С. Смольников: "К 2035 году экономика Челябинской области должна стать качественно другой" (Аргументы неделi)
Митрополит Никодим: "Необходимо привести в порядок сам строящийся кафедральный храм и прилегающую территорию" (МК-Урал)
Общество
В Сосновском районе за ДТП наказали дорожников В Сосновском районе за ДТП наказали дорожников
Дорожникам Сосновского района придется выплатить почти миллион рублей участнику ДТП, который доказал, что авария произошла из-за заснеженного вала на проезжей части. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщили в пресс-службе Сосновского районного суда.
В Саткинском районе пройдет традиционный фестиваль СМИ В Саткинском районе пройдет традиционный фестиваль СМИ
Традиционный фестиваль СМИ Челябинской области в текущем году пройдет в Саткинском районе на территории экопарка «Зюраткуль». Состоится мероприятие с 22 по 24 июня, сообщает «Губерния».
На капремонты в Челябинской области в этом году направят почти 5,5 млрд рублей На капремонты в Челябинской области в этом году направят почти 5,5 млрд рублей
Согласно краткосрочному плану капремонтов в Челябинской области, в 2017 году планируется провести работы на общую сумму в 5,4 миллиарда рублей. Об этом «ЧелябинскСегодня» 24 мая сообщили в пресс-службе губернатора Челябинской области.
В Миньяре деньги коммунальщиков-должников забрали прямо из кассы В Миньяре деньги коммунальщиков-должников забрали прямо из кассы
Судебные приставы во время личного визита к должникам из коммунальной компании Миньяра опечатали кассу. На тот момент в ней находилось 74 тысячи рублей, эти средства были изъяты в счет оплаты долга, сообщили «ЧелябинскСегодня» 23 мая в пресс-центре УФССП по Челябинской области.

Челябинская командировка Рудольфа Абеля

11:21
08 Ноября 2011 г.
Челябинский историк Алексей Яловенко невольно спешит, надо все успеть потому что годы летят, он намерен как можно скорее выпустить объемную книгу о действительной, а не выдуманной, как это часто бывает истории Южного Урала. Неутомимый краевед за последние годы переработал многие тонны уникальных архивных документов. Его профессиональное стремление докопаться до истины вызывает невольное уважение.
Челябинская командировка Рудольфа Абеля

Челябинский историк Алексей Яловенко невольно спешит, надо все успеть потому что годы летят, он намерен как можно скорее выпустить объемную книгу о действительной, а не выдуманной, как это часто бывает истории Южного Урала. Неутомимый краевед за последние годы переработал многие тонны уникальных архивных документов. Его профессиональное стремление докопаться до истины вызывает невольное уважение. И возможно, поэтому Алексея Федоровича допускают до работы с материалами, которые до сих пор были недоступны простым смертным. Много нового и интересного он узнал в челябинском внутреннем областном музее ФСБ. Редакция нашей газеты благодарна сотрудникам УФСБ РФ по Челябинской области за сотрудничество.

            С исследователем истории Южного Урала Алексеем Яловенко встретился наш корреспондент Владимир Филичкин.

Рассказывает Алексей Яловенко: «Именно в этом интереснейшем музее, изучая его экспонаты, я с большим удивлением, а потом и с огромным интересом узнал, что в нашей, Челябинской области во второй половине сентября 1968 года побывал легендарный разведчик-нелегал Рудольф Абель. После этого я, конечно же, встретился и с председателем совета ветеранов УФСБ по Челябинской области – Шульгиным Константином Ивановичем, в прошлом полковником этой спецслужбы. Именно он сопровождал Абеля в поездках по нашей области. Поговорил и ещё с некоторыми ветеранами, которые были на встречах с Абелем. Надо сказать, что Абель особо по стране не разъезжал, и приезд в нашу область был явным исключением из жестких правил в жизни этого человека. Приезжал он в гости к нам под другой, нейтральной фамилией и поэтому его конспиративный приезд был совершенно неизвестен широкой публике, да и сейчас факт пребывания Рудольфа Абеля в Челябинской области нигде не афишируется. В Челябинск он приехал по приглашению руководителя УКГБ по Челябинской области того времени – Хлесткова Алексея Александровича, по договорённости с заместителем председателя КГБ СССР Юрия Андропова -  Цвигуном Семёном Кузьмичём. Приехал Рудольф Абель из Москвы поездом. Встречал его в Челябинске Константин Шульгин. Абель останавливался в нашей лучшей гостинице того времени, находящейся в центре города – «Южный Урал».

Владимир Филичкин: «По правилам, существовавшим в КГБ, нелегалов, после провала брала в жестокую разработку наша контрразведка как потенциальных шпионов. Известно, что в те годы даже в Москве Вильяму Фишеру, а это настоящие имя и фамилия нашего разведчика, было запрещено называть себя своим подлинным именем: он так и остался до конца своих дней полковником Рудольфом Ивановичем Абелем. Мы знаем, что Вильям Фишер при аресте в США в 1957 году назвался именем своего покойного друга Рудольфа Абеля. В ходе следствия он категорически отрицал свою принадлежность к советской разведке, отказался от дачи показаний на суде и отклонил все попытки сотрудников американских спецслужб склонить его к предательству. Именно в это время – в американской тюрьме – Вильям Фишер и назвался впервые Рудольфом Абелем. Вильям Фишер был арестован, ему надо было дать знать своим, что он жив, что он арестован, но что он молчит на допросах, и он назвал фамилию своего друга, верного старого друга, Рудольфа Абеля. С которым он говорят, познакомился, где то на задании в одной из стран Индокитая.

Алексей Яловенко: «Все верно. Вернувшись на Родину, после отдыха и лечения Рудольф Абель по-прежнему работал в центральном аппарате Первого главного управления КГБ – внешней разведке. Конспиративно жил за городом и принимал участие в подготовке молодых разведчиков-нелегалов, а на досуге писал пейзажи. В Челябинске Фишер негласно побывал на двух крупнейших предприятиях: Челябинском тракторном и Челябинском трубопрокатном заводах как вполне обычный, никому не известный человек, конечно же, в сопровождении работника КГБ. Таким сопровождающим был Телегин Евгений Иванович, сейчас полковник ФСБ в отставке. Телегин в то время курировал по своей линии эти производства. Евгений Иванович имел право провести на заводы с собой любого человека, никого не ставя в известность. И поэтому посещение Абелем этих заводов осталось неизвестным для рабочих и служащих. Якобы на ЧТЗ Абель с большим интересом осматривал производство боевых машин пехоты, по тем временам наша БМП считалась лучшей в мире. Так же Абель изучил, как разворачивалось производство новых тракторов Т-250, и конечно же осмотрел серийное производство тракторов Т-100М. На трубопрокатном заводе был якобы внимательно обследован основной цех по выпуску труб.

После Челябинска Абель - Фишер побывал в Миассе, Озёрске, Кыштыме, и на производственном объединении «Маяк», где также осмотрел производство и встречался с работниками местных отделений КГБ. На встрече с чекистами в Озёрске Рудольф Иванович рассказал, что его первым боевым «крещением» было участие в ликвидации участников заговора «Трест» - подпольной антисоветской "Монархической организации центральной России", который уже практически доживал свои последние дни. Фишер принимал участие в ликвидации террористической группы, состоявшей из четырёх человек, которые прибыли в Москву с заданием взорвать пятый этаж здания ЧК на площади, которая потом носила имя Феликса Дзержинского.

Владимир Филичкин: «Среди известных операций, в которых участвовал Рудольф Абель, работая в «закордонной» разведке, командировки в Норвегию, Англию и США. Он работал как «атомный резидент», возглавил спецгруппу, которая добывала сверхсекретную информацию об американском ядерном проекте. Шифровки, которые отправлял в Центр «Марк» - так Вильям Фишер подписывал свои донесения – не имели цены. Большую их часть сразу после расшифровки передавали руководителю советского атомного проекта – хорошо известному на Южном Урале Игорю Курчатову. Утверждают, что в некоторые дни Курчатову передавали по 200-300 листов документов по атомной проблематике из США, то есть агенты Абеля очень хорошо работали на нашу оборону. Эти люди здорово помогли нашему талантливому ученому создать свою атомную бомбу, они избавили его от излишних экспериментов, а Родину избавили от траты многих миллиардов народных денег.

Почти десять лет Фишер передавал в Москву сверхсекретную информацию из ядерных лабораторий США. А когда началась реализация советского атомного проекта не секрет, что элита ученого сообщества страны собралась именно в столице Южного Урала. Тогда в области насчитывалось 30 академиков, заводы возглавляли выдающиеся руководители, в регионе работали наиболее активные инженеры и рядовые сотрудники. Сверхсекретом Советского Союза тех лет было – ОКБ номер 700 разрабатывавшее и изготавливавшее механизм подрыва ядерного заряда, сердце атомной бомбы на Челябинском тракторном заводе. Атомный центр Челябинск-40 включал первый промышленный реактор и радиохимический завод «Маяк» возле города Кыштым. Он до сих пор является одним из самых наукоемких предприятий России, здесь в 1948 году был запущен первый атомный реактор в СССР, специалистами ПО «Маяк» был выпущен плутониевый заряд для первой советской ядерной бомбы. Озерск всегда называли «Сороковкой», относились к этому городу с уважением и трепетом. В Миассе правительственным решением от 16 декабря 1947 года было создано Специальное Конструкторское Бюро по ракетам дальнего действия (СКБ-385, впоследствии КБ машиностроения). Оно занималось освоением серийного производства ракет разработки ОКБ-1, возглавляемого Сергеем Королевым. А в середине 50-х гг. приступило к разработке баллистических ракет для подводных лодок…

Алексей Яловенко: «Согласен с вами. Меня тоже заинтересовал вопрос, почему Фишер-Абель уделил внимание именно нашей области и этим городам, ведь по другим областям СССР он с такими визитами не ездил. Я могу сделать обоснованное предположение – так как Рудольф Абель работал по атомному проекту США, а у нас, скорее всего, эта добытая информация использовалась на ПО «Маяк» и других челябинских атомных производствах, то старому разведчику-нелегалу, конечно же, хотелось посмотреть, что он не зря добывал секреты по этому направлению в США. На Челябинском тракторном заводе действительно разрабатывалась механическая часть атомной бомбы. Вполне возможно, что и Челябинский трубопрокатный завод имел какое-то отношение к атомному проекту, да и в Златоусте-36 были выпущены первые серийные две атомных бомбы. И ещё здесь, на границе Челябинской и Свердловской области первого мая 1960 года был сбит американский самолёт-шпион U-2 с лётчиком Фрэнсисом Пауэрсом, на которого впоследствии был обменён Абель-Фишер.       

Аладимир Филичкин: Кадровый сотрудник ЦРУ Фрэнсис Пауэрс интересовался именно атомными объектами Челябинской области. Для надёжного поражения его самолета было выпущено восемь зенитных ракет. В результате даже был случайно сбит советский истребитель МиГ-19, который летел ниже, не имея возможности подняться на высоту полёта U-2. Пилот советского самолёта, старший лейтенант Сергей Сафронов, погиб и был посмертно награждён орденом Красного Знамени. Кроме того, на перехват нарушителя был поднят одиночный Су-9. Этот самолёт перегонялся с завода в часть и не нёс вооружения, поэтому его пилот Игорь Ментюков получил приказ таранить противника при этом у него не было даже шансов спастись — из-за срочности вылета он не надел высотно-компенсационный костюм и не мог безопасно катапультироваться.

Очевидно, что атомные секреты Южного Урала оберегались особо бережно. Кстати по возвращении в США Пауэрса обвиняли в неисполнении обязанности пилота по приведению в действие взрывного устройства самоликвидации разведывательного оборудования, отснятой пленки и секретной аппаратуры, а также в том, что он не совершил самоубийство при помощи особой отравленной иглы, которая ему была выдана в ЦРУ. 1 августа 1977 года он погиб при катастрофе пилотируемого им вертолёта, возвращаясь со съёмок тушения пожара в окрестностях Санта-Барбары

Самый сильный эпизод в фильме «Мертвый сезон» это, конечно же, встреча двух кадровых разведчиков на нейтральной полосе во время первого в истории «холодной войны» обмена. Их внимательный, изучающий друг друга взгляд… А ведь держава вначале отказалась от Абеля - Фишера, провалившегося разведчика приравнивали к пленному.

Алексей Яловенко: В Челябинске Рудольф Абель побывал на многих улицах, сильно заинтересовался и новым тогда Дворцом спорта «Юность». Там его и сфотографировал на память Константин Шульгин. Абель хорошо рисовал, и сохранилось несколько челябинских рисунков с его автографом. Абель-Фишер много рассказывал своим заинтересованным коллегам о нелегальной работе в США.

Рудольф Иванович поделился опытом практической работы разведчика. Например, можно хорошо знать страну пребывания в целом, а засыпаться на мелочах. Необходимо знать детали местных событий, знать пословицы и поговорки, простонародные выражения…  Абель привёл несколько примеров из своей жизни: В первые дни войны он возвращался, домой в Москву, с женой на электричке из пригорода. В тамбуре было много пассажиров, готовящихся к выходу на ближайшей остановке. Вдруг он услышал, как двое мужчин переговариваются между собой: Как лучше – сойти на ближайшей остановке или проехать через Москву? Последние слова сразу обратили на себя внимание Рудольфа Ивановича. Как так, по внешнему виду они ничем не отличаются от других пассажиров, едут налегке, создавая видимость местных жителей, однако даже школьникам известно, что ни один поезд, ни одна электричка не проходит через всю Москву. А в Берлине или других западных городах это возможно. Это вызвало подозрение у Абеля. Он попросил наряд милиции проверить документы у этих людей. Подозрительные были задержаны, и впоследствии оказалось, что эти двое немецкие шпионы, заброшенные в нашу страну.

Владимир Филичкин: «На обыске в номере отеля «Лотэм» где жил Абель в карандашах и куске эбенового дерева нашли микропленку с письмом от родных нашего разведчика на русском языке, расписание радиосеансов с Центром и коды. Но об этих досадных промахах мало кому ивестно…

Алексей Яловенко: На встрече с Челябинскими контрразведчиками он, вкратце, рассказал и о своей работе в США, где он нелегально работал с ноября 1948 года для получения информации от многочисленных источников, работающих в атомных объектах.

Готовясь к поездке в США, Абель читал всё про эту страну: книги, журналы. Абель хорошо знал язык североамериканцев, но надо было ещё хорошо знать их разговорный язык, приветствия идиоматические выражения. В этом отношении хорошо помогло воскресное приложение к газете «Нью-Йорк Таймс», которая раз в год печатала наиболее ходовые выражения, шутки, пословицы и поговорки американцев за данный год. Абель изучил подшивки этого приложения за десять лет. Далее Рудольф Иванович рассказал о том, как он добирался в США. Однажды, в пути следования он находился в салоне и играл в шахматы и тут к нему неожиданно подошёл мужчина и обратился на литовском языке. Это насторожило разведчика - проверка? Абель дал понять, что он не понимает этого языка. Тогда мужчина жестами стал спрашивать, сколько стоит костюм и обувь, которые были на Абеле. Абель не знал, цену предметов одежды, так как ему эту одежду выдали. Но выручило то, что он, когда готовился к поездке в США и читал американские газеты, то обращал внимание на рекламу, где указывалась цена на такие вещи. Абель показал мужчине жестами стоимость этих вещей и всю поездку переживал, не ошибся ли он. По прибытию в Нью-Йорк Абель сразу пошёл в магазин и убедился, что он назвал точную цену и успокоился.

О своей легализации в Америки ветеран разведки рассказал следующее: через некоторое время он подыскал себе частную квартиру, которая устраивала его во всех отношениях. Для соседей он был инженером-изобретателем, во время войны работал на военном предприятии, в те же годы трагически погибла его семья. Новую семью он создавать не захотел и поэтому живёт один. Те накопления, которые он сделал во время войны, он разумно расходует и живёт на них и одновременно занимается изобретением фотоаппаратов новой конструкции. Абель действительно был хорошим инженером. Для читателей – в США для предотвращения коррупции, каждый обязан сдавать годовую декларацию о своих доходах и расходах. Налоговые службы очень внимательно следят за этим и, если человек тратит или имеет больше, чем легально зарабатывает, то начинается следствие – откуда деньги. А Абель получал значительные нелегальные суммы для своей работы разведчика, и эти суммы расходовались по мере необходимости, а такая необходимость выражалась в солидных цифрах. Абель установил в своей квартире станок, слесарный верстак, где он действительно занимался своими изобретениями. Когда ему понадобилось он изменил свою легенду, и стал неплохим художником (а Абель действительно хорошо рисовал) и переехал в другой район Нью-Йорка, где образовалась группа художников. Они сняли недорогое жильё, где и работали. Абель также писал картины и продавал, что давало ему возможность сдавать необходимые декларации, так как продажа картин постороннему учёту практически не поддавалась. Здесь Абель чуть не провалился, так как не до конца знал условия жизни в США.

Однажды Абель зашёл в общую художественную мастерскую и увидел, что его коллега мучается от зубной боли. Будучи чутким и отзывчивым по характеру, Рудольф Иванович посоветовал коллеге, немедленно обратится к врачу, коллега показал, что у него нет необходимой суммы для обращения к врачу.

Тогда Абель дал необходимую сумму этому своему коллеге. И тут советский нелегал вдруг понял свою большую ошибку, которую он допустил. Дело в том, что в нашей стране взять взаймы у товарища, некоторую сумму считается обычным делом, а в США это не так. Занимать деньги в США является большим позором, и если такое происходит, то займ оформляется официально с указанием срока, суммы и начисленных процентов. Но на этот раз к счастью всё обошлось.

Рудольф Иванович  рассказывал, что он в своей разведывательной  деятельности сейфов не взламывал, никого не пытал и не убивал. Он просто умел так строить свои доверительные отношения с людьми, что они сами ему рассказывали о разных технических новинках, в том числе и в атомной промышленности. Абель даже «предупреждал» некоторых, что, мол, не следует говорить лишнего, но ему возражали, что уверены в его порядочности… 

Фишер выступал только на встрече с работниками КГБ в управлении КГБ по Челябинской области, и в отделении КГБ в Озёрске, после встречи подписал желающим книги и памятные открытки.

Владимир Филичкин: «Таким он и вошел в историю отечественной разведки: как один из самых талантливых разведчиков-нелегалов, в доскональности разбиравшийся в американском ядерном оружии, а в свободное время - любивший рисовать».



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA