Мнения челябинцев о Юревиче резко разделились: одни говорят «Миша, ты красава!», другие требуют бойкотировать его фирмы (МК-Урал)
Челябинск парализован масштабными дорожными работами. Какие дороги и улицы областного центра отремонтируют в этом году (Вечерний Челябинск)
Интервью
Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт» Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт»
Генеральный директор компании «Гринфлайт» Олег Лакницкий рассказал на встрече большой редакции медиахолдинга «Гранада Пресс», возможны новые протесты дольщиков «Академа», отправится ли «Гринфлайт» в забвение после сдачи всех домов и почему от завершения микрорайона не ждут прибыли, но ожидают большую пользу для компании.
Римма Сафина: Наш комплекс сможет подготовить ребят к Олимпийским играм Римма Сафина: Наш комплекс сможет подготовить ребят к Олимпийским играм
Общественная организация из Магнитогорска «Актив будущего» стала победителем конкурса президентских грантов на создание спортивной площадки возле памятника «Тыл-фронту». Проект получил рекордную для региона сумму в размере 7,2 миллиона рублей. Руководитель организации Римма Сафина рассказала о своем опыте благотворительной работы и о том, что получат горожане после реализации гранта.
Алексей Малофеев: Интерес представляют выборы депутатов в Розе и в Челябинске Алексей Малофеев: Интерес представляют выборы депутатов в Розе и в Челябинске
Руководитель регионального исполкома "Единой России" Алексей Малофеев стал гостем медиахолдинга «Гранада Пресс». Он пообщался с журналистами холдинга и ответил на самые острые вопросы. О предстоящих выборах, оппозиции и Томинском ГОКе читайте в интервью «ЧелябинскСегодня».
Олег Дубровин: «Удивительно, насколько корейцы неравнодушны к России!» Олег Дубровин: «Удивительно, насколько корейцы неравнодушны к России!»
Председатель Общественной палаты Челябинской области Олег Дубровин посетил Южную Корею и поделился впечатлениями от поездки в интервью «ЧелябинскСегодня».

Вячеслав Жилин: Мы же из 90-х годов, что нас пугать

16:34
26 Мая 2017 г.
В Златоусте 18 мая депутаты переизбрали Вячеслава Жилина на должность главы. В интервью «ЧелябинскСегодня» новоизбранный градоначальник рассказал о появлении первого муниципального хостела, пользе завода по производству семечек для экономики, а также о конкуренции с Миассом и о том, почему пустуют скамейка запасных в городской мэрии.
Вячеслав Жилин: Мы же из 90-х годов, что нас пугать

Вячеслав Анатольевич, вы общались с губернатором, какие задачи он ставит вам как главе города?

–Первая задача – работа с инвестором, формирование экономики и новых рабочих мест. В этом отношении многое ставится на малый и средний бизнес. Эта задача стратегическая. Есть задачи первоочередные – обеспечение теплом с котельной от метзавода, плюс есть поручения президента и губернатора. Задача одна: создать максимальные условия, чтобы была возможность жить и работать в городе. Считаю, как еще посмотреть, кто счастливее, мы там или вы здесь в Челябинске.

Вы просчитывали оптимальную численность жителей, к которой вы придете после перестройки, после смены деятельности населения? Они найдут себе применение?

– А какая задача за этим стоит? Люди среднего возраста и молодежь должны получать возможность работать. Пусть чуть ниже, чем в Челябинске. Мы ставим себе задачу выйти на среднеобластную зарплату. Население, думаю, останется в том же диапазоне. Будет некая интеграция по застройке территории: Миасс, Сыростан. Часть жителей Златоуста смогут жить и работать в Миассе, и наоборот. Вопрос стоит о возможности приобретать жилье по нынешним ценам. 29-35 тр за квадратный метр стоимость жилья в Златоусте.

Удастся ли Златоусту победить в конкуренции с Миассом и остаться третьим городом в Челябинской области?

– Мы должны для себя определить, в чем конкуренция, и есть ли вообще конкуренция, или все же сотрудничество. Когда мы защищали в 2014 году перед губернатором программу развития города, мы предлагали проект, который реализуется сегодня – соединение дороги в 5,6 (пять и шесть) километров между Сыростаном и Златоустом. Во-первых, это совершенно другой логистический каркас, который позволит ездить быстро и безопасно. Во-вторых, это интересно для наших жителей с точки зрения развития прилегающих территорий, это в большей степени касается Миасса. Где люди будут жить и работать – в Миассе или Златоусте – это вопрос второй, главное – что территория становится вдвойне сильней, для нас важнее не количество, а качество, и мы в этом направлении двигаемся. Если говорить о том, что сегодня происходит в Миассе и Златоусте, то, в первую очередь, сейчас выстраиваются агломерационные потоки и сотрудничество. Конкуренция должна быть, но она должна быть здравой. Она существует на уровне входа в областные и муниципальные бюджетные программы. В целом, я думаю, что мы сегодня больше партнеры, чем конкуренты.

Относительно недавно Александра Морозова освободили. Сейчас у него опять какие-то интересы к Златоусту?

– Он же наш парень. Сын своей земли. Будучи главой так нужно относиться: есть семья, и есть в ней дети, и они разные. Плохих детей нет, есть трудные, успешные, активные. Я помню период, когда Александр Морозов занимался боксом, я занимался параллельно в другой секции, он был успешным спортсменом. Вопрос в том, что кипучая энергия, креативный ум в решении проблем были бы плюсом, и был бы толк, но, к сожалению, этого не происходит. Нужно относиться не к тому, что говорит Морозов. Во многом он прав – проблема доступности инфраструктуры для инвалидов есть. И надо начинать с себя. Другое дело, как это все подано, и какая у этого цель.

Писали много, что он секту создает...

– Это громко сказано. Это некая общественная организация – братство Морозова, которая, наверное, должна собрать всех патриотов города. Она зарегистрирована.

Предполагаете ли вы противодействие себе как молодому мэру, сложная обстановка в Златоусте

– Я не чувствую сложности, потому что легко никогда не было. Мы же тоже из 90-х годов, что нас пугать.

Есть у вас понимание по срокам получения статуса ТОСЭР, какие сложности с этим есть?

– Мы должны понимать, зачем это нужно. Получив статус моногорода, мы пока имеем большой вопрос, связанный с отчетностью и по недофинансированию ряда проектов. ТОСЭР предполагает наличие резидентов, которые бы заходили на территорию и получали преференции. Есть четкая позиция губернатора, что в ТОСЭР нужно входить. Но когда ты получаешь данный статус, ты как глава должен понимать, что завтра с тебя будут спрашивать, когда дали налоговые преференции – а где резиденты? Нужно сначала искать резидентов, а потом уже получать статус. Есть территории не в Челябинской области, которые получили статус. Есть жесткая оценка федералов, которые говорят – где резиденты? Деньги на индустриальные парки потратили, а где резиденты? Говорить о том, что сегодня очень много этих резидентов, все стоят в очереди – это не так. Серьезная ситуация в экономике, по вхождению в бизнес и эти риски существуют.

Мы не бежим за этим статусом, мы выполняем поручения губернатора последовательно. У нас есть проект – создать площадку для малого и среднего бизнеса, подвести туда инфраструктуру и параллельно, если будет возможность, будем двигаться. Отказываться мы от этого, конечно, не будем, найдутся и внутренние ресурсы и внешние, следовательно, у нас есть программа работы.

Вице-премьер Жуков с сомнениями оценивал перспективы Златоуста.

– Я не читал этого, я не понимаю, на чем это основывается, можно было бы дискутировать. С точки зрения геополитических ресурсов и расположения Златоуст только выигрывает в рамках горного Урала. Из-за того что правительство области уделяет много внимания Златоусту и агломерациям в частности, мы понимаем, что все жить в Челябинске не будут. А если это будет происходить, территории будут стареть, нагрузка на бюджеты будет расти. Это пансионат будет? Раньше был Златоустовский горный округ, в 1816-25 годы мы были после Уфимской губернии вторые по численности. Это был промышленный центр, и все города, которые входили в горный округ, имели единую стратегию, кластер. Дураков не было, когда это проектировали, и мы точно также живем во многом дополняя друг друга.

Мы имеем компетенции. Назовите сегодня город, который может быть городом металлургов. Это уникальные свойства. Также, если мы посмотрим нашу историю – на один квадратный метр по одному олимпийскому чемпиону. Советские сборные раньше тренировались у нас, это же не просто так. Проблема в том, что мы очень сильно отстали по сервису, нет соответствующих условий, и то направление, которые мы взяли, исторически обусловлено. Мы проходили соглашение с федерациями, все говорят, что этим надо было давно стратегически заниматься. Я думаю, что это еще одно хорошее направление.

Проблема безработицы, насколько я знаю, остро стоит в Златоусте.

– Существует дефицит рабочих специальностей, как и везде. Один из инвесторов, Смарт, запустил завод, производит семечки «Джин». Казалось бы, банально – «Джин». Но этот завод нам дает допдоходы, которые мы распределяем дважды-трижды в год. Не метзавод, не машзавод, а завод Смарт – один из крупнейших налогоплательщиков. Также занимаемся заводом Керамогранит. В этом году планируется, что инвестор уже начнет строить, это плюс еще 600 рабочих мест. «Юничел» расширяет производство.

В совокупности мы предполагаем, что в пределах 3-4 лет мы должны дать плюс 2,5-3 тысячи рабочих мест на территории города. Я вас уверяю, что и с этим тоже будет проблема. Кажется, что сегодня 1,9, на самом деле скрытая безработица большая – 8,5 тысяч. Мы считаем, что нужно увеличивать компетенции.

Златоуст всегда был передовиком производства, и были шикарные рабочие кадры, с высоким технологическим укладом. А сейчас все уезжают из Златоуста

– Я напомню, каким был Златоуст. Он стоял на трех китах: завод Ленина (около 25 тысяч работало), машзавол (еще 25 тысяч), метзавод (около 18-20 тысяч работников). Эти три предприятия формировали всю конъектуру, но все они были завязаны на одном: дал деньги гособоронзаказ – поехали, нет денег – жизнь закончилась. В этом отношении завод «Булат» мы потеряли полностью, на машзаводе сегодня там работают только около 3,5 тысяч. У нас не то что нет полномочий, мы не можем входить с точки зрения стратегии. Это зависит от предприятия и самое главное – от Роскосмоса, который в этом работает. Поэтому мы сейчас формируем тот инвестпортфель, который не зависит сегодня от того, а даст ли завтра денег президент или будет ли сформирован гособоронзаказ. Мы отвязываемся от этого и формируем те компетенции, которые должны быть конкурентоспособными в рынке вообще. Для нас важны те направления: строительные машины, стройтехника, завод бетонооборудования. Также у нас 6,5 тысяч сейчас работают только в оружейных компаниях. В этом отношении малый и средний бизнес – это 40% формирования налогов.

Могу поделиться еще одной проблемой: молодежь сегодня не хочет учиться по специальности. Приезжаешь в техникум, где учатся, например, на металлообработке, спрашиваешь, сколько человек готово идти на завод. Итог: 30 человек сидит, а только двое поднимает руки. Мы разговаривали с Шестаковым (Александр Шеставов, ректор ЮУрГУ. - прим.ред)о создании кампуса в Златоусте. Такую площадку для обучения высшим специальностям по тем направлениям, которые не только востребованы на рынке, но и среди абитуриентов.

А какие условия созданы для людей среднего возраста? Молодежь понятно, ее нужно привлекать. Я знаю, что есть проблема с трудоустройством людей среднего возраста. Их же нужно переобучать под новые производства

– Мы этим занимаемся. Мы формируем программу с центром занятости населения. Приходите в центр занятости, говорите: «Я хочу работать». Я вот не могу найти сотрудников в администрацию набрать, у нас скамейка запасных пустая. Начальник отдела или подразделения получает 30-40 тысяч, и никого нет. Как вы считаете, сегодня существует дефицит кадров или дефицит тех, кто готов работать? Все-таки дефицит тех, кто готов работать. Раньше так было, со школьной скамьи забрали, повели, дали напильник – работай. Сейчас такого нет.

Средняя зарплата в Златоусте 25-26 тысяч, она не самая низкая в регионе. Ниже, чем в Челябинске, Миассе, Магнитогорске, но выше, чем в Копейске. Средней зарплате, как и средней температуре по больнице верить нельзя, существует еще скрытая заработная плата. Я знаю, что многие предприятия платят больше. К сожалению. Потому что если они будут платить в белую, им недолго жить. Поэтому здесь ситуация, которая складывается в городе: происходит отток, негде работать. Всему этому есть несколько причин. Мы создаем максимальные условия для того, чтобы занимались малым и средним бизнесом, во многом все зависит от нас.

Может ли Златоуст зарабатывать на туризме? Не просто вкладывать в надежде на что-то большее в ближайшее время, а уже зарабатывать?

– У нас сегодня по городу мы видим. Следующее. Первое: несмотря на то, что уезжают, город строится. Недавно еще одну гостиницу открыли с рестораном. У нас работает центр туризма. Я считаю, что мы должны за этот и следующий год доремонтировать общежитие училища, которое забрали. В этой многоэтажке будем делать муниципальный хостел, и будем продавать все пакетом. Мы готовы принимать сегодня туры по детям, договоренности есть с Екатеринбургом, Тюменью, Уфой. Есть интерес у Челябинска. Вопрос в другом: цена на стоимость проживания достаточно высокая с учетом того, что мы предлагаем. В нашем случае это 300 рублей в сутки в рамках хостела. При этом, около 300 тысяч человек в Златоуст сейчас едут в нацпарк «Таганай», организованными группами или как дикие туристы. Развивается спортивный туризм. Центр олимпийской подготовки дозагрузит город.

Наша задача – выйти на миллиона туристов по совокупности. Мы может выполнить эту задачу к 2022 году при условии, что мы запустим оружейный центр. У туризма должны быть определенная классификация. Это может быть индустриальный туризм – покупка оружия, познавательная вещь, туризм существует этнический в рамках тех фестивалей, которые мы проводим, спортивный.


Чем мы хуже живем, тем мы хуже относимся к власти. Явка на выборы в Златоусте снижается. Не отразится ли сложность жизни на вас лично, на вашей популярности. Меня интересует компания по выборам президента. Как вы думаете, как пройдет голосование президента?

– Явка всегда была невысока, это протестный город. Мы будем выполнять задачу максимально, вкладываясь, работая с населением. Как это будет сделано, отчасти за счет тех отношений, которые сложились с общественными организациями и институтами. Мы как на войне: нам дали пулемет, мы будем работать именно так.

А как ситуация с оппозицией в Златоусте? Критикуют вас?

– С оппозицией все хорошо. Когда были последний раз митинги в Златоусте? Ситуация управляема, и сегодня можно найти причину и поднять людей. Оппозиция есть, была и должна быть. Другое дело, имеете ли вы с ней конструктивный диалог, иногда можно и поспорить. И критика, которая сегодня есть, она создана искусственно. У любого главы есть бэкграунд. И есть предприниматель, который что-то недополучил. И у любого политика есть вот эти друзья, даже хорошо, что они существуют, они заставляют двигаться и шевелиться. А если этого не произойдет, то можно складывать и уходить.

Последний вопрос. Зачем вам все это надо? Не боитесь ли вы испортить характер и здоровье. Очень тяжелая ситуация.

– Хуже характера не будет, тяжело испортить. Спортом нужно заниматься, в любой ситуации. Я очень четко понимаю: у меня дом там, и я никуда ехать не хочу. Я отношусь к своему городу как к ветерану, который победил, а потом его забыли. Его забыла власть, страна. Мы 200 лет ковали, и нашим оружием ковалась ни одна победа, начиная от войны с Наполеоном и заканчивая Великой Отечественной. Я считаю, что у таки городов должен быть определенный статус и поддержка.

Я хочу, чтобы мои дети жили в Златоусте. Это не пафосные слова, а на самом деле так. Должна быть какая-то миссия, ответственность.

Фото: Юлия Боровикова




Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA