менее резонансный, чем даже дело генерала Жидкова образца 2008 года».

Надо признать, что до этого громкого заявления все скандальные обстоятельства уже не первого чрезвычайного происшествия, в копейской колонии, успешно замалчивалось. Информация о том, что 25 мая 2010 года в «крытой больничке» ФБУ ЛПУ-3 ГУФСИН России по Челябинской области скончался осужденный Олег Булдашев, 1979 года рождения, поступивший туда накануне из ФБУ ИК-1 ГУФСИН России по Челябинской области с множественными телесными повреждениями, была на всякий случай признана неподлежащей разглашению. По данному факту опять же без ненужной руководителям силовых структур огласки в СМИ было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение вреда здоровью». По явно дежурной версии вполне устраивавшей руководителей колонии и копейских следователей Булдашева до смерти избили дневальные отряда №11 Владислав Ахметов и Александр Борин, и, конечно же, били его исключительно из вдруг возникшей «личной неприязни»…

            Только сестра Олега Булдашова с самого начала придерживалась иной версии. Якобы в первые же дни после того, как брат был этапирован в ИК-1, он позвонил ей 15 мая 2010 года и попросил оказать ему «гуманитарную помощь» -передать кому следует 40 тысяч рублей, для того, «чтобы его хорошо приняли в колонии». Через три дня Олег опять позвонил своей сестре все с того же городского номера, и сказал, что эти деньги людям нужны срочно, и что это очень важно…. Через неделю после последнего звонка ее брат был жестоко забит, в карантинном отряде ИК-1.

Прошло совсем немного времени. И Оксана (сестра Олега Булдашева) рассказала экспертам Фонда «В защиту прав заключенных» о том, что после того, как она начала активно участвовать в расследовании убийства своего брата и писать многочисленные обращения в различные инстанции о волоките в расследуемом уголовном деле, ей стали поступать анонимные звонки с угрозами. Говорят, что и отец погибшего Булдашова, ранее в резкой форме тоже отказался от выплаты денег этим «барыгам». Ну, были у него свои причины не уважать сотрудников пенитенциарной системы и правоохранительных органов. Недаром говорят, что если потрясти любого россиянина, так обязательно пять-шесть лет тюрьмы из него вытрясешь…

           

Хороших тюрем не бывает

 

В ходе предварительного следствия бывшие «активисты» Борин и Ахметов якобы рассказывали о существующей схеме вымогательства денег в ИК-1. Осужденный из числа прибывших в колонию и находившийся в карантине подвергался избиениям и другим физическим унижениям со стороны дневальных и старшины карантинного отряда, которым являлся Яхонтов. Делалось это, прежде всего для того, чтобы «сломать» волю осужденного. После этого раздавленному осужденному предлагалось за вполне определенную сумму «купить» спокойный режим содержания в колонии.

Уже в судебном заседании Владислав Ахметов поведает, что в первые же дни нахождения в карантине копейской колонии, как дневальный по отряду, осуществляющий контроль над осужденными на улице, во время строевой подготовки и прогулки он заметил, что «некоторым осужденным разрешено курить, не маршировать, и даже смотреть телевизор». Как он узнал в дальнейшем, эти осужденные исправно платили деньги, за то, что бы они могли на льготных условиях содержаться в карантинном отряде. При этом старшина отряда Яхонтов давал строгие распоряжения дневальным Борину и Ахметову, чтобы они заставляли маршировать других осужденных, которые не желают оказывать «гуманитарную помощь». Про Олега Булдашова старшина отряда Яхонтов якобы говорил Борину и Ахметову, что он клиент денежный, из чего ими был сделан однозначный вывод о том, что родственники Булдашова хорошо зарабатывают….

Подручному старшины отряда Ахметову в суде вторил свидетель-осужденный Абубакри: «Поведение Булдашова действительно было странным, он не делал то, что ему говорили «активисты». Не маршировал. А во время избиения Олега Булдашова присутствовал весь одиннадцатый отряд….».

Сопровождавший еле живого Олега Булдашова в медицинскую часть осужденный Дмитрий Змушко спросил потерпевшего, за что его так сильно избили. И Булдашов ему прямо ответил, что за «гуманитарку». На, что Змушко даже не удивился, так как с ним было то же самое…

Свидетель-осужденный Федосеев охарактеризовал «активистов» Борина и Ахметова как очень строгих помощников старшины отряда Яхонтова. Они постоянно заводили осужденных в помещение, водили в столовую и на проверку, заставляли их маршировать. Уточнив, что «они строго ко всему относились, нужно было четко маршировать, отвечать им на вопросы, все осужденные их боялись…».

Многие сидельцы утверждают, что именно с приходом в Челябинскую область генерала Владимира Жидкова в и без того «красных» колониях региона, сразу же началось явное ужесточение режима содержания, основанное на каких-то извращенных принципах армейских дисциплинарных частей. Например, многочасовые маршировки заключенных по плацу под барабан и флейту, да еще под исполняемые хором строевые песни, для каждого отряда в отдельности. Пытались, говорят даже ввести кирзачи и телаги. Одним словом приравнять быт заключенных к жизни самых затюканных солдат срочной службы. Вот и передвигайтесь, поэтому господа арестанты по локальной территории только солдатским строем. А если вам приходится идти отдельно, то обязательно бегом. Да и просто ходить в «красной» колонии узникам оказывается надо по самым жестким армейским правилам. Так нельзя, к примеру, просто подойти к двери наискосок. Только под прямым углом, держась при этом строго правой стороны. За этим тоже внимательно следили «активисты»…

«Красные зоны» Южного Урала – это лагеря, где администрация колоний правит с помощью «актива» из числа особо приближенных и покладистых осужденных. В такой зоне «активисты» имеют широкие полномочия, и им дозволяется вести себя весьма агрессивно. Поощряется слежка друг за другом, доносительство, мелочные придирки к поведению и одежде заключенных. Соответственно, рядовые осужденные, обоснованно не любят и боятся «активистов». Так как в их обязанность вменяется презираемое в колонии стукачество, а подчас и даже избиение себе подобных…. Зэки понимают, что если ты почему то не понравишься активисту, или просто не дашь ему щедрый «подгон» с передачи из дома, он запросто может написать на тебя самый нелепый рапорт. Но вполне достаточный для начальства, чтобы сгноить тебя в карцере…

 

Сколько хороших людей здесь исправили

 

Зэков прибывающих этапом в «красную колонию» традиционно ломают сразу же в карантине. Пока не напишешь собственноручное заявление о приеме в секцию дисциплины и порядка (СДИП) (в «черных воровских» зонах это в падлу), не вымоешь пол в туалете (в «правильных» колониях этим занимаются только «петухи») — в отряд не поднимешься. Но подломленному «красной зоной» арестанту надо еще выучить и годами петь колонистскую песню, строго соблюдать правила поведения. Научиться красиво и старательно, маршировать. Громко: хором и по одному приветствовать сотрудников учреждения…

В коллективных обращениях в прокуратуру, от осужденных отбывающих наказание в исправительных учреждениях Челябинской области (ИК – 1) писали: «В обязательном порядке нам в карантине выдается «косяк» - нарукавная повязка в виде широкой матерчатой полосы красного цвета, которую требуют немедленно повязать вокруг своей руки и снимать которую категорически запрещено. Причем в случае невыполнения данного приказа сотрудников осужденный подвергается жесточайшему избиению, повязыванию красной "повязки-ленты" насильно.

30 января 2012 года на территории все той же копейской колонии 13 осужденных «в связи с недовольством режимом содержания» в очередной уже раз нанесли себе бритвой порезы предплечий. Причем причинами совершения членовредительства ими уже не первый раз назывались: наличие в колонии «официально отмененной секции дисциплины и порядка (СДИП)» и «маршировка под песню»; кроме этого было зарегистрировано сообщение осужденного о вымогательстве денежных средств со стороны других осужденных.

Так один из «вскрывшихся протестантов» Евгений Морозов в ходе личной беседы с сотрудником аппарата уполномоченного по правам человека Челябинской области пояснил, что он даже собственно не против передвигаться строем по территории учреждения... Но он отказывается маршировать с песней, потому что данную маршировку контролируют сами осужденные, которым администрация передала часть своих полномочий (СДИП), и по своему желанию они теперь могут заставить их маршировать и петь песни по несколько раз подряд. Кроме этого Морозов подтвердил, что старшие дневальные отрядов открыто, вымогают деньги у осужденных…

В мае 2012 года председатель Общественной палаты Челябинской области Вячеслав Скворцов, Уполномоченный по правам человека Алексей Севастьянов, председатель региональной общественной наблюдательной комиссии Геннадий Ямщиков вновь посетили «нехорошую» исправительную колонию №1 в городе Копейске. И вновь осужденными были, озвучены жалобы на то, что их по-прежнему заставляют под угрозой водворения в штрафной изолятор маршировать армейским строевым шагом, и выполнять различные явно незаконные армейские команды. Что до сих пор в этой колонии не ликвидированы официально запрещенные секции дисциплины и порядка…

Подтверждая творящийся в «красных зонах» страны беспредел советник президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека Владимир Осечкин, признал в мае этого года, что руководство колоний до сих пор для контроля над ситуацией в своих учреждениях использует зэков. И, что во многом, именно поэтому все еще фиксируется такое большое количество случаев применения насилия в отношении осужденных. «Выстраивается иерархия среди заключенных, когда дисциплина в колониях зависит от смотрящих и завхозов», — такой неутешительный итог проводимой тюремной реформе озвучил советник президента россии.

В 2007 году эксперты фонда «В защиту прав заключенных» в Центральном доме журналистов в Москве провели Общественные слушания, посвященные проблеме незаконных секций «дисциплины и порядка» в колониях страны. Слушания проводили бывший заместитель Председателя Конституционного суда Тамара Морщакова; член Общественной палаты РФ Генри Резник; писатель Василий Аксенов (Русский Пен-центр); Председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева (Фонд «В защиту прав заключенных); Лев Пономарев (ООД «За права человека»); член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Мара Полякова.

Точка зрения экспертов была доложена руководству страны:

Тамара Морщакова: «Само название такой секции, даже независимо от того, какие функции она выполняет в конкретном учреждении… говорит о том, что она берёт на себя отчасти выполнение определённых обязанностей администрации, ведь именно администрация учреждения должна обеспечивать соблюдение дисциплины и порядка. И с точки зрения министерства юстиции, разве нет здесь прямого нарушения предписания закона, согласно которому «любым организациям осуждённых нельзя передавать функции администрации?..»

Мара Полякова: «Как юрист я считаю абсолютно недопустимым, чтобы заключенные своими средствами начинали наводить порядки в колониях… Тому, что рассказывали бывшие заключенные, у меня, как у юриста, нет оснований не доверять. Но даже если какие-то факты не подтвердятся, сама постановка дела абсолютно недопустима с точки зрения права, нельзя перекладывать должностные обязанности на заключенных…»

Генри Резник: «Если называются секции «дисциплины и порядка», то понятно, что люди, которые туда идут, будут выполнять функции надзирательские. Формы здесь не важны, это изначально порочная идея… Нужно обеспечить дополнительные усилия, а самое главное перестроить вот эту психологию, которая зарождает такие методы правления колонии внутри, в частности, извините, вербовку из заключенных людей, которые должны фактически обеспечивать дисциплину и порядок, выполняя функции администрации и за это получая определенные привилегии. Секции «дисциплины и правопорядка» – это не нормально!»

 

Нет правосудия без зрителей

 

 

После того, как следователь следственного отдела по городу Копейску СКП России по Челябинской области Петр Чикулин отказал в возбуждении уголовного дела по факту побоев и принуждения сотрудниками ИК-1 к самооговору осужденного Ахметова. Не стала должным образом отрабатываться версия о том, что Ахметов и Борин взяли на себя чужую вину. Так как «отдавать следствию других осужденных, которые занимались выбиванием денег для благоустройства колонии и других нужд было не выгодно, так как они могли рассказать следователю о махинациях, которые проходили в колонии №1 длительное время…».

 26 декабря 2011 года судья Копейского городского суда Сергей Муратов признал Владислава Ахметова и Александра Борина виновными в причинении Олегу Булдашову телесных повреждений повлекших смерть потерпевшего и приговорил их к длительным срокам содержания под стражей

Однако матери осужденных заявили Уполномоченному по правам человека в Челябинской области Алексею Севастьянову, что для дачи признательных показаний сотрудниками колонии к обоим была применена физическая сила. Сыновья первоначально признавали только причинение побоев Булдашеву. По их версии травмы не совместимые с жизнью последнему нанес осужденный Яхонтов, который являлся особо доверенным «активистом» старшиной отряда № 11, а Борин А.Е. и Ахметов В.Р. были всего лишь дневальными и непосредственно подчинялись ему. В то же время, администрация колонии, почему то явно сделала все возможное, чтобы Яхонтов не был привлечен к уголовной ответственности…

У подсудимых по предъявленному обвинению в суде были свидетели, подтверждающие, что к смерти Олега Булдашева напрямую действительно причастен старшина отряда Яхонтов. В частности свидетели видели, как Булдашев вышел из каптерки старшины избитым, в крови и через некоторое время ему стало плохо, однако суд первой инстанции не принял во внимание большую часть доказательств стороны защиты.

Подсудимые Борин А.Е., Ахметов В.Р. и их защитники обжаловали приговор Копейского городского суда в кассационном порядке в Челябинский областной суд.

Судьи судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда Андрей Аверкин, Евгений Росляков и Алексей Зуболомов 16 апреля 2012 года вынесли принципиальное кассационное определение об отмене приговора суда первой инстанции и направили скандальное уголовное дело в Копейский городской суд на новое судебное рассмотрение в ином составе со стадии предварительного слушания.

В кассационном определении судебной коллегии говорится: «Приговор суда должен быть законным и обоснованным. Эти положения УПК РФ судом первой инстанции не соблюдены,… а также судом допущены существенные нарушения уголовно – процессуального закона».

            Далее в кассационном определении судебной коллегии Челябинского областного суда уточняется, что судебное решение не может быть признано законным и обоснованным, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденных, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания, а также, если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и почему отверг другие…

Остается добавить, что данное уголовное дело, по мнению сотрудника аппарата Уполномоченного по правам человека по Челябинской области Юрия Шибанова: «напрямую касается защиты законных прав множества людей, находящихся в местах принудительного содержания. И Уполномоченный Алексей Севастьянов обязательно лично будет присутствовать на новом судебном заседании…».



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA