В. Мякуш: "С января в Челябинской области запускается шесть новых проектов по благоустройству городов" (Южноуральская панорама)
В. Воробей: "У некоторых потребителей – частных предпринимателей плата за тепло выросла в пять, а то и в 12 раз" (Вечерний Челябинск)
Общество
На строительство челябинского метро остается только 300 миллионов рублей в год На строительство челябинского метро остается только 300 миллионов рублей в год
Финансирование челябинского метрополитена на данный момент поступает практически только из регионального бюджета. Половина из этих средств уходит на поддержание объекта, поэтому возможности продвигать строительство почти нет. Об этом рассказал заместитель главы Челябинска по дорожному хозяйству Владимир Алейников.
Мошенники продавали южноуральцам товары в рассрочку под видом выдачи кредита Мошенники продавали южноуральцам товары в рассрочку под видом выдачи кредита
Активисты ОНФ добились того, чтобы в отношении мошенников, действующих по новой обманной схеме, возбудили уголовное дело. Сами жертвы таких сделок в правоохранительные органы обращаться побоялись из-за прописанных в договорах штрафов «за разглашение информации». Об этом «ЧелябинскСегодня» 28 февраля сообщили в пресс-службе регионального отделения ОНФ.
В Челябинске борьбу с незаконными парковками будут вести квартальные В Челябинске борьбу с незаконными парковками будут вести квартальные
В Челябинске в борьбу с незаконными парковками вступит институт квартальных. Эта организация будет создана в столице Южного Урала уже в этом году. Об этом на пресс-конференции, организованной медиа-холдингом «Гранада Пресс», сообщил член штаба общественной поддержки губернатора, депутат ЗСО Александр Галкин, передает корреспондент «ЧелябинскСегодня».
Южноуральцу пришили отпиленную руку Южноуральцу пришили отпиленную руку
Жителю Кусинского района удачно пришили кисть руки, которой мужчина лишился из-за трагедии на производстве. Операцию специалистам ЧОКБ пришлось делать в течение многих часов под микроскопом. Об этом сообщает «Губерния».

Челябинская область подверглась беспрецедентной информационной атаке

16:20
23 Января 2013 г.
«ЮП» молчала об этом, ошибочно полагая, что собака лает, а караван идет. Но за последние дни регион столько раз искусственно вталкивали в информационные скандалы, что сегодня нужно признать — Южный Урал «заказали». Какова цель и кто стоит за волной негатива? Попробуем разобраться.

«ЮП» молчала об этом, ошибочно полагая, что собака лает, а караван идет. Но за последние дни регион столько раз искусственно вталкивали в информационные скандалы, что сегодня нужно признать — Южный Урал «заказали». Какова цель и кто стоит за волной негатива? Попробуем разобраться.

Эскалация конфликта

Когда писался данный материал в офисе наших коллег из газеты «Вечерний Челябинск», региональной версии газеты «Аргументы недели», шел обыск. Следственный комитет официально объявил, что его сотрудники наведались к журналистам, расследуя дело о клевете против председателя областного суда Федора Вяткина. Обвиняемых пока нет. Прикрывали следователей вооруженные оперативники ФСБ  — как и положено в масках, камуфляже и постоянным спутником последних «визитов»  — видеокамерой. А в это время Интернет продолжал разрываться сенсационными новостями: «СЛЕДОВАТЕЛИ СКР БЕЗ ШТУРМА ВЗЯЛИ «ГЕНШТАБ» МИХАИЛА ЮРЕВИЧА», «ФСБ НАЧАЛА ОБЫСКИ В АДМИНИСТРАЦИИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ», «ВЫЕМКУ ДОКУМЕНТОВ СИЛОВИКИ ПРОВЕЛИ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ КОЛЛЕГИИ АДВОКАТОВ»…

Но давайте отвлечемся от громких заголовков и попробуем разобраться в сути происходящего.

— Вчерашние обыски есть очередной виток войны между группировкой, обычно именуемой «силовиками» и командой губернатора Юревича, — комментирует политолог Андрей Лавров. — Как все войны в истории, она ведется за контроль над дефицитными властными и экономическими ресурсами. Как на всякой войне, в ходе эскалации конфликта применяются все более изощренные способы ведения боя. Считать все это борьбой с коррупцией, отстаиванием интересов жителей области, защитой законности — детский сад. Это как верить в то, что в Афганистане мы защищали интернациональный долг, а американцы во Вьетнаме и Сербии — демократию. По сути, происходящее — элементарная попытка очередного передела собственности.

Лаврову вторит на страницах своего блога не менее известный политический комментатор Александр Мельников: «Маховик войны региональных силовиков с исполнительной властью продолжает раскручиваться… Чем бы все не закончилось, я по-прежнему категорически не понимаю, как разыгрываемый в Челябинской области сценарий может с политической точки зрения устраивать Кремль?»

Итак, война! Стороны конфликта определены: с одной стороны, как принято писать в иностранной прессе siloviki и возможно некие «денежные мешки», финансирующие кампанию, с другой стороны — исполнительная власть региона, имеющая печать легитимности от президента России и Законодательного Собрания Челябинской области. Некоторые СМИ уже открыто говорят, что Челябинская область, похоже, стала общероссийским полигоном для испытаний технологий для силового смещения законной власти. Так, например, информационное агентство ZNAK.RU пишет: «Сейчас и Кремль, и главы субъектов пристально наблюдают, чем закончится противостояние Юревича  и силовиков… ». Понаблюдают, а потом, видимо, сделают выводы — каждая сторона свои.

Вкус крови

То, что нынешний конфликт уже вышел за пределы Челябинской области, подтверждает и тот факт, что его уже вовсю обсуждают и в соседнем Екатеринбурге, и в Москве… Свою трактовку происходящего дал известный российский политолог Константин Киселев. Эксперт в частности пишет: «Екатеринбургские ленты завалены информацией о Челябинске. Обыски, задержания, прослушка, наружка и прочее. Свои пять копеек к проблеме, ибо при проведении исследования вопросы по скандалам мы задавали и жителям, и экспертам.

Самое главное. Ситуация мне сильно не нравится. Если кратко, то никаких симпатий к Тесленко (для тех, кто не в курсе, В. Тесленко, задержанный по коррупционным обвинениям бывший министр здравоохранения Челябинской области) я не испытываю, но те, кто с помощью правоохранителей (ФСБ, судейские и пр.) пытаются удержаться у власти, укрепиться и сменить власть в регионе, вызывают еще большую антипатию, ибо на свободе и имеют возможности для совершения любых нарушений. К этому клану «стремящихся» относятся нынешний главсудья области Ф. Вяткин, ряд сотрудников ФСБ второго эшелона и иные.

Теперь по пунктам:

1) С чем связаны обыски, задержания и прочее, осуществленное в последние дни? С тем, что есть какая‑то доказательная база? Нет. Что‑то срочно возникло и обострилось? Нет. Все просто. 24 января должно состояться решение о сохранении за Ф. Вяткиным его должности или же противоположное — об отстранении его от дел судейских. Фактически вполне оправдана гипотеза, что клан силовиков им. Ф. Вяткина начал играть ва-банк. Либо мы на них дела срочно и по беспределу, либо они нас «ведут к прокурору». Проще говоря, отстранение Ф. Вяткина означает, что все материалы по нему поступают в оперативную разработку, им дают ход и т. д. А слухов о нем в Челябинске ходит множество.

2) Стоит обратить внимание на то, по какому делу так срочно возбудились силовики и Ф. Вяткин. По коррупции? По убийствам? По грабежам? Нет. Нет. И нет. Силовики возбудились по делу о «клевете» на самого Ф. Вяткина. И теперь ищут доказательства по этому составу, проводя обыски!.. Зачем?.. Или они предполагают, что доказательства в адрес Ф. Вяткина есть, и хотят их изъять, чтобы не дошло до «обратного» возбуждения…?

3) Таким образом, эти обыски есть косвенное доказательство, во-первых, того, что сам Ф. Вяткин не чист, во-вторых, того, что мы имеем дело с попыткой повлиять на решение о назначении/неназначении. А по большому счету с попыткой передела власти в области…

По итогу оценка. Ситуация аховая, но может стать еще хуже. Почему? Победа клана в погонах будет означать, что власть в регионе будет контролироваться именно политизированными силовиками, ощутившими вкус «крови» и денег, «добытыми» по беспределу. Им по определению свойственно зажимать и бизнес, и общество. И на их фоне нынешняя гражданская власть может показаться просто младенцем…

Было бы здорово, если бы ситуация решилась не через насилие по беспределу, а на выборах. Пока у Юревича нет конкурентов».

С выводами коллеги в какой‑то мере согласен и политолог Андрей Лавров: «Решение по итогам этого конфликта будет приниматься в «высшей судебной коллегии», традиционно представленной в России фигурой Верховного Главнокомандующего. Все эти обыски и сопутствующие им медийные скандалы — не более чем попытка оказать давление на гаранта Конституции».

То, что нынешний виток войны связан с переназначением Федора Вяткина на пост главного областного судьи, подтверждает в записях своего блога и политолог Александр Подопригора, который позиционирует себя как жесткий оппонент команды Михаила Юревича и сторонник действий силовиков: «Совершенно не случайно проведение этих обысков накануне заседания кадровой комиссии администрации президента по кандидатуре председателя областного суда, которое пройдет 24 января. Фактически дан публичный ответ:  Федор Вяткин будет утвержден. А это значит, что вокруг Михаила Юревича замыкается кольцо из враждебно ориентированных силовых структур и смертельно оскорбленных судейских. Входить в эту «мертвую зону» или оставаться в ней, может отныне только тот, кому нечего терять или совершенно безразлично собственное будущее».

Ситуацию прокомментировал и губернатор Михаил Юревич. В интервью ZNAK.RU он в частности заявил: «Ситуация нездоровая. Есть у нас огромная серьезная преступная группировка. Она называется «Калининская семья». В нее входят сотрудники ФСБ, уголовники, судейские. Это такая мегаактивная группа, они мегаденежные. Реально они подмяли область, надо было давно с ними что‑то делать. Прежний губернатор последние годы болел, ему было не до того. И как в этой ситуации быть? Надо бороться. У них есть ключевые фигуры. Они, конечно, сильно ослабли, но говорить о том, что они потеряли позиции, как мы видим, преждевременно».

Знакомые методы

А теперь немного о свободе слова. Дело о клевете в адрес председателя областного суда Федора Вяткина проводится следственным комитетом при активной поддержке оперативников ФСБ. Журналистское сообщество удивлено, зачем было устраивать маски-шоу в редакциях газет. Неужели в силовых структурах на полном серьезе считали, что журналисты, которые сами в первую очередь заинтересованы в детальном расследовании всех претензий, высказываемых в последнее время в адрес Федора Вяткина, будут оказывать физическое сопротивление следователям?

Почему товарищи обыскивающие строго потребовали от приехавших на место событий телеоператоров выключить камеры (в целях конфиденциальности, конечно), при этом сами снимали на видеокамеру все и вся, особенно долго фокусируя записывающее устройство на лицах журналистов? И главное, почему буквально через час-два кадры обыска и в «Вечерке», и в правительстве попали в Интернет. Как же конфиденциальность, тайна следствия? Ведь обвиняемых в деле о клевете пока нет, а ФСБшники уже бодро тиражируют, кого обыскивают? На эти вопросы пресс-секретарь УФСБ по Челябинской области Станислав Негинский ответил нашему коллеге из газеты "Московский комсомолец" Денису Лузину: «А что собственно тут такого? Мы это комментировать не будем!»

Да собственно и не нужны тут никакие комментарии, и так всем понятно для чего это делается. Но вот почему у адвокатов необходимо было проводить обыски ночью? У нас дня разве не хватает, ведь не убийц, не коррупционеров и даже не подозреваемых обыскиваете? Или воспоминания о методах 37‑го года не дают кому‑то из людей в погонах уснуть? На эти вопросы все же хотелось бы получить вразумительный ответ.

Вопросов много. В среде экспертов говорят, что вся эта необъяснимость объясняется просто необходимостью провести акцию устрашения среди журналистов, адвокатов и правозащитников, намекнуть отдельным не в меру любопытным личностям, что «входить в эту «мертвую зону» или оставаться в ней может отныне только тот, кому нечего терять или совершенно безразлично собственное будущее»

источник: up74.ru



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA