Треть челябинских школ работает по инновационным программам (Полит74)
Как не попасть в «группу смерти»: памятка безопасного поведения детей в Интернете (МК-Урал)
Интервью
Юлия Литвиненко: Меня судят за тон публикации Юлия Литвиненко: Меня судят за тон публикации
Уроженка Челябинской области, известная уральская журналист-расследователь Юлия Литвиненко стала фигурантом громкого уголовного дела о клевете. Заявитель, герой ее материалов, экс-генпрокурор России Юрий Скуратов оказался недоволен публикациями и начал суд с журналисткой. О своем уголовном деле и творчестве Юлия Литвиненко рассказала в интервью «ЧелябинскСегодня».
Семен Рогозин: «У нас на Урале очень сильные мотокроссеры» Семен Рогозин: «У нас на Урале очень сильные мотокроссеры»
В минувшие выходные в Челябинске прошли третьи масштабные любительские соревнования экстремальной техники «ЧелТриал»-2017. Однако участие в них принял и профессионал – мастер спорта международного класса по мотокроссу, чемпион Европы, абсолютный чемпион России Семен Рогозин. О своей роли на состязаниях, и о перспективах развития мотокросса в регионе он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Владимир Филичкин: Я себя рассматриваю как антикризисного президента Владимир Филичкин: Я себя рассматриваю как антикризисного президента
Челябинский журналист Владимир Филичкин 22 августа был назначен президентом федерации карате Челябинской области. О состоянии дел в федерации и своих планах он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт» Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт»
Генеральный директор компании «Гринфлайт» Олег Лакницкий рассказал на встрече большой редакции медиахолдинга «Гранада Пресс», возможны новые протесты дольщиков «Академа», отправится ли «Гринфлайт» в забвение после сдачи всех домов и почему от завершения микрорайона не ждут прибыли, но ожидают большую пользу для компании.

Иммиграция в стиле «хай-тек»

17:41
12 Апреля 2011 г.
Директор компании «Флексайтс» Николай Жуков работает в сфере интернет-консалтинга. Мудреный этот термин означает то, что Жуков со своим рабочим коллективом делает так, чтобы интернет стал не просто местом, где можно скачать пиратский фильм или ознакомиться с дневником виртуального «строчкогона». Сеть – это прежде всего рабочий инструмент для продвижения своего дела, но понимают это немногие.
Иммиграция в стиле «хай-тек»

Директор компании «Флексайтс» Николай Жуков работает в сфере интернет-консалтинга. Мудреный этот термин означает то, что Жуков со своим рабочим коллективом делает так, чтобы интернет стал не просто местом, где можно скачать пиратский фильм или ознакомиться с дневником виртуального «строчкогона». Сеть – это прежде всего рабочий инструмент для продвижения своего дела, но понимают это немногие. Николай и сам понял это только на Западе. Тогда и родилась идея начать этот бизнес в… Канаде. О мытарствах начинающего иммигранта, изнанке общества развитого капитализма мы говорили. А еще про то, почему в России люди не уважают труд – ни свой, ни чужой. Ну и совсем чуть-чуть о том, почему Канада не приняла советского инженера в свои объятия.

В начале нашей встречи Жуков спросил, о чем мы будем беседовать. Я предложил поговорить о нем? Обо мне? - удивился он, усмехнулся и неохотно начал рассказывать. Часа через полтора мне стало понятно, что мой собеседник – отличный кладезь сюжетов для книги. Он и сам признался, что на пенсии хотел бы начать писать. Но уж тут я его опередил…

- Ну что рассказывать, - начал Николай. - Родился в Челябинске, в роддоме на улице Горького. Вырос в районе железнодорожного вокзала, учился в 15-й школе, потом поступил в ЧПИ, стал радиоинженером. Попал по распределению в НИИ Цифровых Систем. А потом началась перестройка, развал всех систем. Наука и «оборонка» оказались не в чести.

Ушел работать в типографию. Сначала простым наладчиком, потом главным инженером. Жена, ребенок, живем на съемной квартире, денег в принципе хватало, но на решение  квартирного вопроса не хватило бы уже никогда. Пришлось, что называется, удариться в коммерцию. Чем только не занимался. Не люблю вспоминать 90-е годы. Жена как-то нашла мой ежедневник тех лет. Я перечитал его и за голову схватился… Какие-то встречи, «прожекты», «разборки», запчасти, чипсы, паллеты – ужас. За время нервной, но далеко не творческой работы в оптово-розничной компании удалось, наконец, скопить денег. Хватало уже на всё. Но всегда раздражала действительность. Ну вот купили мы дом, а рядом вскоре «открылся» наркоманский притон. Представь, иду с ребенком из школы, а по соседству с нашим домом стоит очередь «страждущих». Или приезжаем мы на «слет оптовиков», а там нам представляют крепких ребят в спортивных костюмах: «Познакомьтесь, это ваша «крыша». Они вас прикроют, если что, или накажут, если что». Всё на полном серьёзе.
Эта атмосфера какой-то всеобщей нелепости, безысходности достала. И в 99-м году, после кризиса, окончательно решил уехать. В Канаду.

Все казалось простым. Что нужно? Английский язык (я тогда уже успел пройти бизнес-стажировку в Америке, читал Эдгара По в подлиннике) и небольшой капитал, чтобы прожить первое время, осмотреться и либо найти работу, либо что-нибудь своё «замутить». Нашлись знакомые, которые посоветовали иммиграционного адвоката арабского происхождения из Канады. Так получилось, что в тот момент он находился в Челябинске. Познакомились, определили сумму за услуги, стали готовиться к интервью в посольстве. Для начала я собрался в Канаду на несколько месяцев, чтобы изучить язык, подготовить плацдарм для переезда всей семьи.

Приехал, конечно, не на пустое место. Адвокат помог мне устроиться в языковую школу для иностранцев. Школа пристроила жить на постой в канадскую семью. Я сам попросил проживание именно в семье. Это и языковое общение, и погружение в бытовую среду, и расширение круга знакомых. Мы до сих пор, кстати, обмениваемся с этой семьей рождественскими открытками. У меня было несколько уроков в день, плюс выезды на «культурные программы» и с языковой школой, и к друзьям и родственникам людей, меня принявших.

Со многим пришлось столкнуться. Мой английский, например.

Я до поездки не раз общался с иностранцами и был уверен, что мой английский если и не блестящий, то на довольно высоком уровне. Но оказалось, что «уметь общаться» и «свободно владеть языком» - это две большие разницы.

Полгода упорных занятий, работа с репетиторами, в группах, с диктофоном, заучивание текстов страницами – сделали своё дело. Были даже случаи, когда меня принимали за «своего». Это была высшая похвала. И мне, и всем моим учителям.

- Как родилась идея заняться интернет-бизнесом?

- В то время с интернетом я был «на вы». А в той семье, где я жил в Канаде, увидел, как хозяин-пенсионер занимался через интернет распределением своих пенсионных накоплений. Интернет там был уже везде, в каждом доме, в каждом вузе, в каждой школе.
На местном телевидении даже познавательная передача шла, что-то типа «Интернет в нашей жизни». Проводили эксперименты, кто быстрее купит продукты в местном же супермаркете – клиент, приехавший на своей машине или тот, кто заказал необходимое через сеть и ждал службу доставки.  Примерно в январе 2000 года, когда мой английский улучшился до свободного уровня общения, я начал всерьёз искать, чем там можно заняться. Мои инженерные знания уже явно устарели. Рассматривал предложения о покупке мини-типографии, были предложения заняться ландшафтным дизайном, ещё много чего, но остановился на интернет-консалтинге. Это был, как у них говорят, challenge –  вызов: консультировать в области Интернета, тогда ещё не очень знакомой для меня сфере, да ещё на чужом языке.

У них вообще любят слова «challenge» и «experience» (опыт). Перед человеком возникла большая проблема – он говорит: «Ах, какой хороший «challenge». Провалился с треском – философски замечает: «Зато какой «experience»!

Кроме того, и это самое важное, один канадец меня научил так: «Ник, у нас в Канаде, если ты найдешь товар или услугу, которые позволят твоим клиентам либо экономить, либо зарабатывать, на тебя всегда будет спрос». Интернет-консалтинг как раз и помогает делать и то, и другое! Я подумал – это вариант!

Купил франчайзинг по оказанию услуг интернет-консультанта. Требования – как будто открывал салон по продаже автомобилей: три или четыре интервью, тестирование. Я успешно все прошел. За франшизу пришлось заплатить около 40 тысяч американских долларов, за которые я получил обучающий курс, необходимую литературу, рекламную поддержку. И – вперед! Страна поделена на районы, где может работать тот или иной держатель франшизы. Я выбрал следующим местом своего проживания и работы Калгари. Не случайно. Долго выбирал. Регион денежный, нефтедоллары всё-таки. Но самое главное, мне показался там привлекательным бизнес-климат и местный менталитет, этакая ковбойская простота и прямота. Там неважно, с кем ты знаком, кто тебя знает и может рекомендовать, важно только то, что ты из себя представляешь. Если говоришь дело, то о'кей, по рукам, давай работать.

- Теперь, работая в России, вы сталкиваетесь с другим?

- У нас еще в начале 2000-х, даже в средине десятилетия, подавляющему большинству клиентов приходилось объяснять сначала, что такое интернет, потом – что такое сайт, затем – как можно этот сайт использовать. Причем очевидные выгоды от использования (возможность увеличивать прибыль и сокращать расходы) практически никого не вдохновляли. Видимо, таковы особенности нашего менталитета. Вплоть до конца прошлого года вся наша работа была по большому счету не бизнесом, а миссионерством.

Мы здесь, в Челябинске, объясняем, как можно заработать с помощью сайта, привлечь новых клиентов, сократить расходы, а нам в ответ (кстати, пример из жизни): «Мы сделали свой сайт, чтобы пометить место в интернете. Пока этого достаточно». Через несколько лет эти же люди пригласили нас снова. Встречаемся. Ведем переговоры в шикарном офисе, сидим в кожаных, безумно дорогих креслах. Из окна – фонтанчик у входной группы. Опять объясняем, что можно сделать, сколько на этом можно заработать, сколько сэкономить, называем свою цену. Ответ: «Ну нет, это слишком дорого… Тысяч пятьдесят рублей, это бы ещё куда ни шло.» Вот так люди расходуют средства своей фирмы? Я не понимаю.

Или другой вариант: фирма заказывает у кого-то себе дорогой сайт весь сплошь из ярких крутящихся картинок, но совершенно не рабочий. Нет в нем ничего, кроме логотипа и телефонов. Какая от этого польза? «Бизнесмен» купил себе «интернет-бусы».

- Так в чем проблема? В людях или среде?

- Исходя из моего личного опыта, по моему глубокому убеждению – в людях. Люди среду и формируют. Конечно, для раскрытия потенциала людей сверху должны быть созданы хоть какие-то условия. У нас они сейчас не самые худшие.

Меня часто раздражают наши либералы. Ну при чем здесь Путин, президент, правительство, когда ты сам на своем месте, даже при имеющихся возможностях, ничего не делаешь? Говорят о нашей коррупции. Да люди просто не читают о коррупции в Америке. Какие сладкие контракты получали фирмы Буша-младшего, насколько неэффективно они работали, и это никак не помешало ему избраться на два срока. Такая «демократия». А сколько крупных фирм во время кризиса у них было элементарно съедено с помощью властей. Тут «дело ЮКОСа» рядом не стояло. Вся информация в открытом доступе. Ищите, читайте, сравнивайте.

Но одно дело, что там у них наверху, другое дело, чем живут и дышат простые люди.
Это миф, что там у них пластиковые улыбки и все мысли только о бизнесе, о деньгах. Улыбки совершенно искренние, а о бизнесе думают только бизнесмены и, надо сказать, хорошо думают.
Главное, что, как мне показалось, отличает их от нас – это отношению к труду. Они труд уважают, и свой и чужой. За хорошо сделанную работу заказчик там скорее накинет «чаевых», а у нас – будет искать возможность за что зацепиться, чтобы скостить цену.

И к своей работе, и к чужой относятся все серьёзно, и бизнесмены, и простые работяги.

В России люди редко относятся с уважением к собственному  труду, увы.

Хотя нет, ведь было время, герои труда, переходящие вымпелы, ведь это в серьёз было. Потом всё как-то выродилось в фарс в эпоху застоя.

- Чуть не забыл. А почему же вы вернулись?

- Ах, да, как уехал? В Калгари я уже снял дом для своей семьи, договорился с будущими клиентами и партнерами. Но дальше встала проблема: я приехал по студенческой визе. А чтобы мне самому можно было работать в своей же фирме, нужно получить разрешение на работу, а с ним уже могу привезти в страну семью и дожидаться окончания эмиграционного процесса, который шел в Москве. Собрал пакет документов. Опасений не было, я инвестировал, имел свой бизнес и рекомендательные письма от партнеров…

Для получения разрешения я должен уехать за границу Канады, такие правила. Пришлось поехать в Сиэтл. Поехал туда на собственной машине, через скалистые горы, через городки, основанные русскими поселенцами-духоборцами ещё 100 лет назад, настроение было прекрасное. Но в Сиэтле мое интервью длилось всего пару минут. Чиновник проглядел мои документы и спросил, собираюсь ли я когда-либо эмигрировать. Я подтвердил, а как же. Он отказал. Просто отказал и не стал разговаривать. Я был в шоке. Кто сказал, что русский чиновник – самый бюрократистый? Вам просто не с чем сравнивать. Было два варианта: возвращаться в Россию и ждать окончания эмиграционного процесса или ехать в Канаду и работать нелегально. Зная, какие последствия может вызвать нелегальная работа, даже в области хай-тэк, выбрал первое. Оставил там у друзей мебель, все вещи, машину и уехал… Думал, подождем спокойно полгода-год. А ждать разрешения на иммиграцию пришлось шесть лет. За это время я создал фирму, развелся, женился во второй раз. Утекло много воды… Теперь я здесь.

- И что теперь, нет желания снова вернуться туда?

- Я уже давно не мальчик, у меня четверо детей, большинство почти взрослые. Я знаю, что я уже навсегда остался в этой стране, в этом городе. Даже если теперь мне на блюдечке принесут въездную визу из посольства, никуда не поеду.
Потому что вижу перспективу здесь. И для себя, и для своих детей. В 99-м не видел (её, наверное, тогда и не было), а теперь вижу.

Главное, меняются люди. Вспомните, каково было в Челябинске передвигаться на автомобиле в 90-х? Я не про дороги, я про манеру езды. А теперь стало нормой мигнуть фарами и пропустить другую машину. Этого раньше не было, а теперь есть, прямо как в Канаде.

Ребята, я живу в простом, неэлитном доме, и у нас чистый подъезд! Просто чистый, как в 70-х. Никто не плюёт на лестнице, не пишет в лифте, как-то так сложилось. Рядом стоят пятиэтажки, в которые страшно войти, под окнами горы мусора. Но с каждым годом эти горы всё меньше и меньше. Это не близорукость у меня развивается, это действительно так. Может это «зараза» из нашего дома так на них действует?

Ещё пять лет назад, когда меня спрашивали друзья про мой «бизнес», я отвечал одной из двух фраз: «Догадал же черт меня родиться в России» или «Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса». Практически никому тогда не нужна была «заморская» эффективность. А сегодня у нас очередь. Приходят те, кто когда-то сделал у кого-то свой «лишь-бы-сайт», поняли свои ошибки, говорят: «Оно чего-то не работает, сделайте, чтобы толк был».

Мне кажется, нам нужно очень немного: просто стараться эффективно и честно работать на своем месте, максимально развивать свой бизнес. И когда-нибудь в нашем городе станет жить ничуть не хуже, чем в Калгари.



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA