В. Мякуш: "С января в Челябинской области запускается шесть новых проектов по благоустройству городов" (Южноуральская панорама)
Б. Дубровский: "Мы поддержим проекты Ашинского метзавода по производству порошков и аморфной ленты" (Губерния74)
Интервью
Сергей Клесун: Дубровский — нехаризматичный политик, и в этом есть большой плюс Сергей Клесун: Дубровский — нехаризматичный политик, и в этом есть большой плюс
Челябинский политтехнолог Сергей Клесун провел успешную кампанию для Андрея Барышева: тот стал депутатом Госдумы. В интервью «ЧелябинскСегодня» Сергей Клесун дал оценку результатам выборов, оценил муниципальную реформу, высказался в пользу одноглавия и дал рекомендации команде Дубровского.
Елена Мурзина: «Челябинск – это порядка 40% бизнеса области» Елена Мурзина: «Челябинск – это порядка 40% бизнеса области»
В новом 2017 году Агентство стратегических инициатив определило 12 целевых моделей для улучшения инвестиционного климата. Итоги реализации этих моделей повлияют на место Челябинской области в Национальном рейтинге. О новых методах, а также о том, почему так важно, чтобы именно Челябинск эффективно провел работу в указанных направлениях, в интервью «ЧелябинскСегодня» рассказала заместитель главы города по экономике и финансам Елена Мурзина.
Денис Ершов: Написание вирусов станет основным направлением деятельности мошенников Денис Ершов: Написание вирусов станет основным направлением деятельности мошенников
В прошедшем году в полиции Челябинска был создан отдел по борьбе с мошенничествами. Сотрудники этого отдела специализируются на раскрытии преступлений, совершенных с использованием средств сотовой связи и сети интернет. О том, как уберечься от мошенников, какие бывают виды мошенничеств, сайту «ЧелябинскСегодня» рассказал заместитель начальника отдела управления уголовного розыска ГУ МВД по Челябинской области Денис Ершов.
Павел Михайлов: Перезапуск «Восточного экспресса» станет возвращением легенды Павел Михайлов: Перезапуск «Восточного экспресса» станет возвращением легенды
Новый руководитель телерадиокомпании «Восточный экспресс» Павел Михайлов рассказал о своих планах по перезапуску телеканала «ВЭ», отношении к коллегам и о том, для кого создается телевидение в Челябинске. Об этом Павел Михайлов рассказал в своем первом интервью в новом качестве информагентству «ЧелябинскСегодня»:

Антон Комолов: Блогеры – графоманы с комплексом мессии

11:30
22 Апреля 2011 г.
Распорядок дня звезды шоу-индустрии напоминает рабочий график топ-менеджера. Надо успеть принять решение, дать распоряжение, подписать договор, съездить на встречу. В эксклюзивном интервью E-xecutive шоумен Антон Комолов рассуждает о тайм-менеджменте по-русски, московских пробках и бесполезности блогов.
Антон Комолов: Блогеры – графоманы с комплексом мессии
 Распорядок дня звезды шоу-индустрии напоминает рабочий график топ-менеджера. Надо успеть принять решение, дать распоряжение, подписать договор, съездить на встречу. В эксклюзивном интервью E-xecutive шоумен Антон Комолов рассуждает о тайм-менеджменте по-русски, московских пробках и бесполезности блогов.

E-xecutive: Считаете ли вы, что Антон Комолов – это бренд?

А.К.: Отчасти. Бренд – это то, что можно капитализировать и продать. Антона Комолова капитализировать и продать достаточно сложно. Есть имя, есть репутация, которая помогает, когда меня приглашают в телепроекты. Но, чтобы можно было капитализировать, как бренд, как Кока-Колу, – такого нет.

E-xecutive: Пользуетесь своим именем, чтобы продвигать проекты, в которых работаете?

А.К.: Нет, я работаю на радиостанциях и телеканалах. Это их обязанность – заниматься продвижением проектов. Просто медийные возможности мои и телеканала (радиостанции) несопоставимы. Я, конечно, могу, стоя где-нибудь на светофоре, открывать окно и кричать водителям: «Не пропустите! Сегодня вечером...!». Думаю, это не самый эффективный способ рекламы.

E-xecutive: Мечтали ли о создании собственного медиа-проекта?

А.К.: Не то чтобы мечтал. Я представляю себе, как это все делается, сколько это стоит. В этом вопросе я реалист, не буду пускать розовые слюни и думать: «Вот было бы зыкинско, если бы у меня была своя радиостанция! Я бы ставил там свою любимую музыку, и всем бы было клево». От таких странных иллюзий я избавился лет через пять-шесть после того, как начал на радио работать. Умные и опытные люди мне подсказали, что любимую музыку нужно слушать дома, ее не надо никому навязывать. И у меня была возможность проверить правдивость этих слов. То, что тебе нравится, еще не факт, что понравится окружающим. Это все-таки бизнес, и не нужно его смешивать с чем-то еще…

E-xecutive: Если говорить о бизнесе, какие препятствия сейчас стоят перед современным медиа-менеджером?

А.К.: Интернет. Поверхностность мышления у людей. Постоянная потребность изменений всякого рода, получения впечатлений, эмоций из разных источников информации.

E-xecutive: Так восприятие людей поменял именно Интернет?

А.К.: Я не думаю, что только Интернет. Вообще у большинства молодых людей клиповое сознание. У них все очень ярко, очень бурно, очень быстро, стремительно, они быстро загорелись, быстро потухли. Им что-то стало интересно, а завтра это уже вообще скучно.

E-xecutive: Как бороться с этим? Что делать?

А.К.: Не знаю, меня это вообще удивляет, иногда, как старика, подбешивает (смеется). Мы-то по-другому жили! У нас фундаментальный подход! Меня удивляет, когда молодым людям не интересно «копнуть глубже». Они получают какую-то информацию, и сразу принимают это на веру. Я понимаю, почему принимают на веру люди в возрасте, они жили в стране, где все, что было сказано по телевизору, имело штамп «это правда». Но почему это происходит с молодежью? Мне не понятно.

Молодежь не интересуется собственной историей. И поэтому она растет с абсолютно промытыми мозгами, промытыми пропагандой, невежеством, малообразованностью и ленью. Это большая проблема.

E-xecutive: Вы чувствуете, что это можно изменить? Или вы что-то делаете, чтобы это изменить?

А.К.: А как изменить человеку мозги? Никак не изменишь. Ты же не подойдешь к человеку, который книги сжигает, или в костюме Деда Мороза стоит, не скажешь: «Ты сейчас стоишь с каким-то транспарантом, ты понимаешь, что он обозначает? Не понимаешь? Тогда прочитай здесь и здесь». Человек не пойдет читать.

E-xecutive: Так вроде же существует масса различных источников для получения информации?

А.К.: Вот это меня и удивляет. Открытых источников – миллион. Но люди абсолютно не интересуются политикой, историей, Великой Отечественной войной, например.

E-xecutive: Как вы относитесь к глобальным процессам «фэйсбукизации» и «твиттеризации»?

А.К.: Меня нет ни в твиттере, ни на фэйсбуке, потому что мне это не особо нужно. Твиттер для меня – загадочная история. Может, я, конечно, что-то не понимаю, но, по-моему, это абсолютный несвязный хаотичный дебилизм. Если почитать чью-то твит-ленту, или, как это называется… Это же вообще трэш. Невозможно понять, что к чему, даже если это твит-лента умного человека. Надо посвятить чтению твит-ленты очень много времени, чтобы отслеживать все причинно-следственные связи. Там в общении по несколько ниточек, которые переплетаются.

E-xecutive: А кто-то настаивает на том, что твиттер еще более оперативный источник, чем все остальные. По-вашему, это правда?

А.К.: Отчасти это так. Если речь идет о твиттере очень авторитетного человека, либо СМИ. Честно говоря, таких я могу по пальцам одной руки пересчитать. Зато огромное количество примеров, когда твиттер используется, как средство нагнетания истерики. Человек что-то увидел, приукрасил, рассказал… Короче, обычные сплетни.

Ты увидел, как человек упал. И тебе интересно рассказать не просто, как он упал, а как у него «прям кровища». А следующий ретвиттнет и скажет: «Да, и кровь прямо она какая-то кислотная кровь, и она прям в метро. А там крысы метровые, и кровь прям на них». С точки зрения скорости, конечно, впечатляет, но с точки зрения достоверности… Достоверность – первая и главная проблема твиттера. Вторая проблема – уязвимость. Если, условно говоря, захотели власти какой-то арабской страны, чтобы не использовали твиттер или фэйсбук, они бы просто отключили Интернет. И все. В Китае это работает, в Северной Корее – тоже. Уязвимая эта штука. Грубо говоря, можно подойти, вынуть вилку из розетки, и твиттера не будет.

E-xecutive: Возьмем пространство Web 2.0. Там каждый стал участником, творцом, экспертом и авторитетом. Вы видите в этом какую-то опасность?

А.К.: Опасность здесь только в том, что ты тратишь свое время, читая графоманские опусы людей, которые считают себя властителями дум. Ты в огромном таком океане шлака, мусора пытаешься выловить жемчужину: толковый пост. Либо найти человека, который адекватен, и у которого нет комплекса мессии. Этот поток нужно фильтровать. У меня есть блогеры, которых я читаю регулярно. Читаю Алексея Навального, несколько блогов медийных журналистов. В большей степени это не для новостей, а чтобы оставаться внутри индустрии, понимать, что происходит.

А так, для многих людей, блог, твиттер – это трибуна, с которой они высказывают свою точку зрения. И хорошо, что у них она есть: выплеснули куда-то свой пар. Но зачем этим паром дышать мне? Я не очень понимаю. Есть достаточно широкий список сайтов, которые я просматриваю на предмет новостей: от желтушных до очень серьезных, от провластных (в меньшей степени, потому что их можно и по телевизору посмотреть) до оппозиционных. Из разных сообщений, углов зрения на одно и то же событие, можно какую-то более или менее объективную картинку составить.

E-xecutive: Как вы относитесь к тому, что сейчас блогер позиционируется, как профессия или титул?

А.К.: Когда пишут «Иванова Светлана, дизайнер интерьеров» – то это у меня вызывает примерно такие же эмоции. Блогер – это ни о чем, нет такой профессии. Если человек может зарабатывать посредствам своего блога, тогда это профессия. Если же он просто пишет в блоге… Я ничего не имею против людей, которые высказывают свои мысли, но причем тут профессия? На мой взгляд, профессия – это, когда ты зарабатываешь деньги.

E-xecutive: Поговорили об Интернете. А как быть с принтом? Верите в смерть печатных изданий, книг?

А.К.: Сложный вопрос: и да, и нет. В нашей стране, с одной стороны, тиражи сейчас не очень высокие по сравнению с Западом. При том, что у нас еще до глубокого проникновения Интернета очень далеко. Но так или иначе, мы придем к тому, что будем смотреть утренние газеты на айпэдах, в телефонах, получать в виде файлов на плееры, в машины, прослушивать в аудиоформате. Это, конечно, для нашей страны пока очень отдаленная перспектива. Да и на Западе это еще когда (!) произойдет.

E-xecutive: А на ваш взгляд, когда произойдет? Сроки примерные?

А.К.: Для Запада. Глянцевые форматы – лет 10-15. Для нас – еще после этого лет 10. Это, когда полная победа настанет. Уже сейчас постепенно все западные журналы выпускают айпэд-версии, интернет-приложения. Думаю, что платных новостных изданий не будет. За новости никто не станет платить, хотя на Западе привыкли платить за информацию.

Зачем платить за какую-то новость, если эту новость я прочитаю через 30 минут на другом сайте и бесплатно?

E-xecutive: Как относитесь к платному контенту в сети?

А.К.: Как потребитель – отрицательно. Как человек, соблюдающий законы, – положительно. Я торрентами не пользуюсь, ничего пиратского не качал. Диски последнее время (с грустью) покупаю лицензионные. Ну не может диск стоить 900 руб., даже если он родной, привезенный из Америки.

E-xecutive: Что такое идеальная работа для Антона Комолова?

А.К.: Это та, которая предлагалась не так давно в Австралии, – смотритель острова. Нужно приглядывать за черепашками, кормить китов и иногда делать записи в блоге. Прекрасная работа.

E-xecutive: Вы стали популярным очень рано. Почему решили быть журналистом, а не фотомоделью, к примеру? Девушкам вы очень нравитесь…

А.К.: Фотомодель – еще менее профильная профессия. Тем более, я никогда не испытывал иллюзий относительно своего профиля. С таким профилем идти в модели может только крайне самоуверенный человек! В общем все получилось случайно. Когда я учился в институте на втором курсе, начал работать на радио. Я услышал объявление о том, что набираются диджеи на радио «Максимум», отправил свое резюме. Мне, конечно, никто не перезвонил. Я подумал: «Наверняка, не дошло». Отправил еще раз. Короче, с какого-то раза меня пригласили на собеседование. Взяли внештатным корреспондентом. Я на это был согласен.

E-xecutive: Какую роль в вашей карьере сыграли случай и везение?

А.К.: Наверное, услышать это объявление по радио – своего рода случай. С другой стороны, одним везением и одной случайностью дело не обошлось. Так как надо было же отправлять резюме, быть настойчивым, чтобы пригласили на собеседование. А когда ты уже попал в эту сферу, ты или можешь зацепиться, или нет. Я пытался приложить максимальные усилия.

E-xecutive: Как развивалась карьера дальше?

А.К.: Узнал от знакомых, что открывается станция «Серебряный дождь», там уже меня приняли информационным ведущим. Потом знакомые позвали работать на новой станции, которая тогда называлась «Радио Классика», а сейчас – «Монте Карло».  И постепенно-постепенно, одно из другого перетекало.

E-xecutive: Вы обмолвились о дауншифтинге (уехать смотреть за черепахами). Не хотелось уехать?

А.К.: То был дауншифтинг ценой $100 тыс. за полгода. Если такой дауншифтинг, то можно немножко ужаться... Но дауншифтинг в классическом понимании – все бросить и уехать на остров – не для меня. У меня семья, я несу за нее ответственность.

E-xecutive: Как боретесь со стрессом? Есть свое лекарство от стресса?

А.К.: Я очень настороженно отношусь к химическим препаратам, которые улучшают настроение, подавляют настроение, успокаивают или взбадривают. Я побаиваюсь химии в организме. Можно спортом позаниматься, сбросить напряжение лишнее. Это хороший вариант, полезно.

E-xecutive: У Антона Комолова, наверняка, есть свои золотые правила time management? Или серебряные, бронзовые.

А.К.: Тут ведь какая штука – то, что подходит одному человеку, может совершенно не подойти другому. Поэтому для меня таких вещей, как золотое правило, серебренное, бронзовое, деревянное – не существует. Я активно пользуюсь ежедневником, у меня есть план на день, планирую неделю. Мы вчера как раз в эфире говорили про time management. Нашим гостем был один эксперт. Существует приоритетность дел. Есть занятия – пожиратели времени, исключив которые, можно высвободить много свободных минут. Если у человека есть желание, он в состоянии расставить приоритеты правильно. Я какое-то время назад пользовался icq. После эфира на телевидении приезжал работать в офисе. Icq съедала столько времени, что я в какой-то момент принудительно ее удалил. Мне было тяжело первое время, но я понял, что как минимум два-три часа в день у меня вылетает ни на что. Конечно, я оправдывался – «Ну это по работе, нужно». Ерунда! Для работы есть телефон, мобильный, если необходимо. Опять же, сейчас большое количество времени у человека в мегаполисе тратится на дорогу. В машину я, например, записываю на DVD разные интересные телевизионные программы, которые можно слушать. Или из своего ежедневника выписываю имена тех, кому нужно позвонить. Сажусь в машину, а у меня там такой мини-офис. Пока еду, совершаю все нужные звонки. Для пробки – самое полезное занятие.

E-xecutive: Какие именно телепрограммы подходят для машины?

А.К.: Часто записываю «Прожекторперисхилтон», интервьюшные программы – программу Владимира Познера «Временно доступен», «На ночь глядя», какие-то такие. Самое главное, что это программы, где не нужно смотреть, а можно просто слушать.

E-xecutive: Есть ли у вас баланс между временем для работы и временем для семьи?

А.К.: По-разному. Сейчас у меня новый график. Я работаю на радио вечером, поэтому, допустим, ребенка я своего вижу теперь только в выходные. Ребенок уходит в садик еще до того, как я проснулся. Я заканчиваю работать поздно, приезжаю с работы в то время, когда он уже спит. Если бы он был постарше, мы бы с ним переписывались. А так он пока писать не умеет. Может быть, это для него станет стимулом… быстро научиться писать!

E-xecutive: А если второй ребенок появится?

А.К.: Чтобы и второго не видеть? Хотя можно второго родить, а маленькие дети по ночам-то просыпаются, можно ночью общаться. Это идея! Под таким углом об этом не задумывался.

E-xecutive: Существует ли для вас антагонизм работа vs призвание? Работа совпадает с призванием?

А.К.: Думаю, определять, является занятие призванием для человека или нет, должны люди со стороны. Человек может считать, что его призвание – быть поэтом, а стихи у него никудышные. По поводу того, насколько часто совпадает работа с призванием. Например, человек получил экономическое образование и работает по своей специальности. А на самом деле он замечательный геймер и самое лучшее, что он может делать в своей жизни – это кибер спортом заниматься. Не работать, а в игрушки компьютерные резаться – вот его призвание! Таких миллионы людей. Или, например, человек-прожигатель времени, плеватель в потолок. Это, может, тоже призвание. Бывают люди, которые могут доплюнуть до потолка на станции метро Маяковская, а работают где-нибудь в «Транснефти». Там у себя в кабинетах плюют, наверное…

E-xecutive: Может быть, это связано не с внешним признанием, а с внутренней гармонией ?

А.К.: Плевать в потолок?

E-xecutive: Ну вот те на «Маяковской»...

А.К.: Я бы не стал противопоставлять одно другому. Достаточно часто работа и призвание у людей не совпадают.

E-xecutive: Много людей считают, что для тех, кто прославился, успешен, это совпадение сработало. В вашем случае?

А.К.: Думаю, да. Для меня не было самоцелью стать известным, популярным и так далее. Это счастливое совпадение, что моя работа мне нравится, приносит не только удовольствие, но и деньги, и, я надеюсь, является моим призванием. Не у всех так бывает, но здесь я, к сожалению, никаким советом помочь не смогу.

E-xecutive: Часто корпоративы просят вести?

А.К.: Бывает.

E-xecutive: Как к этому относитесь?

А.К.: Как к работе.

E-xecutive: Много денег в семейный бюджет приносите?

А.К.: Понятно, что в декабре – это основной хлеб любого ведущего, промышляющего этим. Есть месяцы, когда нет ни одного мероприятия. Я к этому отношусь, как к еще одной части своей работы. Во-первых, достаточно денежной. Во-вторых, я не разделяю мнения людей, которые говорят: «Ну, да, ну а как вот еще деньги заработать». Я не считаю, что это просто зарабатывание денег. Я не считаю зазорным, постыдным, унизительным говорить со сцены, когда другие едят! Это такой вид работы. И в твоих силах этих людей отвлечь от тарелки хотя бы на какое-то время. У меня иногда получается.

E-xecutive: А что-нибудь предлагали, чем постыдно заниматься?

А.К.: Нет, порно не предлагали. Я все жду, но чем дальше, тем меньше шансов, что позвонят из порностудии: годы не щадят никого… (смеется)

E-xecutive: Хотела затронуть вашу деятельность для WWF. Вы – член правления. Что конкретно для них делаете?

А.К.: Правление – это такой консультативно-представительский совет. Мы собираемся два раза в год на заседание, и слушаем отчет о проделанной работе за отчетный период, одобряем основные направления работы на грядущие пол года. В правление входят люди разных профессий: банкиры, юристы, бизнесмены, Николай Дроздов. Каждый помогает по роду своей специализации. Я – при общении с медиа, поскольку работаю в этой области, ее понимаю и могу что-то посоветовать.

E-xecutive: Насколько ваши личные принципы отражают принципы WWF?

А.К.: Они достаточно близки, иначе бы я не вошел в правление. Для меня это большая честь. Мне это не приносит прибыли. Это – общественная должность (к вопросу о капитализации). Экология, особенно в нашей стране, к сожалению, не в почете.

E-xecutive: А меха носите? Мясо едите?

А.К.: Понимаю, о чем вы говорите. Я мясо ем. Но при этом, например, я не ем черную икру, хотя люблю ее. Мы уже пять или шесть лет отказываемся семьей от этого деликатеса. А раньше с удовольствием покупали к Новому Году. Но потом была инициатива WWF – на год отказаться от черной икры. Мы отказались. А после завершения инициативы я решил, что если в нашей стране черная икра на 90% – браконьерская, то зачем это поощрять. Можно, конечно, сказать, что отказ одного человека ничего не изменит, потому что все равно эту икру продадут. Но здесь стоит решить для себя: или ты делаешь, или не делаешь.

E-xecutive: «Это все равно ничего не изменит» похоже на философию каждого русского человека?

А.К.: Да. Именно поэтому я считаю, что при жизни нашего поколения и даже поколения наших детей, вряд ли что-то изменится кардинально. Потому что никому ничего не нужно. Но я считаю, что надо не оглядываться на других, а делать для себя, для своих детей. Я, например, когда чищу зубы – выключаю воду. Когда принимаю душ, намыливаюсь – выключаю воду. Правда, когда включаю ее снова, – она слишком горячая или слишком холодная. Это неприятно. Но я это делаю. Я не принимаю ванну, потому что это больший расход воды. Я выключаю свет, когда выхожу из комнаты. Я стараюсь следить, чтобы все в семье зарядники от мобильных телефонов выключали, а не отключали телефон, а зарядник оставляли в розетке. Он в таком состоянии потребляет 30-70% энергии. У меня достаточно много дома энергосберегающих лампочек. Но при этом, мне важно, чтобы все эти меры не били по моему комфорту. Я не пересел с личного автомобиля на общественный транспорт, хотя из-за этого карбоновый след я оставляю намного больше. Но для меня автомобиль – в приоритете. Понимаю, что это неправильно, что настоящий ортодоксальный защитник природы, эколог-хасид должен отказаться и от автомобиля.

E-xecutive: Как изменить мировоззрение и поведение людей в России по отношению к потреблению ресурсов?

А.К.: Здесь есть два момента. Первый, экономический. Что касается езды на машине… В западных странах вводят отдельную полосу для машины, где ездят четыре человека. По ней стоит дешевле ездить, она всегда свободная. Экономический рычаг самый эффективный. Бросил мусор в лесу – штраф. Также как с правилами дорожного движения, нарушил – штраф. В следующий раз человек подумает, оказавшись в похожей ситуации. У нас очень строгие законы и совершенное разгильдяйство в плане их соблюдения. У нас люди знают, что могут пьяными за руль сесть: «Да, договорюсь, ну пять тысяч это стоит». Все знают что, сколько стоит. А если все будут знать, что если ты сел пьяным за руль, тебя поймают, на год лишат прав, тогда вещи будут работать. Это первый момент. И есть второй момент. К вопросу о разделении и переработке мусора – это должно быть на государственном уровне. Образование! Детям в голову надо вкладывать, что бумажку на землю бросать нельзя. Съел конфетку, положи бумажку в карман, отнеси до урны. Если ты бросил – к тебе подходит очень вежливый воспитанный полицейский, который доброжелательно тебе говорит: «Вы сейчас бросили бумажку, заплатите три тысячи рублей, пожалуйста». И человек платит, он не может не заплатить, иначе придут судебные приставы. В следующий раз он бумажку на землю бросит, потом увидит, что в его сторону двинулся вежливый полицейский, и он тут же бумажку поднимет и … И не только бумажку, а еще и целлофановый пакет, лежащий рядом с ней, упаковку от чипсов и какашку ризеншнауцера.

E-xecutive: И все это у нас будет через 30 лет?

А.К.: Тут это все называется смешным словом «государственная воля». Но это и снизу должно быть. Однако, полагаю, что очень тяжело людям самим себя воспитывать, особенно, если в школе им не вкладывали (а у нас сейчас в школе это не вкладывают)… Все должно идти параллельными путями: и снизу, и сверху.






Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA