Пожарная служба во дворе тюремного замка. Троицк

Мы прекрасно понимаем, что в Троицке должна была существовать пожарная служба, и она была. В конце XVIII – середине XIX века организация пожарного дела в городах входила в круг обязанностей городничих, а функции пожарных обычно выполняла полиция.
Пожарная служба во дворе тюремного замка. Троицк
Не был исключением и Троицк. В июне 1832 года из Оренбургского губернского правления троицкому городничему был прислан указ, где говорилось, чтобы он «естли градских доходов недостаточно, согласили жителей всех сословий добровольным сбором суммы какая будет потребна, исправить ныне имеющия пожарныя инструменты и, в случае недостатка купить новые, и построить удобнее для хранения оных помещение». Городничий привлек к этому делу руководство города Троицка, а точнее, городового старосту Игнатия Зарубина. Из инструмента в Троицке в ту пору имелись: «две трубы с рукавами, две бочки, три ведра, багров больших 2, вил 2, малых багров 4, вил 3». Все это было направлено в распоряжение Игнатия Зарубина на «летних ходах ветхих». Трубы с рукавами – это «наливные трубы», прототипы пожарной машины, я о них рассказывал в статье о начале пожарной службы в Челябинске. Летние ходы – телега на колесах, на которой размещалась наливная труба. Кроме того, городничий распорядился построить во дворе «тюремного замка» теплую избу для хранения инвентаря. Это было вполне разумно, поскольку те же «рукава», изолирующие прокладки в наливных трубах, то есть пожарных помпах, были кожаными и, соответственно, быстро приходили в негодность, находясь на открытом воздухе.

fireman-113.jpg

На рисунке показана "Средняя заливная труба". Картинка отсюда.

Зарубин организовал в течение июня – августа починку пожарного инструмента, но с постройкой помещения вышла заминка. Обратившись в Челябинскую городскую думу, он объяснял, что «близ здешняго города лесов не имеется, а хотя оный времяно и бывает в привозе годный для построения, но продается весьма дорогими ценами, а градские доходы города Троицка удовлетворить ныне сей расход не могут». Зарубин просил Челябинскую думу, обратиться в Губернское правление, видимо в надежде, что губерния выделит деньги на постройку пожарной избы. Но ему объяснили, что в указе Оренбургского губернского правления четко прописано: если не хватает городских доходов, то надо организовать «добровольный» сбор денег с городских жителей всех сословий. В ходе дальнейших обсуждений выяснилось, что на тюремном дворе имелась старая пожарная изба, хоть и обветшавшая, но годная к использованию, кроме того, при Городническом правлении «для исправления пожарных инструментов находится командированная главным начальством вместо рабочих людей Кардонная стража». Зарубин объяснял, что все пожарные инструменты были переправлены к нему, а у него нет ни помещения для их хранения, ни людей, которые бы умели использовать, что может привести к поломке и, соответственно, к наказанию его, Зарубина, при отсутствии с его стороны вины. Челябинская дума на это ответила, что о постройке пожарной избы Зарубину уже было направлено решение думы, а что касается передачи в его ведение пожарных инструментов, то оно неправомочно, поскольку по Учреждению об управлении губернией пожарная часть находится в ведении городничего.
К сожалению, не известно, когда была построена новая избы для пожарных инструментов в Троицке, возможно, со временем мы это выясним. И небольшое пояснение по поводу обращений Игнатия Зарубина в Челябинскую городскую думу – дело в том, что после открытия Троицка городом 31 декабря 1785 года, здесь из всех органов городского самоуправления были учреждены лишь должности городового старосты, словесного судьи и надзирателя над запрещенной торговлей. Все важные вопросы городского самоуправления, судебные разбирательства, дела об опеке над сиротами решались в Челябинской городской думе, Челябинском магистрате и Челябинском сиротском суде. Так продолжалось до 1834 года, когда в Троицке была избрана своя Городская дума.