Бакал. Сидеритовая шахта

Давно мы собирались посетить это место, но всегда либо было лень, либо не находилось подходящей команды, либо не хотелось тратить деньги. Но в этот раз все получилось абсолютно спонтанно и решение поехать именно в эту шахту было принято всего за 10 минут. Мы уже давно повзрослели, начали отходить от этих дел, если честно. Работа, семья, карьера. Кто бы знал еще два года назад, что эти слова выйдут на первое место для нас. Но ведь "человек может уйти из полазок, но полазки из человека – никогда". Поэтому, собрав команду из пяти человек, мы выехали из Челябинска.
Бакал. Сидеритовая шахта
Расстояние до места – 200 километров. Прибыли на место мы около полуночи. Водителем оказался человек, который уже был в этой шахте, поэтому сегодня он выступал в роли нашего проводника.Бросив машину в поселке, мы отправились до копра, под которым находился интересующий нас ствол. Но все оказалось не очень просто – путь до копра пролегал черел поле и лес, а на улице – 31 января. Снега по пояс, а путь до ствола – около 1,5 километра. Сначала нам всем было смешно, но уже через 5 минут мы поняли, что идти в абсолютной темноте по лесу и снегу по пояс – очень нелегко.
Около часа мы шли эти жалкие полтора километра и прокляли все на свете. Это напоминало какую-то экспедицию из фильмов и книг, типа "Перевала Дятлова". Дошло до того, что мы даже хотели вернуться. И сегодня я не буду ставить в заглавие крутую фотку. Первой фотографией в этом рассказе я покажу, как это было на самом деле.



В поселке на нас обратили пристальное внимание жители дома, около которго мы бросили машину. Но мы надеялись, что они не предпримут никаких действий. Надев на себя все снаряжение, выдвинулись в поле.
Мы не чувствовали рук и ног, все очень замерзло, повсюду только снег. Как только ты ставишь ногу на поверхность, она тут же проваливается глубоко вниз и ты снова стоишь по пояс в снегу. Выбраться очень сложно, ребята помогают друг другу, некоторые уже ползут. Чекпоинтом стал подъем на горку, откуда уже видно сам поселок, из которого мы пришли.

Идти еще треть пути, мы отдыхаем.



Салават идет первым – он знает путь и знает, как выглядит то, что мы ищем. Поэтому, когда копер появился в зоне видимости, я фотографирую его на фоне. Хочу пояснить, что на улице кромешная тьма, но я снимаю со штатива на длинной выдержке, поэтому на фотографиях довольно светло.



Когда до нашей цели остаются считанные метры, я пропускаю команду вперед, а сам делаю фотографию копра. Уже через несколько минут нам предствоит спуск, а многие еще даже не подозревают, что путь по снегу и лесу – был не самой сложной частью нашей экспедиции.



Естественно, сказывалось и то, что мы давно уже не занимались ничем подобным, было ужасно тяжело.
Когда мы подошли к копру, помог профессионализм, зарабатываемый годами: открыли себе путь внутрь за минуту.
А внутри нас ждало то, что придется объяснить человеку, который никогда не занимался подобным.

Под копром находится ствол, диаметр которого около 9-10 метров. Его высота – около 200-300 метров. Внутри – темнота и бесконечный колодец, другими словами. Сбоку тоннеля находится клеть, внутри которой установлены вертикальные металлические лестницы, пролетами примерно по 5 метров. Это аварийный ходок для людей. Предназначние таких стволов бывает разное. Вентиляция, или спуск-подъем грузов. В нашем случае, этот ствол уже не используется, но охраняется. Снабжен датчиками, которые мы успешно обходим. Классика.

А теперь представьте: после обхода сигнализации мы спускаемся в клеть и начинаем движение по лестницам. Сверху без остановки на голову течет вода, в самом стволе - туман. Вокруг тебя абсолютная темнота, за пределами клетки – пропасть. Ствол соединяет не один горизонт шахты, нам же нужно спуститься на 100 метров от уровня копра, на горизонт +540. Чтобы было понятнее, 100 метров – это примерно три типичные десятиэтажки по высоте. В темноте, в тумане, под дождем, по вертикальным лестницам.

Мы спустились. Фотографирую ствол, по которому мы спускались. Напоминаю, что он еще продолжается вниз, до других горизонтов.



Я описываю все это для людей, которые никогда не занимались подобным. Опытные диггеры могут посмеяться над этим текстом, да я и сам понимаю, что здесь нет ничего особенного для нас – вот такой ерундой мы и занимаемся, чтобы сделать для вас все эти фотографии. Но сам я впервые был очень впечатлен, когда спускался в метрострои, или рудники.

Мы отходим от ствола, отдыхаем. Мы спустились. Первое, что мы видим:



Пока я фотографирую, моя команда уже уходит вперед. Всем не терпится изучить структуру выработки.
И уже через пару минут парни возвращаются за мной. Используя свет от их фонарей, я делаю фотографию с этой же точки.



Проходим вместе около километра и видим перед собой уже первые сбойки. Шахта – это огромный муравейник. Суммарная длина тоннелей может доходить до сотен километров. Заблудиться здесь очень легко, поэтому, никогда нельзя терять бдительность. К тому же, когда ты попадаешь сюда нелегально, ты не можешь иметь представления, куда лучше не ходить и где могут быть взрывы. Тебя никто не будет предупреждать, что прямо сейчас около тебя взорвут породу. Ты не знаешь, что за контактные сети могут пролегать в тоннеле, или что за оборудование работает в данный момент. Именно поэтому, каждый раз, когда ты идешь в такие места – ты должен прекрасно понимать, что это может быть последней твоей шуточкой.



Мы двигаемся вглубь, по пути фотографируя. Людей и техники пока не слышно – эта часть горизонта давно не используется.



Выходим к откаточному орту. С его помощью руда из забоев доставляется к транспортной магистрали. Её вы увидите позже. Здесь мы отдыхаем и разговариваем. Зачем я хожу в шахты? Об одной из причин я рассказывал уже много раз: в обычной жизни вы никогда не найдете абсолютной тишины и темноты. Но если вы попадете под землю, вы ощутите много нового. Нет высшего наслаждения для меня, чем уйти вглубь подземной выработки, сесть на землю, выключить фонари и погрузиться в космос. Звенящая тишина, режущая глаза темнота – все это даст вам много новых эмоций.



Мы продолжаем двигаться к рабочей части.



Уже давно над нашими головами появился контактный провод. С его помощью по шахте передвигаются электровозы. Это добавляет пикантности при передвижении по штрекам в темноте.

Однако это не мешает нам фотографировать, пока еще не начались гонки с охраной.



Ходить приходится очень много – под землей живет целый город. И пара километров, которые мы уже миновали, выглядят жалкими, по сравнению с общей протяженностью тоннелей.

Становится немного не по себе, когда ты видишь плачевное состояние крепей и породу, которая сдавливает их сверху. Такие места стараешься проходить побыстрее. Я встречал такие места в других шахтах, где еще месяц назад ты спокойно проходил по тоннелю, а при новом посещении видел огромные куски упавших с потолка камней.



Наконец-то мы вышли к "главной аллее", как я называю её для себя. Судя по всему – это центральная транспортная магистраль горизонта, куда ведут все рельсы со всех выработок этого горизонта, чтобы доставлять руду на поверхность.

В обе стороны мне не хватает зрения, чтобы увидеть хоть какие-то окнчания этих путей.





Я не смог удержаться и попросил всех парней сфотографироваться на память.
Фотоаппарат на штатив, таймер, замерли.



Мы перешли на другую сторону этой магистрали и скрылись в темном штреке.
Забутовка с проходом показалсь нам очень интересной и пока некоторые пошли исследовать её направо, я фотографировал нашего друга в левом тоннеле.



Со временем я уже не могу вспомнить, откуда мы пришли, куда идти дальше.
Темнота очень сильно дезориентирует. Когда вы смотрите на эти фотографии – все кажется простым. Но нельзя забывать, что эти снимки делаются особым способом, с помощью фонарей на длинной выдержке. И на самом деле везде темнота. Например, я сам рассматриваю надписи и некоторые детали уже дома, только на фотографиях.



Еще некоторое время мы пытались попасть на горизонт +600, но в процессе поиска прохода, мы попали в один из залов, где стоял густой дым от выхлопа дизеля. Здесь только что проехала машина. Мы находимся в рабочей части шахты и нас совсем скоро могут заметить. Наша команда разделилась на две группы и ребята ушли искать гараж с техникой, пока мы решили двинуться в обратный путь.



Через несколько минут мы встретились и решили пойти на выход. Но естественно, все должно было закончиться по-классике. Мы шли, шутили, кричали, как вдруг – увидели впереди фонари. Уже совершенно истощенные, мы побежали назад. Сдаться в руки охране сейчас, когда мы уже собирались домой, было бы очень обидно. Из последних сил мы бежали и добрались до большого перекрестка, где просто скрылись за углом и рухнули впятером спинами к стене.

Затаившись, мы ждали и уже почти были готовы идти снова обратно, как услышали шаги и прямо на нас упал мощный луч света от фонаря. У человека играл какой-то шансон на телефоне. Контакт продолжался не более секунды. Мы не поняли, что это было. Либо он испугался нас и сделал вид, что не заметил пятерых испуганных мужиков, которые стоят в темноте, либо он слепой. В любом случае, человек развернулся и пошел дальше по своим делам.

Ситуация была такая, что мы просто онемели. Произошло это все здесь.



Решение нужно было принимать быстро. В итоге постановили – бежим не смотря ни на что.
Ну, а потом вообще все как обычно: марш-бросок до места залаза. И как всегда, это невероятно сложно. Несколько километров до ствола.

Более того, нас ждал подъем наверх. Помните? 100 метров вверх по вертикальной лестнице в темноте и под дождем в тумане. Я проклинал все, что только мог.

А впереди еще обратный путь через лес и поле по снегу. И все это уже будучи мокрыми.

Я долго могу описывать весь этот ужас, но знаете, что? Мы ведь сами хотим этого. Мы едем для этого и получаем это. Мы делаем для вас эти фотографии и ничего не получаем взамен, кроме вашей благодарности. И этого достаточно.

Обратные 200 километров все спали, кроме меня и водителя. Водитель вез нас домой, а я думал: неужели я буду делать это всегда...