Дмитрий Микулик: «Ям стало меньше, но оставшиеся ругают еще больше» («Губерния»)
Полет нормальный. Новое здание челябинского аэропорта оснастят телетрапами («МК-Урал»)
Интервью
Юлия Литвиненко: Меня судят за тон публикации Юлия Литвиненко: Меня судят за тон публикации
Уроженка Челябинской области, известная уральская журналист-расследователь Юлия Литвиненко стала фигурантом громкого уголовного дела о клевете. Заявитель, герой ее материалов, экс-генпрокурор России Юрий Скуратов оказался недоволен публикациями и начал суд с журналисткой. О своем уголовном деле и творчестве Юлия Литвиненко рассказала в интервью «ЧелябинскСегодня».
Семен Рогозин: «У нас на Урале очень сильные мотокроссеры» Семен Рогозин: «У нас на Урале очень сильные мотокроссеры»
В минувшие выходные в Челябинске прошли третьи масштабные любительские соревнования экстремальной техники «ЧелТриал»-2017. Однако участие в них принял и профессионал – мастер спорта международного класса по мотокроссу, чемпион Европы, абсолютный чемпион России Семен Рогозин. О своей роли на состязаниях, и о перспективах развития мотокросса в регионе он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Владимир Филичкин: Я себя рассматриваю как антикризисного президента Владимир Филичкин: Я себя рассматриваю как антикризисного президента
Челябинский журналист Владимир Филичкин 22 августа был назначен президентом федерации карате Челябинской области. О состоянии дел в федерации и своих планах он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт» Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт»
Генеральный директор компании «Гринфлайт» Олег Лакницкий рассказал на встрече большой редакции медиахолдинга «Гранада Пресс», возможны новые протесты дольщиков «Академа», отправится ли «Гринфлайт» в забвение после сдачи всех домов и почему от завершения микрорайона не ждут прибыли, но ожидают большую пользу для компании.

Владимир Филичкин: в Челябинской области происходит попытка вооруженного переворота

12:33
29 Января 2013 г.
Череда обысков, случившихся на прошлой неделе, не миновала и средства массовой информации. Журналист Владимир Филичкин высказал свое мнение о председателе областного суда и к нему в редакцию пришли вооруженные люди. В Челябинской области всегда преследовалась свобода слова, но вот с оружием к журналистам еще не приходили. Что думает обо всем случившемся сам Филичкин — ему слово.

Череда обысков, случившихся на прошлой неделе, не миновала и средства массовой информации. Журналист Владимир Филичкин высказал свое мнение о председателе областного суда и к нему в редакцию пришли вооруженные люди. В Челябинской области всегда преследовалась свобода слова, но вот с оружием к журналистам еще не приходили. Что думает обо всем случившемся сам Филичкин — ему слово.

— Владимир Васильевич, что вы почувствовали, увидев в своем офисе вооруженных офицеров ФСБ?

— Ощущения мерзкие, дерьмовые ощущения. Хотя я всегда положительно относился к КГБ и считал, что этот институт направлен на защиту человеческих интересов. Но когда офицеры ФСБ с оружием защищают интересы «Калининской семьи», это странно.

— В нашем регионе всегда власть давила на прессу, но я не припомню, чтобы раньше в редакции автоматчики приходили...

— Я себя чувствую мужчиной, и когда в редакцию или домой приходят хорошо вооруженные люди, я чувствую угрозу родными, близким, коллегам. И если не дай Бог что произойдет, я должен буду встать и защитить этих людей. Я вполне допускаю, что в случае провокации ударю, а потом пристрелят. Это был не обыск, а попытка заткнуть рот или устранить физически. Так не пугают людей.

— Зачем, по вашему мнению, следователи привели с собой автоматчиков?

— Я считаю, что это очень низкий профессионализм руководства УФСБ по Челябинской области и наплевательское отношение к людям. Калибр 7.62 имеет большую мощность и пробивную способность, а в 10 метрах детский сад, могло быть много жертв случайных. Я очень не уважаю руководство ФСБ за такую негодяйскую операцию.

— Это была демонстрация силы?

— Это была демонстрация негодяйского отношения к людям. Хотите меня допросить, ну прислали бы участкового — это уже была бы демонстрация силы.. Пришел бы, забрал компьютер с наработками на полгода вперед, унизил меня, жену.... А тут — автоматчики...

— Может быть причина в том, что в конце прошлого года вышла программа «Человек и закон», которая очень жестко критиковала председателя облсуда Федора Вяткина, и вы выступили в качестве спикера.

— В той программе я высказал предположение на основе имеющихся доказательств, что Федор Вяткин живет в коттедже, оформленном на юрлицо и оформив договор аренды. Это что, предельно жесткая критика?

— Но ведь фактически, программа сделала выводы, что Федор Вяткин — член ОПГ. После чего следственный комитет возбудил уголовное дело о клевете.

— Мне конечно почетно, что я отвечаю за продукцию Останкинской студии. За продукцию господина Пиманова — члена Совета Федерации и соучредителя Останкино, но, наверное, это нескромно. Ведущий программы «Человек и закон» господин Пиманов высказал свое мнение, которое у него сложилось, а мое участие довольно скромное и уж, конечно, я не заслуживаю обысков с автоматчиками из ФСБ, которые ко мне как пришли, так и ушли.

— Ответьте на вопрос, Владимир Васильевич, какое отношение вы имеете к делу о клевете в адрес судьи чисто юридически?

— Юридически - я никто, я долго пытался выяснить, свой статус, сначала мне говорили, что я свидетель, потом сказали — ты просто ничего не пиши в определенной рубрике.. У меня просто провели обыск, я никто...

— То есть вы не являетесь обвиняемым?

— Нет, я не являюсь подозреваемым даже.

— А зачем тогда следователи к вам пришли?

— Понимаете, что меня и возмутило, я служил этой стране, а мне дали понять, что я никто и звать меня никак. Пришли автоматчики, что-то там начудили и ушли. Если раньше в Чечне и Дагестане такое допускали, то теперь и в Челябинске. Будем уходить в горы, в партизаны...

— А почему вы в таком случае, обратились за помощью к СМИ, а не в суд?

— Я не обращался в СМИ, журналисты сами меня нашли. А в суд обращаться бесполезно, им в Челябинской области руководит Федор Вяткин.

— Какой интерес в этом деле у ФСБ?

— Сотрудники ФСБ действовали в рамках уголовного дела по факту клеветы на Вяткина. То есть вся эта громоздкая махина вооруженная автоматами действовала в интересах Федора Михайловича. Когда мне наивно советуют идти в суд, я вспоминаю горький опыт тысяч людей, знающих, что в суд идти чревато, скорее всего твой интерес не удовлетворят, а время, деньги, ты потеряешь .

— Последний вопрос по передаче «Человек и закон». Она была заказана? Она была оплачена? Это была честная работа г-на Пиманова?

— Я в таких ситуациях обычно говорю — не знаю. Если кто-то узнает, пускай, на здоровье , пусть высказывает свое мнение, я фактами не располагаю. По крайней мере, у меня никогда не было такого количества денег, чтобы оплачивать такие передачи. Я лишь искренне высказал свое мнение, и преследовать меня за это — неправильно и бесцеремонно. Если уж возбудили дело о клевете в передаче Пиманова, то логичнее прийти к нему и задать ему эти вопросы, провести у него обыски, изъять компьютер.
Понимаете, не смеют они прийти к члену Совета Федерации, это серьезный человек..

— К депутату Госдумы Вадиму Белоусову посмели же зайти...

— Калибр пониже все равно, Белоусов — это провинциальный депутат, а Пиманов — это фигура в масштабах страны.

— Как считаете, общий вопрос, что происходит в регионе? С этими обысками вся область на ушах стояла.

— Происходит попытка вооруженного переворота, я в это искренне поверил, когда пришли автоматчики в редакцию. Это же все очевидно: Федор Вяткин — ключевая фигура, под ним все силовики. В области вся реальная судебная власть в его руках. И вот на сегодняшний день под этой империей зашаталась почва, если человека, который все это крышует, уберут, эти люди потеряют гигантские деньги, потеряют перспективы в будущем, и вот поэтому так и действуют.

— Я могу согласиться с очень многими вашими словами. Но когда в качестве заказчиков всех этих обысков называется совершенно мифическая «Калининская семья», меня смех разбирает...

— Ну и напрасно вас при этой фразе смех разбирает. Я служил, в свое время в уголовном розыске, и тогда уже слышал про этих людей. Они контактировали с силовиками, сдавали неугодных, а по мере роста благосостояния уже сами начали диктовать свои условия. И они финансово поддерживали силовиков. Был такой генерал Третьяков — начальник ФСБ области, его Ельцин уволил, а буквально через неделю после увольнения генерал ФСБ переехал в Торговый Центр, в соседний кабинет к Аристову.

— Действия ФСБ осудило местное отделение Союза журналистов. Их слова возмущения случившимся смогут изменить ситуацию?

— Если Союз журналистов выступит в защиту, он покажет свою гражданскою позицию. А нет — можно нас топтать ногами, как тех червяков.

— Но почему тогда союз журналистов не вступался за Германа Галкина? За Андрея Корецкого? Челябинских журналистов, у которых тоже были обыски...

— Мне кажется, тут немного иная ситуация. Вы найдите хоть один изъян по моей работе, по передаче «Человек и закон». И не надо меня равнять с Корецким и Галкиным.

— Владимир Васильевич, как дальнейшие события будут развиваться? Что вы, будете делать?

— Что делал, то и буду делать.

— Публиковать тексты, продолжать разоблачения?

— Вы посоветуйте Михаилу Валерьевичу поставить меня поближе к министру культуры, тогда я перестану проводить разоблачения, стану абсолютно гламурным и буду продвигать культуру в массы. А пока не востребован никак, кроме журналиста-расследователя, мне не интересно писать про «дорожную революцию», про то, как в сиротских домах хорошо...
Я всю жизнь занимался расследованиями и, похоже, только в этом качестве востребован.


Источник: http://vip74.ru/vip-persona/vladimir-filichkin-v-chelyabinskoy-oblasti-proishodit-popytka-vooruzhennogo-perevorota



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA

Подписаться на новости

Email:

Имя: