Павел Шиляев: «Экотранспорт станет приоритетом для Челябинской области» («Южноуральская панорама»)
Дмитрий Микулик: «Ям стало меньше, но оставшиеся ругают еще больше» («Губерния»)
Общество
В Челябинске сегодня открылась выставка «АгроПродЭкспо. Урожай» В Челябинске сегодня открылась выставка «АгроПродЭкспо. Урожай»
С 20 по 23 октября в ледовой арене «Трактор» пройдет традиционная осенняя сельскохозяйственная выставка «АгроПродЭкспо. Урожай»
На выходные закроют движение транспорта по улице в центре Челябинска На выходные закроют движение транспорта по улице в центре Челябинска
В эти выходные дорожники будут ремонтировать трамвайные и железнодорожные пути на двух участках в Челябинске. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщили в пресс-службе городской администрации.
На озере Кисегач прошел слет ветеранов «Уральской кузницы» На озере Кисегач прошел слет ветеранов «Уральской кузницы»
На базе отдыха «Металлург», расположенной на берегу озера Кисегач, состоялся традиционный осенний слет ветеранов «Уральской кузницы», сообщает «ЧелябинскСегодня».
В горнозаводской зоне Южного Урала открыли первый Центр ипотечного кредитования Сбербанка В горнозаводской зоне Южного Урала открыли первый Центр ипотечного кредитования Сбербанка
Теперь услуги по жилищным программам стали более доступны для жителей городов горнозаводской зоны, так как в Миассе открылся Центр ипотечного кредитования Сбербанка.

Ветераны особого назначения

13:47
23 Апреля 2012 г.
В ГУВД Челябинской области многие годы сохранялась прекрасная традиция собирать по праздникам старых милиционеров - ветеранов фронтовиков. Для них накрывался нехитрый армейский стол: гречневая каша, да простенький гуляш. Удивительно бодрые, не по годам крепкие и ясноглазые старики в парадных мундирах при боевых орденах и медалях важно попивали с нами водку, вспоминали былое, но с еще большим интересом они, конечно же, слушали рассказы действующих сотрудников милиции о важнейших событиях в стране и в «конторе».
Ветераны особого назначения

В ГУВД Челябинской области многие годы сохранялась прекрасная традиция собирать по праздникам старых милиционеров - ветеранов фронтовиков. Для них накрывался нехитрый армейский стол: гречневая каша, да простенький гуляш. Удивительно бодрые, не по годам крепкие и ясноглазые старики в парадных мундирах при боевых орденах и медалях важно попивали с нами водку, вспоминали былое, но с еще большим интересом они, конечно же, слушали рассказы действующих сотрудников милиции о важнейших событиях в стране и в «конторе». Эти встречи произвели действительно неизгладимое впечатление и не на меня одного. Казалось, что это были люди особого сорта, способные выполнить любую даже самую немыслимую задачу. Они, то ли шутили, то ли говорили серьезно: «Если была бы команда, мы бы освободили и Вашингтон». И громко чокались гранеными стаканами под тост: «За красный флаг над Белым домом».

Полковник внутренней службы в отставке Василий Арсеньевич Дуденков на войну как бы и не попал. На фронте воевали его отец и старший брат. После средней школы он совсем недолго проработал инструктором райкома комсомола, и в феврале 1949 года был призван во внутренние войска Министерства государственной безопасности. И там был распределен в 24 оперативный полк МГБ. Где уже после войны… и навоевался досыта. При ликвидации крупной опорной базы «лесных братьев» взрывом гранаты в «схроне» был тяжело контужен. Вооруженные националисты в плен тогда живыми не сдавались. Дрались отчаянно. Отстреливались до последнего патрона.

Внутренние войска в этот период, как составная часть МГБ СССР и его вооруженная сила (в июне 1946 г. органы контрразведки "Смерш" из армии и флота были переданы в МГБ), обеспечивали важнейшие мероприятия органов советской разведки по ликвидации националистического сопротивления. Участвовали в чекистско-войсковых операциях, проводимых управлением государственной безопасности "2-Н" (борьба с националистическим подпольем). Ими активно использовался против прибалтийских повстанцев и недобитых гитлеровцев Восточной Пруссии и опыт белорусских партизан по разложению противника изнутри агентурными методами.

В соответствии с этими задачами к 1950-1951 г.г. 26 полков внутренних войск МГБ СССР дислоцировались в Западных областях Украины Белоруссии и в Прибалтийских республиках.

Сегодня в прибалтийских государствах судят бывших офицеров НКВД и советских партизан, в открытую проводятся сборища ветеранов легионов СС, а мечтающие о вступлении в НАТО местные политики выдвигают претензии к России о возмещении убытков за «оккупацию». И что же делать нам? Если не знать исторической правды, то остается лишь утирать плевки, каяться и посыпать головы пеплом. Если конечно не помнить о том, что за время с 1944 по 1953 годы бандами прибалтийского националистического подполья было убито 12 910 человек из числа партийно-советского актива и трудящихся, лояльно относившихся к советской власти. В расстрельные списки «лесных братьев» входили милиционеры, партийные и хозяйственные работники, врачи, учителя, колхозники и их семьи.

Полковник внутренней службы в отставке Валентин Петрович Карабанов был призван на военную службу в сентябре 1950 года. Служил в войсках МГБ СССР. Специальную подготовку проходил в учебном пункте в Калининграде. Особое внимание уделялось огневой подготовке и рукопашному бою, потому, что команду готовили для участия в боевых действиях на территории Литвы. По окончании учебы Валентин Петрович был направлен в город Клайпеду Литовской ССР 32 оперативный полк МГБ СССР в 8-ю стрелковую роту снайпером. «По получении агентурных сообщений нас поднимали по боевой тревоге, на автомашинах увозили в леса для обнаружения и преследования бандитов. Лесные массивы прочесывали, постройки на хуторах проверялись. При обнаружении «лесных братьев» завязывался бой. В перестрелках вооруженных националистов уничтожали, так как в плен они не сдавались. Были случаи, что пристреливали сами себя. Только бы не попасть в плен к чекистам…».

Полковник милиции в отставке Иван Абрамович Кухаренко прошел всю войну. Мечтал быть летчиком и даже поступил в летную школу. Но обстановка на фронте резко осложнилась и его после окончания курсов младших командиров отправили на Северокавказский фронт в 58-ю гвардейскую армию. Участвовал в разгроме крупной ударной немецкой группировки на Северном Кавказе. Под кинжальным огнем форсировал стремительный Терек, освобождал Моздок. «В сводках Совинформбюро тогда сообщалось, что на Кавказе временами ведутся бои местного значения, а в этих боях погибало больше солдат, чем при ином наступлении. На изнурительном марше многие засыпали стоя и выпадали из колонны. Поэтому в колонне с винтовок снимали штыки….». В одном из наступательных боев гвардии младший лейтенант Кухаренко, заменивший в атаке погибшего командира роты, был ранен немецким снайпером в локоть левой руки. Вскоре после выздоровления был ранен вторично. Третью фашистскую пулю Иван Абрамович получил под Псковом: «Немцы в то время продолжали давить психологическими атаками. В наступление под прикрытием авиации шли во весь рост широко развернутыми шеренгами. Мы буквально молились на наши пулеметы». Конец войны Иван Абрамович встретил в Свердловске на курсах повышения командиров стрелковых рот. После войны был распределен во внутренние войска в город Челябинск.

            О своем фронтовом быте полковник Кухаренко рассказывал с юмором: «В гвардейских Частях снабжение было чуть получше. Давали водку, махорку, а офицерам дополнительный паек и папиросы. Доплачивали и за награды. За орден Красной звезды давали 15 рублей, за медаль «За отвагу» еще десять. Я эти деньги отсылал домой сестре. Она жила одна, так как все мужчины ушли на фронт…».

            Полковник в отставке Николай Агеевич Бех начал рядовым танкистом войну 28 июня под Вязьмой. Прошел всю войну и даже не был ранен. За неполные три недели тяжелейших оборонительных боев в его танковом полку не осталось ни одного танка. Затем воевал под Москвой и снова потери танкового корпуса были огромными. Из остатков танковой бригады сформировали новый танковый корпус и отправили его под Сталинград. Танкист Николай Бех отличился в боях под Котельниковым, где наши гвардейцы разгромили мощную группировку, спешившую на выручку армии Паулюса. Трудно поверить, но Николай Агеевич участвовал в танковом сражении под Прохоровкой на Курской дуге, освобождал Украину, Румынию, Белоруссию, Литву и Латвию. Закончил войну в тяжелейших боях в Восточной Пруссии. Брал неприступный Кёнигсберг. Натерпелся страху в Румынии после прямого попадания авиабомбы в его танк. Выбрался из покореженного и объятого огнем танка просто чудом. А затем еще и вытащил из горящего танка комиссара батальона. В подбитых Т-34-х по страшному рвался боезапас. Сорванные взрывами башни летали над головой. От нестерпимого огня лопалась и обугливалась кожа под комбинезоном. Страшнее казалось было некуда: «Все ужасы войны помогало пережить то, что я был патриотом страны, предан правительству и лично Иосифу Сталину. Все ведь воевали за Родину, за Сталина. Я тогда думал так: сегодня прошло, завтра пройдет, послезавтра пройдет, еще может быть, еще несколько раз повезет, а когда-то все равно – попадет. Оказывается, обошлось, не попало. А после войны меня отправили на ЧТЗ на практику собирать танки. Там мы с моей супругой и познакомились».

            Полковник милиции в отставке Петр Васильевич Храмцов начинал свою военную службу в запасном артиллерийском полку под Чебаркулем, где прошел курс одиночного бойца. Затем там же обучал уже новое пополнение. Затем его роту перебросили под Великие Луки. Учили на топографа. А воевать пришлось в пехоте: автоматчиком и заряжающим противотанкового ружья. Выходя из одного боя, перед тем как попасть в новое сражение часто переходил из одной части в другую, так как соединения постоянно переформировывали, соединяли. Слишком много было погибших. Постоянно приходилось идти пешком. Транспорта не хватало даже и на подвозку снарядов: « А мы все пешком, пешком, пешком…. Шли, наступали, освобождали, отступали, выполняли приказы… Когда меня молодым взяли в армию, я еще и жизни-то не знал. И оказался там: вокруг свистят пули, разрываются снаряды, летят осколки, а ты сидишь в своем окопчике, и ожидаешь, пока артналет кончится. Страшно было всегда. Но страх подавлялся долгом…». Войну Петр Храмцов окончил в Берлине: « Это была даже не война, это была человеческая мясорубка. Сколько нашего брата там погибло – никто не знает, и никто не хочет знать. Сейчас вспоминаешь то, что было на войне щемит. И если бы сейчас мне пришлось повторно пережить подобное, то я наверное бы не смог. Только в молодом возрасте, в недопонимании оценки опасности, того, что тебя могут убить, мы могли действовать, не думая о своей жизни. Война была беспощадная: если ты не убьешь их – они убьют тебя». После окончания войны Петр Васильевич еще два долгих года нес пограничную службу на юге Германии на границе с Австрией. И там было не намного проще. Приходилось организовывать агентурную работу с недружественным населением, несмотря на серьезные языковые трудности…

 Редакция благодарит за большую помощь в подготовке этого материала совет ветеранов ГУ МВД по Челябинской области и лично его председателя полковника милиции в отставке Валерия Ивановича Маскаева.

Продолжение следует

 

 

 



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA

Подписаться на новости

Email:

Имя: