Путь самоеда: кривые ухмылки экономики

А был ли мальчик рынок? Посвящается российской экономике, "выходящей из рецессии".
Путь самоеда: кривые ухмылки экономики
Мы живем в логике углубляющегося экономического абсурда.
Так, недавно зам. министра сельского хозяйства заявил о катастрофической ситуации на рынке картофеля. Дело в том, что по итогам 2015 года урожай вырос до 33,6 млн. тонн, что привело к переизбытку продукта на российском рынке и обвалу цен. Картофель не покупают уже даже по 4 рубля за килограмм и совершенно непонятно, что делать дальше.

Данный пример не единичен: мировые цены на нефть падают, а цена бензина в стране растет; в будущем году в России не будет построено ни одного (!) километра новых дорог; газ продается за рубеж, а города и поселки отапливаются мазутом, углем и дровами; управляющие компании и подрядчики получают деньги, но балконы падают, а улицы и дворы завалены снегом; множатся коммунальные аварии, в результате которых жители надолго остаются без воды, тепла и электроэнергии.
Тот ли это рынок, который должен привести нас к процветанию?

К сожалению за прошедшие годы нам так и не удалось выстроить полноценную рыночную экономику.
Эффективные институты подменены «ручным управлением», бизнес задыхается под налоговым и административным гнетом, растут цены, население нищает, расцветает монополизм и коррупция, капиталы бегут из страны, отсутствуют стратегические проекты, ветшает инфраструктура, деградирует промышленность, усугубляется сырьевая зависимость. Идет разбазаривание остатков былого промышленного и инфраструктурного благополучия позднего Советского Союза.
Если оглядеться по сторонам, то станет заметно, что основная масса социальных объектов, то есть школ, больниц, детских садов, учреждений культуры и спортивных сооружений была построена в 60-70х годах прошлого века, почти полвека назад. Не лучше обстоят дела и в промышленности: научно и технологически емкие производства уступают места полукустарным и до предела упрощенным предприятиям, умудряющимся работать на оборудовании, которое держится только чудом. Редкие попытки создать современные производства с конкурентоспособной продукцией не меняют картину – мы медленно, но верно откатываемся в кустарную и архаизированную эпоху.

В чем же причины такого бедственного положения?
Как это ни банально, но во всем виноват тот самый рынок, о котором грезили многие наши соотечественники в период плановой экономики и социализма. Точнее даже, не рынок, а то причудливое образование, которое сформировалось на месте недостаточно эффективной, но по своему цельной и логичной конструкции, разрушенной после падения СССР.

В любом учебнике по экономике можно найти перечень условий, которые позволяют выстроить рыночную систему. Одними из важнейших, системообразующих факторов тут являются частная собственность и конкуренция. Подразумевается, что собственники в своем стремлении к выгоде, будут рационально и максимально полезно управлять своими активами, а конкуренция выступит в качестве залога соблюдения установленных правил и интересов потребителей и общества в целом.
Иначе говоря, баланс между частными интересами производителей и этическими нормами общества послужит гарантией развития и экономического роста, закладывающего фундамент процветания.

На деле так происходит не всегда.
Приватизация, то есть передача активов от государства частным собственникам у нас вроде бы была проведена в 90-х годах XX века, но сопровождалась многочисленными нарушениями, что было подтверждено в соответствующем докладе Счетной палаты РФ, опубликованном в 2004 году. В нем, в частности, говорилось, что поставленных целей реформа собственности не достигла – бывшее государственное имущество сконцентрировалось в руках немногочисленного слоя граждан. Таким образом, не сложился достаточно обширный слой новых собственников, что и не позволило дать необходимый импульс для динамичного развития отечественной экономики.

В первом десятилетии нынешнего века система несколько трансформировалась в сторону усиления роли государства, которое прямо или опосредованно управляет сейчас примерно половиной нашей экономики. Однако, сути дела это не изменило – средний класс так и не сформировался, наиболее прибыльные отрасли монополизированы и находятся под контролем государства, малый и средний бизнес испытывают двойное давление и влачат жалкое существование в тисках монополизма (с одной стороны) и административного давления (с другой).
И действительно, в каждом значимом секторе экономики мы видим или монополию, или союз нескольких крупных игроков, манипулирующих рынком лишь в свою пользу, не особо заботясь о социальной составляющей. Достаточно только вспомнить названия таких компаний как «Газпром», «Роснефть», РЖД, «Аэрофлот», «Сбербанк», чтобы представить уровень монополизации нашего рынка.

Фактически, сейчас сложилась модель «трубы», когда в одном направлении (от нас) движутся нефть, газ, металл, лес, а в другом (к нам) перемещаются товары народного потребления и средства производства, например машины и оборудование.
Понятно, что этот путь тупиковый и ведущий к истощению природных ресурсов и банкротству нации. Кроме того, обвал цен на нефть, развитие альтернативных источников энергии и новые уклады в экономике, при которых не нужно столько традиционных видов ресурсов, иллюстрируют те угрозы, с которыми мы уже столкнулись в полной мере.
В какой-то момент наша экономика просто съест сама себя и останется как без инвестиций для существования, так и без технологий, оборудования и кадров, позволяющих хотя бы попытаться перейти к новой концепции, основанной на современных подходах и отвечающей вызовам времени.

Что же требуется, чтобы избежать подобного печального сценария?
Прежде всего, политическая воля, ибо перестройка всего хозяйственного механизма неизбежно столкнется с интересами тех, кто сегодня правит бал. Ведь для того, чтобы поменять приоритеты и ориентиры развития, необходимо будет переориентировать все денежные потоки внутри страны, то есть, перераспределить национальный доход. Вряд ли это понравится нефтяникам, газовикам, банкирам и металлургам.
Но другого выхода нет – или наш рынок все-таки станет конкурентным и ориентирующимся на запросы потребителей, или нас ждет другая парадигма, которая будет располагаться, увы, вне плоскости экономических решений.