М. Лонщаков: "Мы считаем, что экологическое движение СтопГОК ни в коем случае не должно быть политическим" (Вечерний Челябинск)
Митрополит Никодим: "Необходимо привести в порядок сам строящийся кафедральный храм и прилегающую территорию" (МК-Урал)
Спорт
Завтра в Челябинске определят самого сильного школьника Завтра в Челябинске определят самого сильного школьника
Завтра, 20 мая, в Челябинске состоится финал проекта «Самый сильный школьник Челябинска». Поддержать маленьких спортсменов придут хоккеисты «Трактора».
Участникам «Зеленого марафона» в Челябинске предложат благотворительную шарлотку Участникам «Зеленого марафона» в Челябинске предложат благотворительную шарлотку
В Челябинске на следующей неделе пройдет «Зеленый марафон» Сбербанка. Это мероприятие в столице Южного Урала состоится в шестой раз, но впервые будет организован специальный зачет для людей с ограниченными физическими возможностями.
В Челябинске разгорелась конкурентная битва среди каратистов В Челябинске разгорелась конкурентная битва среди каратистов
Челябинская федерация каратэ попала в опалу регионального министерства по физической культуре и спорту. Свидетельством тому служит последнее событие: 13 мая с молчаливого попустительства минспорта было по сути сорвано важное соревнование в Челябинске — первенство Уральского федерального округа по каратэ среди юниоров. Об этом говорилось на очередной пресс-конференции, организованной медиа-холдингом «Гранада Пресс», сообщает «ЧелябинскСегодня».  
Борис Дубровский проконтролировал возведение ФОКа-долгостроя в Южноуральске Борис Дубровский проконтролировал возведение ФОКа-долгостроя в Южноуральске
В ходе визита в Южноуральск губернатор Челябинской области Борис Дубровский проверил, как идет возведение физкультурно-оздоровительного комплекса, в котором смогут заниматься до 100 тысяч человек. На завершение этого объекта-долгостроя направлено порядка 80 миллионов рублей.

Последний бой Алексея Исакова

15:22
10 Мая 2012 г.
Летом 2005 года отставной подполковник Алексей Исаков еле живым возвращался с боев из канадского города Квебека. И в комфортабельном Боинге он уже смог лететь только стоя. От ослепительной боли в позвоночнике не сиделось в кресле. Со всей силы вцепившись в поручень, закусив до крови губу, периодически терял сознание в очередной зоне турбулентности.
Последний бой Алексея Исакова

10 мая 2012 года Алексею Исакову исполнилось бы 49 лет…

Летом 2005 года отставной подполковник Алексей Исаков еле живым возвращался с боев из канадского города Квебека. И в комфортабельном Боинге он уже смог лететь только стоя. От ослепительной боли в позвоночнике не сиделось в кресле. Со всей силы вцепившись в поручень, закусив до крови губу, периодически терял сознание в очередной зоне турбулентности. Озабоченные стюардессы посматривали на странного пассажира с нескрываемым испугом. А он все время мучительно размышлял о причинах своего первого в жизни поражения. Поединки на XI Всемирных играх полицейских и пожарных в Квебеке совершенно неожиданно оказались для него самыми тяжелыми. И свой главный, заключительный бой турнира он, конечно же, просто не мог выиграть. Многочасовое стояние под горячим душем накануне этого поединка уже совершенно не снимало мучительной боли. И даже просто передвигаться по паркетному полу в спортивном зале ему приходилось буквально на пределе человеческих сил. И тренированное тело в том бою впервые отказалось подчиняться воле сверхчеловека…

Самурай как яшма разбивается вдребезги

            Ночью, прилетев в Челябинск, Алексей сразу же позвонил свой маме Клавдии Николаевне и попросил ее вызвать ему скорую помощь. В больнице трубопрокатного завода самостоятельно передвигаться он уже не мог. Через два дня пациента Исакова перевели в отделение нейрохирургии ГБСМП. И там уже матери прямо объявили жуткий приговор: «Все финал. Онкозаболевание. Саркома. Поражение лимфоузлов. Отсюда он не выйдет». Заболевание развивалось стремительно. Есть он, уже не мог. И через несколько дней Алексея Исакова перевели в палату для умирающих…

            В детстве Алексей Исаков был настоящим слабаком, доходягой. 28 раз тяжело переболел пневмонией. Несмотря на все старания его мамы, буквально не выходил из больницы. Диагноз: «Бронхиальная астма» окончательно перечеркнул главную мечту его детства стать военным летчиком истребителем. При этом надо объективно признать, что ребенком Алеша был, конечно же, действительно незаурядным. Сказывались гены матери – литератора, заслуженной учительницы России и разносторонне образованного отца – математика и кадрового офицера, выпускника лучшей академии страны имени Фрунзе. Уже в раннем возрасте Алеша Исаков просто поражал окружающих своей удивительной организованностью и способностью к концентрации. Даже нянька как-то раз откровенно в сердцах призналась, что ей просто неловко, оказывается, получать свою зарплату. Так как Алексис все делает сам, ему даже напоминать о его обязанностях не приходится.

Клавдия Николаевна, тайно ревновавшая, и не разделявшая фанатическую страсть сына к точным наукам была просто поражена, когда как-то раз увидела, как взрослые вполне приличные солидные мужчины авиамоделисты подчеркнуто уважительно здороваются за руку с ее Алексеем. Мальчишкой школьником – победителем городских и областных соревнований по воздушному бою. Стараниями родителей, будущий чемпион мира по каратэ и рукопашному бою рос и развивался разносторонне. Танцевал в ансамбле, писал стихи, зачитывался русской классической литературой, вполне прилично учился в физико-математической школе, тайно любил «запрещенных» ему врачами кошек и собак, подглядывая за работающим отцом, как мог, довольно точно перерисовывал карты Генштаба….

Час спецназа

            Чтобы сыну успешно пройти медицинскую комиссию в военкомате полковнику Александру Исакову пришлось изрядно похлопотать. Еще бы ведь Алексей скрепя сердце согласился, как и отец поступать в славное Саратовское высшее военное командное Краснознаменное училище имени Феликса Дзержинского МВД СССР. Четыре года в училище курсовым командиром Алексея Исакова был большой умница, истинный интеллигент майор Анатолий Романов, тогда еще не ставший трагически знаменитым. Тот самый Романов, будущий генерал, герой Чечни, умелый переговорщик, тяжело контуженный шестого октября 1966 года в Грозном, взрывом фугаса на площади Минутка. Четыре года непрерывной изматывающей работы над собой. Не хватало дня, и поэтому Алексей Исаков каждую ночь часа по два обязательно дополнительно занимался физо. Самая усредненная норма курсанта тогда составляло 30-40 подтягиваний на турнике. В личное время два отличных борца самбиста из родного учебного взвода с удовольствием валяли по ковру настырного новичка, пока постепенно Исаков сам не начал побеждать мастеров.

Раньше о подразделениях специальной разведки вообще ничего не было известно населению, и даже простое разглашение слова «спецназ» грозило виновному трибуналом. Но, только слегка приоткрыв в училище занавеску секретности, и узнав в самом первом приближении о работе спецподразделений, Алексей Исаков на всю жизнь заболел спецназом.

            Наверное, поэтому мудрый майор Романов и доверил уже ставшему слегка рэмбообразным курсанту Алексею Исакову ответственную войсковую стажировку именно во взводе специального назначения оперативного полка внутренних воск. Целый месяц непрерывных учений! Кто там не был, не знает, что спецназ и на войне и на маневрах постоянно вне закона. Они – «серые волки», и на них постоянно идет охота. Их разыскивают всеми возможными способами, загоняют в засады, обкладывают, травят. Но и они все эти дни рвутся к своей заветной цели. Растворяются в лесах, просачиваются через кордоны, охотятся на охотников и при этом все время неуклонно приближаются к главному пункту рейда – объекту противника. Таковы суровые условия учений. И поблажек никому не будет. Спецназ не знает жалости, но и пощады тоже никогда не просит. Синяки будут настоящими, и бушлаты до самого последнего часа вряд ли просохнут от горького пота. И первое сразу же матерое по меркам спецназа поощрение. Курсант Алексей Исаков пресек групповой побег осужденных в колонии усиленного режима, пытавшихся растолканным вручную вагоном выбить металлические ворота.

            После отличного завершения учебы – служба в войсках. С 1984 по 1986 год – Донецкая бригада внутренних войск. Еще одна кузница элитных командиров. Комбат Олег Новицкий – земляк Челябинец, лучший комбат бригады. Комбриг Хаким Шогенов – службист до мозга костей. В бригаде абсолютно запрещен алкоголь. Дисциплина жесточайшая. Лейтенант Исаков в течение года становится лучшим замполитом роты в бригаде. Добивается того, что лучше всех выполняет любое упражнение, любой комплекс. На соревнованиях из боевого пистолета с подбежкой стреляет сразу же под мастера спорта СССР. Именно его взвод предотвращает уникальный в мировой практике побег, когда заключенные сумели за несколько лет вырыть из санчасти колонии строгого режима 44-х метровый подкоп…

            Пройдут годы, и первый командир Исакова Шогенов станет генералом, министром внутренних дел Кабардино-Балкарии. Республика в самом центре взрывоопасного Закавказья будет образцом стабильности и правопорядка. Генерал сумеет собрать лучших офицеров МВД, с которыми прослужил не один год. Республиканские спецназ и ОМОН надежно оградят мирное население от воинственных набегов из Чечни. Прибывший в 1998 году в Нальчик Алексей Исаков стал свидетелем того, как из республики по команде первого милиционера Кабарды выслали местного жителя, уличенного… в употреблении наркотиков.

            С 1986 года Исаков – командир роты челябинского батальона милиции внутренних войск. Естественно, что у такого командира рота вскоре становится лучшей в войсках Уральского округа внутренних войск. Молодой командир просто беспощаден к себе и подчиненным. Специальные моторизованные части милиции – войсковой резерв МВД страны. А в том, что с началом перестройки работы им прибавится, сомневаться уже не приходилось…

Пожарная команда МВД

            Чаша с ошибками незаметно перевесила чашу с удачами. В некогда великой державе начались распад и разложение. Первыми полыхнули национальные окраины. 16-17 декабря 1986 года в столице Казахстана Алма-Ате вспыхнули массовые антицентристские волнения, поводом для которых послужило освобождение от должности первого секретаря ЦК Казахской компартии Динмухмаеда Кунаева и назначение на республиканскую должность Геннадия Колбина. На центральной площади имени Брежнева трое суток шел митинг. Толпа в восемь тысяч человек требовала суверенитета Казахстана и членства в ООН. Попутно нападали на милицию, жгли автомашины, били витрины магазинов. Национальные беспорядки тогда потрясли весь Союз. Ведь в феврале 1986 года в новой программе КПСС принятой на 27 съезде партии, уверенно и недвусмысленно заявлялось: «Национальный вопрос, оставшийся от прошлого, в Советском Союзе успешно решен».

            Во внутренних войсках немедленно была объявлена тревога. События в Алма-Ате нарастали стремительно: нападение на здание ЦК КПК, в стычках с силами МВД и курсантами-пограничниками есть раненные и убитые с обеих сторон. В солдат местного полка ВВ летели заостренные металлические прутья. Через щиты их кололи ножами, привязанными к длинным шестам. В жилом секторе досталось русским и помогавшим им казахам. Окна машин закрывали солдатскими одеялами.

            Челябинский батальон должен был вылететь в столицу Казахстана первым в стране, но подвела военная авиация. Двое суток ждали вылета, сидя на мешках. Военно-транспортными «Илами» прилетели в притихший город. Трое суток стояли в оцеплении первой линии на центральной площади. К тому времени местный госпиталь уже был под завязку заполнен покалеченными сотрудниками местной милиции и полка ВВ. Но и райотделы уже заполнили изъятые из толпы погромщиков: одурманенные наркоманы, экстремисты и… коммунисты. Дело в том, что агитацией и подстрекательством особенно активно занимались работники местных партийных и комсомольских органов. Назначение на должность русского вызвало у них особенно сильный взрыв национальной гордости: «чем мы хуже русских?».

            Опыта борьбы с массовыми беспорядками тогда в стране не было. Когда дали команду для начала операции по вытеснению толпы с площади, не подготовили группы по изъятию зачинщиков и их последующей фильтрации. В результате в течение нескольких часов шла ожесточенная борьба. Бойцы сводного отряда МВД СССР теснили беснующуюся толпу, а когда результат был, почти достигнут, повстанцы просто начали отступать в жилой сектор, заполняя подъезды ближайших многоэтажек. Выключив свет, пережидали и нападали на солдат с тыла. Вторая и третья волна экстремистов отличались особой агрессивностью. Их контратаковали бойцы спецподразделений. Оружие против толпы тогда еще не применялось. Работали только щитами и резиновыми палками. Все это немного напоминало приключенческие фильмы про спартанцев. Выучка у челябинцев действительно была высочайшая, и только поэтому обошлось без жертв. Многочисленные синяки, ушибы и легкие колотые ранения никто не считал. Последующие дни рота Алексея Исакова оставалась на передовой. Патрулировали центр города, зачищали самые неблагополучные кварталы. Население в большинстве своем относилось к нашим солдатам достаточно благосклонно, понимая, что национальную гордость молодежи подстрекатели превратили в разменную карту для затаившихся на время национальных феодалов. И казахи и русские одинаково сожалели, что прекрасный мирный город обагрила кровь. По странному стечению обстоятельств после этих событий площадь Брежнева в Алма-Ате переименовали в площадь Мира.

Задача спецназу – отвлечь погромщиков на себя

            27 августа 1988 года по Бакинскому радио было передано сообщение прокурора республики о том, что в карабахском городе Агдам «хулиганствующими элементами» были убиты двое азербайджанских юношей. Тотчас, как по команде в пригороде Баку – промышленном Сумгаите начались армянские погромы. Было очевидно, что резня тщательно планировалась. Активисты азербайджанских националистических группировок собрали в ЖЭКах списки армянских семей. Подтянулись промусульманские боевики не только со всего Закавказья, но и из Ирана, Пакистана… Погромщики атаковали «по-волчьи» - набегами на места компактного проживания армян. Действовали группами по 200-300 человек. Убивали, насиловали женщин и детей, выжигали целые кварталы.

Челябинский милицейский батальон в те дни находился в Ереване, выполнял очередную задачу министра МВД по охране общественного порядка. Национал-экстремисты из комитета «Карабах» грозили органам власти немедленно приступить к активным действиям. Ереван, похоже, тогда впервые увидел солдат, которые не берут взятки при осуществлении ими комендантского часа, и выполняют приказ своих командиров, не взирая на лица. По получении приказа практически немедленно два неполных батальона – челябинский и уфимский военно-транспортной авиацией были переброшены в аэропорт Насосный под Сумгаитом. В город вела узкая ленточка шоссе, окруженная огромными нефтяными лужами. Экстремисты, просто не успевшие перекрыть силам первого броска дорогу в Сумгаит, следом за их прохождением немедленно заблокировали эту трассу, выгнав на дорогу местных жителей и стянув множество автобусов и грузовиков.

В пять часов утра около двух сотен уральских милиционеров-спецназовцев вошли в разгромленный город. В это же время из Сумгаита выходил походной колонной Бакинский полк внутренних войск. Силами Бакинского гарнизона и курсантов-моряков власти не сумели погасить волнения, а только завели многотысячную толпу.

По прибытии в Сумгаит заместитель командующего внутренними войсками СССР велел всем командированным в горячую точку офицерами сдать их табельные «макаровы» и лично проверил, насколько надежно их закрыли в сейфы. После чего обратился к бойцам с краткой напутственной речью. Суть ее заключалась в следующем: « Ребята на вас последняя надежда… Город в трупах и крови… Их действительно слишком много… Вы должны отвлечь на себя экстремистов…».

Приказ ни шагу назад

В семь часов утра сводный челябинско-уфимский отряд жидкой цепочкой блокировал привокзальную площадь, где митинговали полторы тысячи сторонников азербайджанского народного фронта. Начальник штаба уфимского батальона вышел к толпе для переговоров. Но в ответ ему мгновенно проломили голову кирпичом. (Офицер после полученной травмы выжил, но долго лечился, а вскоре уволился со службы). Только после этого бойцы взводов спецназначения немедленно приступили к активному изъятию зачинщиков из толпы. С правого фланга в толпу вклинилась группа захвата уфимцев, а слева – группа капитана Исакова. В течение 40 минут всего двадцать бойцов спецназа рассеяли толпу и изъяли из нее нескольких авторитетов. Попытавшиеся противодействовать им боевики, вооруженные ножами, прутьями арматуры и топорами были попросту нокаутированы и плавали в привокзальном фонтане. Не ожидавшие такой дерзости и жесткости экстремисты дрогнули и отошли. Но уже к десяти часам около пяти тысяч озверевших фанатиков атаковали милицейскую цепочку уже и с фронта и с тыла. В первые же минуты рукопашного боя были переломаны все резиновые палки, не предназначенные для подобных сражений. Бойцов сначала потеснили, а затем и плотно окружили. В солдат полетели бутылки с зажигательной смесью. Пламя с горящих бойцов, не прекращая боя, сбивали шинелями. Для постоянно пребывающих на площадь погромщиков на грузовиках подвези заранее заготовленную арматуру. Четыре бронетранспортера, пытавшихся прорваться на подмогу, сожгли на подступах к вокзалу. Толпа зверела на глазах. В оборонявшихся солдат летели витринные стела, камни. Палки, металлические прутья…

Погромщики стремились разбить строй, выдернуть хоть кого-нибудь из милиционеров. Первым не повезло прапорщику уфимцу. Его смогли затянуть в толпу и на глазах товарищей начали методично забивать палками. Только после второй атаки силами взвода спецназа Алексей Исаков сумел вырвать из плотного кольца окровавленного, всего в пене, с пробитой в нескольких местах головой парня. Рядом толпа вырвала из созданной щитами «черепахи» еще двух солдат-срочников. Вмиг над головами взлетели их каски, сорванные бронежилеты… В ревущей толпе хрустели поверженные тела. Стальные каски, пытавшихся их спасти товарищей покрылись вмятинами. Заостренные арматурины легко пробивали облегченные бронежилеты. Экстремисты предусмотрительно заблокировали все подъезды к площади. С крыш в солдат неприцельно стреляли из обрезов и дробовиков. Связи не было. Сопровождавший отряд офицер-особист непонятно как сумел откуда-то позвонить и сообщить в Баку, что части погибают. Во второй половине дня на площадь сумели пробиться еще около 80 подмосковных артиллеристов, без снаряжения, но с каким-то количеством оружия. Пришлось прикрывать и их. Парней могли просто разорвать…

К концу дня на площади толпа превышала уже 10 тысяч человек. Откуда-то ведрами начали приносить бензин, чтобы с крыши подпалить «горбачевских ублюдков». Ситуация была настолько трагичной, что оставалось только прощаться друг с другом. Но тут из толпы вперед пробился щуплый старик-аксакал и призвал всех прекратить драку. . Спустя двенадцать часов начались переговоры. Седобородый миротворец выяснял у израненных милиционеров, кто они, зачем пришли. В роте капитана Исакова из 70 бойцов могли стоять всего 18. В обстановку шаткого равновесия на площадь прорвался БТР из Баку для сбора и эвакуации тяжелораненых. Наспех заткнув бинтами кровоточащие рваные раны, ребят безжалостно утрамбовывали в отсек рассчитанный всего на 12 человек. Но тут из толпы вышел парень – как выяснилось в дальнейшем, бывший комсомольский работник Сумгаита – и предложил немедленно сжечь и бронетранспортер и раненных. Ситуация накалилась мгновенно. Тогда Алексею Исакову и еще троим спецназовцам, пришлось переключить всю ненависть толпы на себя. Отвлекая наиболее агрессивных подальше от «кареты скорой помощи» вновь сшиблись врукопашную с двумя десятками парней, вооруженных металлическими прутьями. Бойцам – зачинщикам стычки досталось очень сильно. Но тем временем БТР смог все-таки вырваться с запруженной площади. На южный город стремительно упала ночь. К тому времени выдохлись все. И когда на броне подоспели свежие «Альфа» (спецназ ФСБ СССР) и «Витязь» (головной спецназ ВВ из дивизии Дзержинского), толпа рассосалась вмиг. Затем долго еще собирали раненных и изувеченных бойцов. Когда их свезли в центральный ДК Сумгаита, военные медики ужаснулись – уцелевших просто не было. Тогда еще такое количество перебитых, окровавленных и забинтованных 18-20-летних парней было еще делом непривычным. Выжившие в Сумгаите ребята еще с полгода стабильно страдали от кошмарных сновидений по ночам. Многие офицеры уволились из МВД. Но все это было потом, на утро следующего дня все способные ходить вышли патрулировать город, вылавливали бандитов. Иностранных наемников, Пришлось поработать и с зачинщиками беспорядков. Из четырех доведенных до суда уголовных дел в Сумгаите два были возбуждены по материалам челябинских милиционеров. Когда через месяц челябинцы улетали из уже «мирного города» туда ввели десантников и бронетехнику. Но это уже был «рисунок». Пройдет несколько лет и чемпион мира и Европы по каратэ среди полицейских Алексей Исаков признается, что после Сумгаита ему бояться уже нечего.

Знающие люди верно говорят, что всем спецназовцам в России надо выдавать ордена. Офицеры спецназа – специалисты высшей категории, а бойцы не отлынивают от занятий, но учатся воевать с полной отдачей физических и моральных сил. Они понимают, что в любую минуту их могут поднять по тревоге и бросить в самое пекло. Туда, где надо защищать интересы России, вне зависимости от того, кто ею сегодня управляет. Спецназ внутренних войск МВД в мирное время охраняет общественный порядок и обезвреживает наиболее опасных преступников. В военное время он должен выполнять все остальные задачи. Только никто не знает, какое оно на самом деле было все минувшие годы….Челябинский милицейский батальон многие годы просто не вылезал из горячих точек.

Неизвестные страницы из жизни челябинского спецназа

1989 год. Ереван. Задача – охранять ЦК Компартии Армении от своего же народа. Митинги на проспекте Баграмяна проходили круглосуточно. Собиралось до полумиллиона человек. Обстановка в целом была достаточно спокойная, но толпа могла взорваться в любую минуту. Капитан Алексей Исаков с наиболее подготовленными бойцами работал – в толпе, «на слух». Время от времени какой-нибудь обкурившийся провокатор шел в лобовую атаку на цепочку челябинских бойцов, и многотысячная толпа замирала в ожидании. Весь резерв – это один десантно-штурмовой батальон ВДВ. Задача всем в критической ситуации продержаться хотя бы час.

Январь 1990 года. Баку. Многотысячный митинг перед ЦК Компартии Азербайджана по отработанному сценарию переходит в армянские погромы. Прекрасный многонациональный город в огне, ночное небо в трассерах. Бакинская милиция на всякий случай самоустраняется от защиты населения, скорая помощь не выезжает в армянские кварталы. Вооруженная толпа несколько дней штурмует салянские казармы с огромным арсеналом. 11 января челябинский батальон одним из первых бросают в Баку. Первая боевая задача – охрана армянского квартала в центре города. Трупы армян и русских грузовиками отвозят в переполненные морги. Кровь из дверей больниц льется рекой. Среди убитых особенно много стариков, не сумевших вырваться из рук погромщиков. Многих из них просто выбрасывали из окон верхних этажей. Сверху на них для надежности сбрасывали еще что-нибудь потяжелее.

От увидено спецназовцы поголовно рвутся в бой, их почти невозможно удержать…. Через двое суток ставится новая задача – перекрыть дороги к Баку. На одном из КПП челябинцы сумели поймать самого председателя народного фронта Азербайджана. Его тут же этапируют в Москву. После диверсии на энергоблоке Бакинского телевидения  - совместная работа со старыми знакомыми из «Альфы». Выясняется, что взорвали себя сами телевизионщики по заданию националистического руководства.  Пришлось создавать фильтрационный пункт для работы с задержанными. Комендантом его назначили капитана Исакова. Задержанных везли со всех концов республики. Как-то десантники доставили из Ленкорани  44-отпетых головореза, штурмовавших в городе важнейшие объекты. У боевиков в большом количестве изымалась валюта - афгани и тумани. Позже выяснилось, что все они прошли спецподготовку в Пакистане, у многих еще и солидный боевой опыт. Старшего моджахедина, убившего в бою офицера-десантника, разведчики ВДВ до фильтра не довезли. Якобы он совершенно случайно выпал из вертолета.

Пока рота Алексея Исакова пресекала насилие в Баку, вторая рота челябинского батальона была спешно переброшена в Душанбе, где разгоралась очередная междоусобица не поделивших власть феодалов. Челябинцы в Таджикистане сумели вывезти из-под обстрела перепуганного итальянского актера, снимавшегося в тех местах в фильме «Афганский излом».

Челябинский батальон буквально не вылезал из десантного Ила. Фергана. Узбеки – сунниты громят месхетинцев-шиитов, высланных когда-то «усатым вождем» из Месхетии. Куда опять же насильно на их место заселили грузин из других районов республики.  В первые же дни погромов уже сотни убитых.  Режут целыми семьями. На подлете к Фергане, при заходе на глиссаду, жуткая картина: весь город в огне, на дорогах толпы людей, движущиеся горящие машины….

В поселке Алта-Арык первое нападение на наш батальон. На следующий день погромщики на «КамАзе» сумели захватить в плен двух солдат срочной службы. Пришлось ротному Алексею Исакову принимать непростое решение, идти на переговоры и добровольно сдаваться в плен в обмен на свободу своих бойцов. В первый день обкуренные, небритые сорокалетние мужики, у которых, похоже, в крови были не только руки, но и мозги, постоянно порывались пристрелить «собаку инородца». На второй день, немного успокоившись, хотели просто вырезать «красному» звездочку на груди. Затем, оценив невозмутимое спокойствие офицера, отпустили его с миром, но сами тут же угодили в засаду к спецназовцам Сергея Лысюка из «Витязя». Прорвавшись с боем, боевики еще долго сайгачили по пустыне, а за ними на «вертушках» гонялись группы специального назначения. Именно тогда по личной команде самого Николая Рыжкова челябинцы взяли под охрану еврейский поселок в Маргелане, жителей Намангана…

Затем был Спитак и борьба с мародерами, слетевшимися на развалины жилых домов…

С мая по сентябрь 1991 года – Нагорный Карабах. Челябинцы тогда оседлали самое опасное направление – «дорогу жизни» из азербайджанского Агдама в армянский Степанокерт. Тогда уже начались многочасовые ежедневные обстрелы наших позиций. И уже привычные: убийства, провокации, похищения людей. При этом челябинские спецназовцы ни на один день не прекращали свою боевую и физическую подготовку. Лучшие из лучших добивались права ношения «крапового берета» знака отличия в спецназе внутренних войск, символа окропления кровью…

Лучший в мире боец

Прав был Эрнест Хемингуэй сказавший как-то, что спорт учит честно выигрывать, учит с достоинством проигрывать и учит в итоге всему: учит жизни. Подполковник Алексей Исаков без отрыва от службы по зову своей души закончил с отличием челябинскую Академию физической культуры. Многие годы готовил уникальную кандидатскую диссертацию по новейшей методике подготовки спортсменов своего профиля. Уверенно выполнил нормативы мастера спорта по каратэ и мастера спорта по рукопашному бою. Неоднократно участвовал в мировых и европейских соревнованиях по контактному карате и рукопашному бою, занимал призовые места, на международных первенствах, в итоге завоевал более 20 медалей и кубков.

С 1991 года Алексей Исаков - рекордсмен страны по технике рукопашного боя. Победитель первого в России чемпионата страны по рукопашному бою, посвященного памяти героев-пограничников в Голицино. Чемпион Олимпийских игр среди полицейских по каратэ 1995 г. (г. Мельбурн, Австралия), Чемпион Европы среди полицейских по каратэ 1995 г. (Богемия). В 1996 году Алексей завоевал серебряную награду в канадском городе Гамильтоне на чемпионате мира по каратэ, где три дня с раннего утра и до часу ночи лучшие представители 60 стран мира выясняли, кто из них самый-самый. В финальном бою с итальянцем Исаков уверенно выигрывал по очкам. Однако неожиданно для многих решением главного судьи из Италии победа была присуждена явно проигравшему спортсмену. В этом же году на Кубке мира по каратэ в Москве наш земляк, выступая по просьбе руководства сборной страны в более тяжелой весовой категории, вновь стал вторым, проиграв чемпиону всего одно очко. Все в том же 1996 году в Чехии на европейском первенстве Алексей Исаков завоевал две бронзовые медали. В своей весовой категории и в абсолютном зачете. Мало кто тогда знал, что настырный челябинец дерется с соперниками одной левой. С переломанной правой руки гипс сняли буквально за три дня до соревнований. На чемпионате мира в Шотландии у Алексея Исакова второе командное и четвертое место в личном зачете. Братислава - третье место на международном турнире среди полицейских. 1997 год, Канада, Калгари - вновь почетная бронза на Всемирных играх полицейских. В этом же году Исаков стал призером и на чемпионате страны по рукопашному бою. Только спортсмен высочайшего уровня мог победить на подобном первенстве, имея еще незажившие переломы ребер...

Июль 1999 года. Алексей Исаков завоевывает очередную бронзовую медаль на престижнейших Всемирных играх полицейских в Стокгольме. Во время соревнований к нему обратился с просьбой тренер сборной Англии Томми Морис: “Алекс, помоги, пожалуйста. Надо выступить в командном первенстве. У нас не хватает одного спортсмена”. И Исаков защищает спортивную честь английских полицейских. Его бой со 120-килограммовым шведом продолжался менее минуты. Три победы подряд, три “иппона”. Шесть очков в зачет команды Скотланд-Ярда. К сожалению, ни один из четырех “Томми” не сумел победить, и команда Англии выбыла из дальнейшей борьбы.

С 2006 года в Челябинске ежегодно по инициативе его друзей проводится первенство Уральского федерального округа по каратэ, посвященное памяти Алексея Александровича Исакова. На вопрос о том, кто такой Алексей Исаков молодые спортсмены сегодня не задумываясь, отвечают: «Звезда Российского спорта»…



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Тренировался у него 1994 потом служба 7438 прости тренер
Ответить
Оставить комментарий
CAPTCHA