Письмо с фронта

10.04.2017 17:09
Автор: Александр Петраков
Теракт в питерском метро унёс жизни уже 14 человек, около пятидесяти пострадали. Взрыв совершил смертник – шахид. Его личность установлена. Город на Неве ещё один российский город ставший мишенью для террористической атаки. С середины 90-х, с первых взрывов в Москве и рейда банды Басаева в Будённовск мы живём на линии фронта: мы все на передовой, а поле боя вся страна.
Письмо с фронта
К террору нельзя привыкнуть, но можно как-то адаптироваться, научиться принимать этот риск как часть своей жизни: игнорировать, положившись на фатализм, религию или стараясь не думать «про это» или наоборот ощущать себя одновременно и жертвой и охотником: научиться видеть каждый «бесхозный», оставленный свёрток или сумку, отмечать боковым зрением странных новосёлов или квартиросъёмщиков и на рефлексах сообщать куда следует, мол, лучше перебдеть… Научиться не только сопереживать, сочувствовать чужому горю как своему, потому что завтра на «его» или «её» месте можешь оказаться ты сам или близкие, родные тебе, любимые тобой люди – смерть на поле боя почти всегда случайна, но и ненавидеть врага по ту сторону – террористов и их кукловодов, спонсоров, вольных или невольных пособников и помощников.

Мы все на войне – ты, я, наши коллеги и друзья, знакомые, наши родные и наши любимые. А война – она не только калечит и убивает, она показывает самую суть каждого, кто стал её участником и свидетелем. Кто-то несёт цветы и оплакивает чужое горе как своё, а кто-то наживается на этом горе, как в своё время таксисты после терактов в московском метро. Наша и «их» реакция на теракт в Питере – это зеркало, в котором отражаемся мы сами и окружающий мир. Но мы адаптировались, привыкли уже и к этому: что наше горе, слёзы и потери для кого-то повод поглумиться, а кто-то неискренне, формально сочувствует, хотя случись такое в его стране (городе, на соседней улице) он или она будут требовательно и придирчиво оценивать кто скорбит «правильно», а кто «не очень».

Всё это уже было и увы не раз: кому – война, кому – мать родна… Новым является другое: всё больше западных, зарубежных медиа, а с их подачи, как по сигналу или флажку, часть нашего общества повторяет как мантру на все лады одну и ту же мысль: вот, не взлезли бы в Сирию… (нужное подставить) и не было бы ничего, сидели бы себе, не рыпались в хате с краю, глядишь, и пронесло бы.

И найдутся такие, не желающие, не умеющие думать, испуганные, растерянные люди, кто поверит в это и станет думать, верить надеяться, что если «этих» - тех, кто взрывает, режет головы, распыляет газ, бросается на людей с ножами или топорами, давит грузовиками и так далее – не трогать, не замечать, не связываться с ними, то и они ответят тем же.

Вот только не бывает «хороших», нормальных, адекватных террористов.

Маленькие Бельгия и Голландия не бомбили Сирию, не посылали никуда войска, не лезли, как пытаются сегодня и будут с каждым днём всё активнее убеждать нас, не в своё дело. Они даже готовы были прогнуться под этих бородатых «весельчаков» - толерантно пустили в свой европейский дом, стали щедро делиться с ними налоговым куском хлеба, терпеливо сносили сначала косые и насмешливые взгляды «гостей», потом требовательный и высокомерный тон, потом угрозы… А получили тоже самое: теракты, слёзы, кровь на асфальте. Власти Турции думали также, как и власти США думают до сих пор: зло можно вырастить, правильно выдрессировать, прикормить, а потом направить в удобную и нужную сторону: первые получили серию терактов в столице и курортных центрах, вторые 11 сентября и взрыв на Бостонском марафоне.

Главная мораль, главное и единственное правило этой нашей общей войны: вы можете воевать со злом и истреблять его, вы можете покориться злу или пытаться его приручить – оно всё равно будет убивать и калечить пока оно есть. С террористами, как и с любыми фанатиками, нельзя договориться. Можно либо победить и убить, либо проиграть и быть убитым.

Правда, жестокая, суровая, но единственная в том, что теракты будут происходить всегда и везде и в любом случае: вопрос лишь в том, как реагировать на каждую новую атаку - рисовать мелками и ходить взявшись за руки раз за разом, произнося пафосные глупости, как в Европе; пытаясь подкупить «своих» и «правильных» террористов, называть их «борцами за свободу и демократию», «революционерами» и использовать в своих геополитических играх до поры и времени, как это делают в США, суннитских монархиях или в Турции; либо отвечать ударом на удар как это делают Россия, Китай, Израиль.

Правда в том, что никто и никогда не сможет предотвратить все теракты – ни одна спецслужба в мире. Пока существует спрос на террор, будет и предложение. Будет бесконечная смертельная гонка: соревнование спецслужб и террористов, где каждая из сторон ищет и находит ошибки противника. И в конечно счёте единственная реальная и исполнимая задача любого правительства в том, чтобы предотвратить как можно больше ударов и атак и учиться на каждой вылазке террористов – неудачной или, увы, успешной.

В питерском теракте виновна не власть, которая убивает террористов не только на родном и своём Кавказе, но и в далёкой и чужой нам Сирии. Для теракта не нужен повод – нужен только заказчик, а повод найдётся всегда: не было бы бомбёжек террористов в Сирии, нам бы «припомнили» что мы не разрешаем хиджабы и никабы в школах или потребовали поголовно принять ислам - и любую нашу уступку сочли бы слабостью и ответили новыми терактами и новыми требованиями. Потому что это война на уничтожение – война с фанатиками, которыми управляют циники.

В питерском теракте не виновны сотрудники российских спецслужб даже если они допустили халатность или ошибку – они виновны в этом случае только в ней.

В питерском теракте виновны исключительно те, кто его устроил: тот, кто изготовил взрывное устройство, кто исполнил теракт и тот, кто его задумал, спланировал, заказал. И считать, тем более утверждать иначе – значит оправдывать терроризм и террористов.

Вот только... идёт война и если ты «по глупости», по недомыслию, тем более обдуманно и расчётливо оправдываешь врага – ты сам враг. На той, последней большой войне, таких называли паникёрами, пособниками, трусами и дезертирами и поступали с ними по законам военного времени.

И последнее. Я не знаю как победить терроризм, я даже не знаю как с ним правильно воевать. Но я точно знаю, что война с террором и террористами не закончится победой – что бы мы ни делали – пока мы будем делить наше общее горе и наших общих мертвецов на своих и не очень. Пока будем подсвечивать Эйфелеву башню и Биг-Бен в цвета «правильной» страны, а если атака произошла в стране «неправильной», то и «скорбеть» станем соответственно: без громких заголовков, световых шоу и «лишних» и «неуместных» цветов и венков. Пока «они» будут не особо скрывая злорадствовать тому, что этим русским «отомстили» за Сирию и пока наши «сукины сыны» (доморощенные нацики и антисемиты) не прекратят не притворно радоваться терактам в Израиле или в тех же Штатах, эта война не закончится – она будет передаваться из поколения в поколение.

В конечном счёте мы должны научиться воевать и осознать себя на войне, чтобы закончить её и победить. А пока нам остаётся лишь одно: разделить с питерцами их горе как наше общее и вместе с ними жить и воевать дальше.

P.S. Использованы фотоматериалы Reuters и ИТАР-ТАСС. Оригинал фото по ссылке: https://www.gazeta.ru/…/vzryv_v_metro_v_sankt-peterburge.sh…