Случай в Златоусте или кривое зеркало патриотического воспитания

Случай в школе Златоуста поставил ряд вопросов не праздного характера. Система воспитания столкнулась с айсбергом толерантного отношения ко всем молчаливым участникам образовательного процесса.
Случай в Златоусте или кривое зеркало патриотического воспитания
Сухомлинский и Макаренко стоят на книжной полке. На повестке летнего большого педсовета дисциплинарный устав линейного корабля среднего образования.

Когда директорам школ дают установки на выборах (избирательные участки находятся во многих школах) за кого и как агитировать голосовать, то родители в Прокуратуру не пишут анонимные письма.

И так всем понятно. Хотя любое политическое вторжение в образовательный процесс, в чистом виде, является проявлением идеологического экстремизма.

Когда у учителя возникает вопрос о том, на каких примерах воспитывать детей, вот тут начинаются пробелы в наглядном материале. В советской школе патриотического воспитания действовал принцип: “Делай как я!”.

Воспитание патриота начиналось с личного примера - такую школу мы видим у Александра Суворова и Александра Матросова. Такое воспитание мы видим у Героев России, погибших за мирное детство сирийских детей.

Подросток становится гражданином тогда, когда видит, чем подкреплены слова педагога. Большая разница в принципах “Делай как я!” и, в циничном принципе “Делай, как я сказал!”. Мы, поколение военных педагогов СССР, -  об этом помним всегда.

Образованию нужны герои. Как воспитывать подростка на примере эфемерного дяди Васи или тети Раи? Дядя Вася хороший человек, член партии “Единая Россия”. Но, когда чуть выпьет, то ругается матом на всю систему ЖКХ. Не только в родном Златоусте. Такой пример для воспитания нам  не подходит. Другой экземпляр. Тетя Рая - член партии КПРФ, она открыто выступает против взносов за капитальный ремонт. Такой пример опять не совсем корректный.

Что делать педагогу? В школах сегодня востребован православный руководитель военно-патриотического воспитания. Есть такие  надежные ребята, но они боятся переступать порог школы.

Любая анонимка о том, что он остается вечером в стрелковом тире с несовершеннолетними детьми - прямой сигнал в  Прокуратуру о совращении несовершеннолетних при разборке автомата Калашникова.