У властей Миасса дошли руки до главной городской площади, которую не ремонтировали больше 30 лет. Подробности (Миасский рабочий)
Алексей Лошкин: Топор – не наш метод! Председатель Контрольно-счетной палаты области намерен усадить чиновников за парты (Вечерний Челябинск)
Интервью
Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт» Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт»
Генеральный директор компании «Гринфлайт» Олег Лакницкий рассказал на встрече большой редакции медиахолдинга «Гранада Пресс», возможны новые протесты дольщиков «Академа», отправится ли «Гринфлайт» в забвение после сдачи всех домов и почему от завершения микрорайона не ждут прибыли, но ожидают большую пользу для компании.
Римма Сафина: Наш комплекс сможет подготовить ребят к Олимпийским играм Римма Сафина: Наш комплекс сможет подготовить ребят к Олимпийским играм
Общественная организация из Магнитогорска «Актив будущего» стала победителем конкурса президентских грантов на создание спортивной площадки возле памятника «Тыл-фронту». Проект получил рекордную для региона сумму в размере 7,2 миллиона рублей. Руководитель организации Римма Сафина рассказала о своем опыте благотворительной работы и о том, что получат горожане после реализации гранта.
Алексей Малофеев: Интерес представляют выборы депутатов в Розе и в Челябинске Алексей Малофеев: Интерес представляют выборы депутатов в Розе и в Челябинске
Руководитель регионального исполкома "Единой России" Алексей Малофеев стал гостем медиахолдинга «Гранада Пресс». Он пообщался с журналистами холдинга и ответил на самые острые вопросы. О предстоящих выборах, оппозиции и Томинском ГОКе читайте в интервью «ЧелябинскСегодня».
Олег Дубровин: «Удивительно, насколько корейцы неравнодушны к России!» Олег Дубровин: «Удивительно, насколько корейцы неравнодушны к России!»
Председатель Общественной палаты Челябинской области Олег Дубровин посетил Южную Корею и поделился впечатлениями от поездки в интервью «ЧелябинскСегодня».

Сергей Обертас: Мы хотим отменить избирательное крепостное право

15:15
11 Мая 2017 г.
Председатель облизбиркома Челябинской области в конце апреля принял участие в обучающем семинаре Центральной избирательной комиссии. В ходе семинара обсуждались различные технические новшества, которые будут реализованы на выборах. О нововведениях, которые ждут избирателей, Сергей Обертас рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Сергей Обертас: Мы хотим отменить избирательное крепостное право
– Принято считать, что руководитель регионального избиркома – это человек, который 30 лет отработал на своем посту, все помнит, все знает. Я думал, что буду самым молодым, (Сергей Обертас 1977 год рождения, - прим. ред.,) оказалось, нет, на семинаре были руководители облизбиркомов и 79, и 81 годов рождения.

– Будут ли технологические новшества на предстоящих выборах? Как мы помним, КОИБы (комплексы обработки избирательных бюллетеней) были запущены несколько лет назад, сейчас много рассуждений по поводу Европы, где можно голосовать онлайн.

– Да, мне интересен опыт Эстонии. Это был бы прорыв, если бы у нас была возможность электронного голосования, за этим будущее. В Эстонии один миллион 200 тысяч избирателей, у нас – 108 миллионов. Основной интерес у нас подогревается к выборам президента, которые пройдут в марте. Кроме того, в сентябре, в единый день голосования, будет распределено около сотни мандатов более, чем в 40 муниципалитетах.

С большой долей вероятности в марте, а до этого в сентябре, мы обкатаем очень интересную технологию. Она называется использование машиночитаемого кода – QR-кода. Хотим во всех муниципальных образованиях, где будут выборы в сентябре 2017 года, попробовать эту технологию. Эту идею поддерживает Центризбирком. Рассматриваем сентябрь как тестовую площадку для Челябинской области, и в идеале к марту 2018 года должны будем эту технологию повсеместно реализовать на всей территории РФ.

Чтобы эту технологию реализовать, нам нужны минимум три условия: компьютер, принтер, программное обеспечение. Изначально предполагается, что каждую участковую избирательную комиссию мы обучим. Не менее двух членов комиссии мы обязаны обучить вводу этих данных в компьютер. QR-кодирование будет использоваться как дублирующее с переходом в перспективе на эту технологию как на основную. Программное обеспечение устанавливается на компьютер, а после подведения итогов на мониторе у члена комиссии с правом решающего голоса будут появляются определенные цифры: вся информация из избирательного бюллетеня. В электронном виде будет подготовленный протокол. По сути это электронная таблица в Excel.

Ввод в электронном виде – это гораздо проще, чем писать вручную. Скорость ввода данных увеличивается минимум в 80 раз. И мы должны у руководителей муниципальных образований найти понимание, что необходим принтер, компьютер, программное обеспечение, что они должны это организовать даже в непростых условиях.

– Последние выборы были достаточно сложными, конфликтными. «Эсеры» требовали возбудить два уголовных дела по предвыборной газете ЗВУ и по выборным нарушениям. Как развиваются эти уголовные дела и какова позиция облизбиркома?

– Наша позиция простая: действовать в рамках закона. Про эти случаи я знаю, но так как мы не являемся участниками этих правоотношений, оперативной информации по этому поводу у меня нет. В решениях по искам Валерия Гартунга позиция суда была следующая: информация, которую доносили свидетели со стороны Гартунга, не повлияла на волеизъявления граждан, и она не может служить причиной двояко толковать результат выборов. Также была отсылка на якобы подарки, которые давали, пытаясь произвести подкуп избирателей, но ситуация была неоднозначной. Доходило до смешного. Если не ошибаюсь, в Ленинском районе человек выступает, говорит: «Да, я получил подарок, я считаю, что он был выдан другим кандидатом. -На чем вы это основываете? -Я считаю, что это так. -Скажите, а вы после этого свое волеизъявление поменяли? -Да, я хотел голосовать за Гартунга, а потом я посчитал нужным голосовать за Литовченко. -А ваша партийная принадлежность какая? -Я член «Справедливой России».

Все это было так некрасиво, однобоко. Есть же понятие – подготовка работы свидетелей в суде, но это так топорно было сделано.

– Вы сказали, что идет подготовка, чтобы минимизировать риски, с которыми может столкнуться избирательная компания. О каких рисках идет речь?

– Главный принцип выборной компании в том, чтобы эти выборы были признаны состоявшимися, легитимными. Для этого мы видим перечень некоторых факторов, которые будут важны. Мы должны все делать коллегиально, публично, открыто, полностью соблюдая нормы закона. Несмотря на то, как ситуация может складываться, мы не должны поддаваться никаким провокациям, прессингу. У нас есть закон, у нас прозрачные процедуры.

– Как вы считаете, можно ли отнести к таким рискам не очень высокую явку избирателей, и будет ли избирком стремиться ее повысить на выборах президента? Есть ли вообще такая функция у избиркома – пропагандировать выборы?

– Мы предполагаем, что вся логика избирательной системы – это грамотно установить и подвести итоги. Кандидат заинтересован привести больше сторонников, соответственно он напрямую заинтересован в том или ином уровне явки. Обязанности делать явку у нас нет. Минимального порога у нас нет. Участковые избирательные комиссии будут делать это в следующем ключе: сначала проинформируют гражданина, что он включен в список избирателей, потом пришлют так называемые листочки счастья через участковые избиркомы, чтобы оповестить, где будет место голосования, какой режим работы комиссии. Я считаю, что этих вещей достаточно. Кроме этого областная избирательная комиссия планирует сделать ряд имиджевых баннеров, чтобы популяризировать дату выборов.

– Существует некая формула 70 на 70: 70% явки и 70% – качества. По поводу явки. Реальна она в Челябинской области, и несет ли избирком ответственность за эту цифру?

– Я предполагаю, что адресат этой информации не избирком. Избиркому явка не принципиальна, но важно, чтобы установление и подведение итогов выборов было на законных основаниях. Здесь мы будем ратовать за то, чтобы полностью выполнять норму законов. Мы являемся самостоятельным и независимым органом, и в рамках развития электоральной системы у нас неприемлемы возможности постановки вопросов каких-то целевых показателей. Но я тоже не в вакууме живу. Мне кажется, любому гипотетическому кандидату будет важно: чем больше явка, тем большее количество голосов он получит.

– Максимальный объем критики в адрес избиркома – не только областного, но и центрального – идет со стороны общественной организации «Голос». Вы можете дать оценку организации, ее работе и тому, насколько критика обоснована?

– Во время обучения нам удалось побывать на одном из заседаний ЦИК, которые происходят постоянно в текущем режиме. Я увидел господина Бузина (Андрей Бузин, сопредседатель движения «Голос», - прим. ред.). У него был не скепсис, а скорее определенные технические вопросы по отмене крепостного права, но в целом все понимают, что это важная технология. Организация выступает как некий эксперт.

– Не исключаете провокаций?

– Не исключаю. Как правило, много людей работает, а некоторые любят контролировать. Что такое контроль? Это отсутствие личной работы и попытка поймать кого-то за что-то.

– Вы упомянули отмену крепостного права. О чем идет речь?

– Зампредседателя ЦИК, куратор Челябинской области Николай Булаев произнес эту фразу. Мы участвовали в корректировании порядка голосования по месту нахождения.

Традиционный пример. Вот человек уехал из Магадана после института в Москву. Регистрацию он имеет в Магадане, но живет в Москве. Раньше было как  и продолжает действовать сейчас: процедура открепления вызывала нарекания. Из Москвы нужно лететь сколько-то часов до Магадана, заранее до выборов, чтобы открепиться с паспортом, а в день выборов в Москве нужно прийти и чтобы с открепительного ввели в определенный реестр проголосовавших, а на основании этого получить свой законный бюллетень.

Это такая гротескная ситуация, понятно, что если человек давно живет в Москве, никуда он не поедет. Теперь ехать никуда не надо. Гражданин может обратиться в любую участковую избирательную комиссию, написать соответствующее заявление. На основании этого заявления он включается там, по месту проживания, а параллельно через ГАС-выборы (государственная автоматизированная система) отправляется сообщение об исключении его из числа избирателей по месту регистрации. После этого он имеет право прийти в избирком там, где сейчас проживает, и проголосовать. По оценкам вышестоящей комиссии, это до 5 миллионов человек, а, может, и до 20 миллионов. Правильная прозрачная легальная мера, которой мы можем поднять явку. Мы просто расширяем поле возможностей для голосования граждан.

Этот законопроект в марте прошел первое чтение, до конца мая пройдет второе чтение. Законодатель исходит из того, чтобы придать максимальному количеству граждан, которые не голосовали. Использовать портал госуслуги, МФЦ для этого. Это поможет максимально упростить ситуацию.

– На прошлых выборах возник вопрос по финансированию видеокамер, чтобы все участки были оснащены. Только в Челябинске и Магнитогорске можно было онлайн посмотреть на выборы. Как будет на президентских выборах?

– Удалось с прошлых выборов сэкономить значительные средства – деньги федерального бюджета – и предполагается эффективно их потратить. В этот раз на выборах президента закрыть все участки в населенных пунктах от центра до уровня района. Таким образом, будут закрыты порядка 85 % участков с количеством избирателей до 85 %. На уровне территориальных избирательных комиссий сейчас идет полемика, чтобы там тоже сделать соответствующие камеры. Вопрос спорный. Что такое территориальная избирательная комиссия?Это помещение в администрации района. Весь день там присутствуют члены комиссии: они решают какие-то вопросы, контролируют избирательные участковые комиссии. Весь день до восьми вечера что там снимать? Там даже процедуры волеизъявления нет. Ходят люди или просто пустой кабинет – зачем? Мы исходим из принципа эффективности денежных средств.

– Складывается впечатление, что и в стране, и в Челябинской области есть профессиональные оппозиционеры, провокаторы, которые при любом исходе выборов будут не довольны, будут оспаривать итоги выборов и говорить, что были массовые нарушения, подтасовки, то есть они будут дискредитировать и делегитимизировать выборы.

– Мы живем в достаточно развитом информационном сообществе, есть выгода приобретателей, интересантов процесса любого уровня выборов. Причем, чем выше уровень выборности власти, тем более интересные и мощные силы в нем участвуют. Есть и обратная ситуация, когда, чем меньше уровень выборов, тем больше проблем возникает. Есть четкие технологи, каналы коммуникации. Другой вопрос в том, что есть здравые силы, в том числе избирком: из принципов открытости мы тоже будем выстраивать со своей стороны важность процедуры выборов. Для этого мы будем ратовать, чтобы и процедура наблюдения была более открытая, и комиссии были более обученными. День выборов – это только верхушка айсберга, до этого должна быть проведена огромная работа и с силовыми структурами, и с нижестоящими комиссиями, и со СМИ. Все равно будут недовольные. Тут надо иметь определенную прививку. Я живу исходя из того, что лучше не будет. Главное, чтобы хуже не было.

– У вас как у юриста есть мнение, может ли Навальный участвовать в выборах президента?

– Я склоняюсь к тому, что, если у человека есть приговор суда, наверное, он будет лишен такой возможности.

– Каков портрет типичного избирателя на Южном Урале? Спокойный, активный?

– Я патриот своей страны, своей области. У нас хороший избиратель, каким бы он не был. Если раскладывать через призму социологических факторов, это, скорее всего, женщина. Женщины более активны у нас в политической жизни. Скорее всего, она старше 50 лет, работает или заканчивает работу на крупном промышленном предприятии или будет работником такой же важной бюджетной сферы. Считать, что у нас избиратель неорганизованный, темный – нельзя. Уровень интернетизации, субъективно, один из самых высоких. Это нам позволяет информацию черпать из разных источников.

– А какой портрет среднего избираемого человека?

– Если в муниципалитете представлено, прежде всего, бизнес-сообщество, то в основе будет, что бы люди ни говорили, политическая защита бизнеса. Есть большое количество людей, которые не применяют такие меры защиты, но также являются эффективными управленцами. Многие хотят защитить свой бизнес, мне кажется, среди бизнесменов это большая часть. При этом наблюдается другая тенденция. Люди, у которых и так все хорошо, я с такими знаком действительно, в этом видят самореализацию в плане «Я должен сделать мир лучше». Выборка не валидная, но я все больше вижу таких людей, идеалистов, с блеском в глазах, их становится больше. Они не живут по принципу, когда стал депутатом – все отбил.

– Копейск – исторически сложная территория, выборы последние были тяжелые. Как бы вы могли оценить территориальную комиссию Копейска? Есть ли к ней претензии?

– В Копейске одна из самых боевых комиссий, там прессинг достаточно большой «Справедливой Россией» был сделан. Но очень профессионально отработали. Проблемная территория не тождественна плохой избирательной комиссии.

Я, когда пришел, сразу скорректировал работу организационного управления в том, что нравится мне понятие «светофор». Это сленг, может кто-то его не разделяет. Приходим к тому, что есть зеленая зона – молодцы, желтая – не всегда молодцы, и красная – двоечники. Методику можно совершенствовать постоянно. Давайте возьмем показатель, по которому мы можем отрейтинговать. Буквально через неделю я вызвал нескольких глав муниципальных образований, где работа территориальных комиссий была выстроена слабо. У меня в красную зону попали, к примеру, Кунашак, Бреды. С главами поговорил, дал им месяц на исправление, потом смотрим что там, из красной зоны в желтую и зеленую перебрались. Они стали технические мероприятия проводить, тематические встречи с молодыми избирателями. И мы видим, что руководитель аппарата территории и ТИК в целом заработал. Надо только общаться. Сейчас в красной зоне никого нет.

– Сейчас проводятся промежуточные итоги муниципальной реформы. Обсуждаются с депутатами, мэрами городов, общественниками. С точки зрения избиркома, каковы плюсы и минусы реформы?

– С точки зрения избиркома плюс колоссальный! Не нам заниматься выборами глав – это же теперь не наша прерогатива. Шучу, конечно. По сути, этот вопрос вышел из зоны ответственности избирательной комиссии, и в долях лег на администрацию. ТИКи проводят выборы депутатов. Я считаю, в любом случае это решение было продиктовано определенной логикой, я не могу сейчас оценивать, правильно сделали или нет. Я считаю, комиссии работали профессионально, и наше решение не подменяет собой процедуру волеизъявления.


Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA