Никас Сафронов: "Я бы хотел быть похожим на Дубровского" (Гранада ТВ)
Л. Одер: "Для нас проведение Кубка мира по фристайлу это повышение уровня инвестиционной привлекательности и узнаваемости бренда региона" (Миасский рабочий)
Общество
Журналисты и артисты Челябинска устроили пейнтбольную перестрелку Журналисты и артисты Челябинска устроили пейнтбольную перестрелку
В Челябинске прошел турнир по пейнтболу между командами СМИ Челябинска и артистами Камерного театра. Мероприятие приурочили ко Дню защитников Отечества. Об этом сообщает газета «Вечерний Челябинск».
Школьница из Челябинска получила знак «Горячее сердце» за спасение брата Школьница из Челябинска получила знак «Горячее сердце» за спасение брата
Ученица школы №41 Челябинска Оксана Юлдашева была награждена знаком «Горячее сердце». Школьница также вошла в проект «Челябинск – город настоящих людей», который проходит под патронажем местных властей.
Укрепление российско-таджикского сотрудничества южноуральцы обсудили в Душанбе Укрепление российско-таджикского сотрудничества южноуральцы обсудили в Душанбе
В Душанбе прошел международный круглый стол «Межкультурная коммуникация: язык, история и литература России и Таджикистана». Организаторами встречи стали Таджикский технический университет им. М. Осими, Южно-Уральский госуниверситет и фонд социально-экономического развития «Евразийское содружество».
Пассажиры Челябинска имеют больше всего претензий к «маршруткам» Пассажиры Челябинска имеют больше всего претензий к «маршруткам»
Больше всего в работе общественного транспорта Челябинска горожане имеют претензии к «маршруткам». А муниципальные виды транспорта не нравятся горожанам прежде всего большим интервалом движения. При этом, на стоимость проезда внимание обращает не так много челябинцев. Такие выводы сделали специалисты лаборатории прикладной политологии и социологии Челябинского филиала РАНХиГС по результатам инициативного опроса, передает «ЧелябинскСегодня» со ссылкой на обнародованные итоги исследований.

Парадоксальное общество

15:35
01 Марта 2011 г.
Преобразование милиции в полицию, скорее всего, сегодня совершенно незаслуженно занимает слишком большое внимание в обществе. В пылу дебатов как то забылось, что правоохранительные органы, прокуратура и суд при всем уважении к ним это всего лишь инструменты. Задач себе они не формировали и не формируют, а только выполняют поставленные. И главное совсем не в названии. Инструмент имеет смысл, если его кто-то умелый держит и направляет. Иначе он не просто бесполезен, но и опасен.
Парадоксальное общество

Преобразование милиции в полицию, скорее всего, сегодня совершенно незаслуженно занимает слишком большое внимание в обществе. В пылу дебатов как то забылось, что правоохранительные  органы, прокуратура и суд при всем уважении к ним это всего лишь инструменты. Задач себе они не формировали и не формируют, а только выполняют поставленные. И главное совсем не в названии. Инструмент имеет смысл, если его кто-то умелый держит и направляет. Иначе он не просто бесполезен, но и опасен.

В политических решениях последнего времени все больше бросается в глаза отсутствие разумного обоснования, хотя бы приблизительной концепции, позволяющей видеть перспективу. Без такого мировоззренческого обоснования политика неминуемо становится отражением личностных или групповых интересов, а решения носят поверхностный и популистский характер. Провозглашение курса на модернизацию, к примеру, сопровождается неуклюжей реформой образования, сопровождающейся чередой скандалов. Реформа вооруженных сил проявляется чехардой с офицерским составом: два года назад сократили 200 тыс., теперь принято решение об увеличении на 70 тыс., борьба с коррупцией ограничилась многочисленными заявлениями и несколькими громкими делами, реформа правоохранительных органов свелась к переименованию в полицию, к сокращению числа работающих на местах и увеличению управленческого аппарата.

В возникших трудностях, как всегда, есть и объективные причины, но обращает на себя внимание отсутствие глубокого анализа, четкого понимания характера происходящих процессов, как основы принимаемых решений. Это впечатление еще более усиливается при сравнении с положением в соседних странах. Коммунистический Китай уже несколько десятилетий демонстрирует темпы роста, которые для нас кажутся заоблачными, Белоруссия, которую почти открыто, называют диктаторским режимом, почти не пострадала от кризиса и показывает темпы роста вдвое выше, но мы упорно стараемся следовать за западным обществом, несмотря на то, что половина стран Западной Европы уже близка к банкротству, а положение в другой – это вялотекущий кризис и стагнация. Либеральная модель экономики превратила нас в сырьевой придаток. Но внятной реакции на эти факты нет, тема корректировки экономической модели у нас в обществе даже не обсуждается. Идеологии внятной нет, а идеологизированность процветает.

Усиление роли государства в экономике – объективный процесс, на который наталкивает реальная жизнь и там, где государство является не только регулятором, но и ведущим участником рынка, там и идет поступательное развитие, устойчивое к кризисам.

У нас была лучшая в мире система образования, но мы упорно ломаем ее, подгоняя под «мировые стандарты», которые приведут нас к тому же состоянию деградации и стагнации. Заинтересованное отношение к ученику сменяется полным равнодушием оказания «образовательных услуг». Стремление к углубленному пониманию предметов сменяется ориентацией на поверхностное тестирование ЕГЭ.

Все больше возникает сомнений в том, что наше руководство адекватно осмысливает реальность и способно выработать и провести разумную политику. При социализме мы опирались на материализм, как рациональное мировоззрение, вера в которое была основой единства, позволяла хоть как-то рационально строить политику, преодолевая личные, групповые, местнические, религиозные и национальные различия. Материализм проявил свое несовершенство, но парадокс настоящего этапа состоит в том, что отказавшись от него, мы остались без рационального мировоззрения вообще. Отказавшись от фрагментарности материалистического понимания действительности, мы скатились к ее полному непониманию. Фактически мы руководствуемся противоположным идеалистическим мировоззрением, представления которого еще более неадекватны реальности.

Идеологией реформ, которые проводились в начале 90-х годов, была абсолютизация прав человека и принципов свободного рынка. Мы из одной крайности качнулись в другую. Вместо иерархии коллектива над индивидуальностью, мы выстроили обратную, вместо иерархии партократии над народом, мы получили иерархию при господстве олигархов и обуржуазившейся бюрократии. Мы построили иерархическое общество, расколотое по имущественному признаку. Нами управляют маргиналы, одержимые неутолимой страстью к наживе. В интересах этого нового правящего класса снижаются наказания за экономические преступления, представителей бизнеса уже нельзя проверять и, тем более, подвергать аресту, вместо реального наказания за взяточничество вводятся штрафы. Вполне в русле этого курса на строительство иерархического общества находится и реформирование МВД: это в обществе, стремящемся к единству, был уместен «товарищ милиционер», а в новом иерархическом более востребован «господин полицейский».

Идеалистическая иерархия индивидуальности над коллективом, индивидуализма над обществом проявляется в абсолютизации прав личности, личной свободы – фактически, это наша современная идеология. Эта идеология индивидуализма проявляется в нашем обществе в повсеместном отчуждении, в зацикленности людей на своих узко эгоистических материальных интересах. Господство этой идеологии проявляется в людях как неутолимое стремление к наживе любой ценой, даже за счет государства или окружающих людей. Эта идеология коррупции и преступности, которые являются не чем иным, как проявлением крайнего индивидуализма. Абсолютизируя права человека, личную свободу индивидуальности, мы утверждаем идеологию, которая коррупционна по своей природе.

При такой идеологии коррупцию и преступность можно подавить эффективной правоохранительной системой, но победить - нельзя. Но наша правоохранительная система – пример вопиющей неэффективности и вина в том отнюдь не самих работников правоохранительных органов, а выстроенной системы: бюрократической и формализованной. Дело не в отсутствии специальных статей уголовного кодекса, а в организации самого процесса осуществления «правосудия». Действующий уголовно – процессуальный кодекс даже противоречит Конституции. Вопреки провозглашенному праву на судебную защиту, длинный ряд чиновников: дознаватель, следователь, прокурор, сегодня решают: допустить заявление о преступлении до суда или нет. В соответствии с Конституцией правосудие осуществляется только судом, а по действующему УПК его осуществляют участковые инспектора и оперуполномоченные, отказывая в возбуждении уголовных дел, следователи, прекращая уголовные дела, прокуроры, осуществляющие над ними надзор. Эта бюрократическая система коррупционна по природе. Стоит ли удивляться, что Грузия сумела подавить преступность и коррупцию, грузинская мафия переехала в Москву, а мы оправдываемся только тем, что страна у нас большая.

Идеализм и материализм – взаимозависимые и взаимообусловленные противоположности одного уровня иерархического мышления. Идеализм выстраивает иерархии духа над природой, индивидуальности над коллективом, материализм – материи над сознанием, коллектива над индивидуальностью и т.д. Идеалистическая идеология приводит к господству материальных утилитарных интересов в практической деятельности, материалистическая идеология – к идеалистической практике социализма, при котором стремление к материальным благам порицалось и даже преследовалось. У нас было «духовное» общество, ориентированное на духовную рациональную истину – марксизм-ленинизм, добродетелью считалось бескорыстное служение народу, идее коммунизма. Иерархическое мышление закономерно приводит к взаимному отрицанию и непримиримости, что в общественной практике проявилось в противостоянии социалистического и капиталистического блоков. Мы переросли это иерархическое мышление, отказавшись от взаимного отрицания, и закономерно рухнул иерархический режим во главе с КПСС. Наше мышление стало системным, способным совместить то, что ранее казалось непримиримыми противоположностями, мы перестали воспринимать как истину материализм, но и западную демократию не воспринимаем как обязательный образец, мы ориентируемся на западное общество, но и от нашего прошлого не хотим отказываться, мы больше не делим наших предков на «красных» и «белых», выделяя тех, кто честно служил стране и народу. Мы не просто отказались от материализма, мы вышли из этой системы противопоставления и взаимного отрицания. Мы не проиграли в «холодной войне», мы, благодаря ускоренному развитию, вышли из состояния войны.

На этом уровне мышления мы можем строить не иерархическое общество, чреватое новыми противоречиями, а единое, основанное на системном единстве личности и общества, индивидуальности и коллектива, частных и общественных интересов. Но для этого нам нужно отказаться не только от материализма, но и идеализма, стать в большей степени реалистами и вновь решительно подавлять поднявший голову крайний индивидуализм, каким являются преступность и коррупция. Но прочно засевшая в головах некоторых наших руководителей идеалистическая абсолютизация прав человека, личной свободы, является пока серьезным препятствием. Идеализм в головах руководителей страны и высокий уровень преступности и коррупции – взаимообусловлены. При таком подходе гусеница будет постоянно расти, оставаясь гусеницей, похожей на питона, но не превратится в бабочку.



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA