М. Лонщаков: "Мы считаем, что экологическое движение СтопГОК ни в коем случае не должно быть политическим" (Вечерний Челябинск)
Митрополит Никодим: "Необходимо привести в порядок сам строящийся кафедральный храм и прилегающую территорию" (МК-Урал)
Интервью
Вячеслав Жилин: Мы же из 90-х годов, что нас пугать Вячеслав Жилин: Мы же из 90-х годов, что нас пугать
В Златоусте 18 мая депутаты переизбрали Вячеслава Жилина на должность главы. В интервью «ЧелябинскСегодня» новоизбранный градоначальник рассказал о появлении первого муниципального хостела, пользе завода по производству семечек для экономики, а также о конкуренции с Миассом и о том, почему пустуют скамейка запасных в городской мэрии.
Евгений Савченко: VIP-терористов не бывает Евгений Савченко: VIP-терористов не бывает
Министр общественной безопасности Челябинской области Евгений Савченко рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня» как идет набор в кибер-дружины, почему «систему-112» на Южном Урале можно назвать кустарным продуктом, а также объяснил, почему не стоит безоговорочно верить официальным данным, касающимся наркообстановки.
Сергей Обертас: Мы хотим отменить избирательное крепостное право Сергей Обертас: Мы хотим отменить избирательное крепостное право
Председатель облизбиркома Челябинской области в конце апреля принял участие в обучающем семинаре Центральной избирательной комиссии. В ходе семинара обсуждались различные технические новшества, которые будут реализованы на выборах. О нововведениях, которые ждут избирателей, Сергей Обертас рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Сенатор Олег Цепкин: У нас тут не столица, у нас тут Челябинская область Сенатор Олег Цепкин: У нас тут не столица, у нас тут Челябинская область
Член Совета Федерации от Челябинской области Олег Цепкин является персоной достаточно информационно закрытой. Но в интервью «ЧелябинскСегодня» сенатор осветил целый ряд актуальных вопросов от экономики и экологии, до шахматного всеобуча и методики взращивания активных граждан.

Олег Грачев: Надо четко понимать, чего ты хочешь

14:16
09 Июля 2012 г.
Первый вице-губернатор Челябинской области Олег Грачев считается идеологом регионального правительства. Сам он человек беспартийный – утверждает, что по убеждению. Но по долгу службы вынужден заниматься политикой. Поэтому «Новый Регион» попросил Олег Грачева охарактеризовать ситуацию в области, а также оценить сложившиеся системы формирования депутатских корпусов и работы власти на местах.
Олег Грачев: Надо четко понимать, чего ты хочешь

Первый вице-губернатор Челябинской области оценил политическую ситуацию в Челябинской области 


Первый вице-губернатор Челябинской области Олег Грачев считается идеологом регионального правительства. Сам он человек беспартийный – утверждает, что по убеждению. Но по долгу службы вынужден заниматься политикой. Поэтому «Новый Регион» попросил Олег Грачева охарактеризовать ситуацию в области, а также оценить сложившиеся системы формирования депутатских корпусов и работы власти на местах.

 

Как сейчас можно охарактеризовать политическую ситуацию в области? Можно ли говорить о том, что у нас окончательно победила партия власти? Существует ли политическое разнообразие?

 

Формально, по процентам, которые набрала партия власти, можно говорить об ее относительной победе в Челябинской области, но это не какие-то запредельные показатели. Если судить по областному центру, то Челябинск дал на выборах в декабре «Единой России» 41%. Кто скажет, что здесь есть какие-то массовые фальсификации? У нас поэтому, наверное, протестные движения не получили какого-то развития. Признаюсь, для нас, как для чиновников, этот результат были не очень ожидаемым – хотелось бы большего. Но получили то, что получили. Президентские выборы были иными – на людей прессинг не оказывался, никто не ломился к ним в квартиры, не агитировал, просто рассказывали людям о ситуации в мире, потому что Россия на фоне мирового окружения – это островок спокойствия и стабильности.

 

У нас выросло поколение, которому было бы удивительно услышать: для того, что бы купить молоко ребенку, нужно было в молочный магазин на перекрестке проспектов Свердловского и Победы подъезжать к 4 часам утра, костерки жечь, согреваться. И вот этому поколению акции протеста по приколу, а стабильность стала ругательным словом. Старшее поколение – люди среднего возраста, стоявшие тогда за молоком для тех, кто сейчас требует гайд-парков и всего остального, воспринимают стабильность как возможность рассчитать бытовые траты – заплатить за квартиру, купить продукты, вложить во что-то. А вот молодому поколению (мы, наверное, все были такими) скучно, хочется драйва, опять же пошла мода на протест. Ну, вот хочется против ветра – и это понятно. Но когда представители или формальные лидеры этого протестного движения в прессе заявляют: нам надо раскачивать лодку, я, как человек прагматичный, задаюсь вопросом: «Хорошо, но конечная цель какая? Мы что хотим?»

 

В моем понимании оппозиция – это несколько иное: допустим, выходят оппозиционеры и говорят: «На основании рассуждений умных голов мы пришли к выводу, что для России актуальна парламентская форма управления (или монархия, или любая другая)». И обосновывают это каким-то образом. Говорят: «Мы считаем, что в России недостаточно развито местное самоуправление, а бюджетная политика не дает возможности развиваться. Мы считаем, что нужно вслед за налоговым кодексом поменять бюджетный (или наоборот) и так далее. Нужна миграция рабочей силы, которая сейчас не достаточна по таким-то причинам, или, наоборот, нужно ужесточить миграционную политику, сократить приток рабочей силы». Вот это позиция, я понимаю. Содержательно, есть моменты, которые можно обсуждать. А сейчас все сводится, по большому счету, к истеричным заявлениям: «А нечестные выборы! А вы нам не нравитесь!».

 

В области есть какая-то реальная и конструктивная оппозиция? ЛДПР? Коммунисты? Со стороны они не производят впечатления борцов, оппозиционеров…

 

Честно говоря, на меня они тоже не производят такого впечатления. Если говорить о КПРФ, то коммунисты старой закваски (те, что были в предыдущем созыве Законодательного собрания) были более принципиальными. Они, можно сказать, за это и пострадали: голосовали консолидировано за Михаила Юревича, когда его кандидатура была внесена в ЗСЧО. Нужно обладать особой смелостью, что бы возражать установкам, идущим из центрально комитета. Почему шли такие установки – не понятно. Губернатор же не позиционирует себя, прежде всего, как партийный лидер и, наверное, правильно делает. Самый принципиальный вопрос, обсуждаемый в Законодательном собрании – это бюджет. Идет установка – не голосовать за бюджет, но опять же надо сказать – почему. Вообще, необходимо чаще задавать себе вопрос: почему я делаю так и почему делаю не так. У нашей оппозиции аргументации не хватает. Как-то варятся в собственном котле. При этом мой кабинет для них всегда открыт. Я человек беспартийный, можно сказать, по убеждениям, но, в том числе, и потому, что я готов встречаться с представителями разных направлений, течений. И так должен делать каждый руководитель.

 

Взять последние события в поселке Роза: я ожидал, что, прежде всего, руководитель территории съездит к голодающим. Пусть даже они его встретят неподобающим образом – ничего страшного, не убыло бы. Я, честно говоря, некоторое время наблюдал: какие будут действия со стороны муниципалитета? Действия оказались неоднозначными. Поэтому я пригласил людей к себе, мы общались 2,5 часа, многое стало понятно. Я вообще стараюсь общаться не с главами территорий, а с главами поселений. Эта практика была введена в прошлом году, и главы территорий сначала напряглись: Грачев собирает ябед, будет какой-то заговор против того или иного главы. Но ведь это бредень тотальный. Эти встречи нужны для того, чтобы понимать реальную ситуацию на местах. Ведь, чего греха таить, у глав территорий политически задача несколько иная: перед нами отрапортовать, розовым цветом замылить одно место и сказать, что, конечно, денег надо, но вверенные им территории живут в счастье и благополучии.

 

Получается?

 

Напомню: перед тем, как стать губернатором, Михаил Юревич дважды избирался на пост мэра города-миллионника. И это, на мой взгляд, большой плюс, когда человек руководит крупным муниципалитетом, а потом управляет регионом, состоящим из муниципалитетов разного калибра – он все управленческие приемы знает. Поэтому некоторым ушлым главам территорий тяжело общаться с губернатором: он сразу чувствует подвох или откровенное желание его обмануть. И номер не проходит.

 

А главы поселений не такие?

 

Когда я начал общаться с главами поселений, люди сначала чувствовали себя неловко: там живого министра иной раз в глаза не видели, не то что вице-губернатора, а тут я, как образцовый студент, эти встречи конспектировал по 2-3 часа – ох, Боже мой, там столько всего интересного, столько всего проблемного. После этого мы все вопросы сгруппировали по темам, и сейчас, по крайней мере, их можно решать. Последний пример – Жёлтинское поселение Агаповского района: приезжают руководители поселения и местного совета и говорят: «Олег Николаевич, мы тут по вашему совету денежки наскребли, геологоразведку провели, на экспертизу деньги собрали, вот – у нас проектно-сметная документация готова», – все, вопросов нет! Понятно, что людям, действительно, нужно решить данную проблему. Реальную жизнь чувствуешь, когда общаешься именно с такими людьми. При этом я не даром сказал про живого министра, которого в глаза не видели: когда спрашиваешь, а почему вы не подаете заявку, была, например, программа по приобретению коммунальной техники, почему не участвуете в программе ремонта многоквартирных домов, оказывается, что они даже не знают, как заявки подавать. Иной раз как слепые котята тычутся. Зато, когда начинают деньги распределяться, некоторые главы территории настойчиво прорываются сюда и говорят: вот эти проблемы не надо в этих поселениях решать, а вот эту надо…Мы им говорим: деньги выделены на основании представленной документации, то есть местные главы поселений уже ждут эти средства. А руководители территории, как всегда, хотят сами порулить, и не понятно, куда в конечном итоге эти деньги уйдут. И люди, сидевшие у меня в кабинете – по 12-13 человек из каждого района – останутся с очень «высоким» мнением обо мне, о губернаторе, о правительстве Челябинской области в целом. Это неправильно.

 

Вдруг случится такая ситуация, что на следующих выборах в Законодательное собрание большинство мест заберет на самом деле жесткая оппозиция, и возникнет противостояние, как это бывало в других территориях, между парламентом и правительством области. Ваша команда готова к такому противостоянию и работе в таких условиях?

 

Ну, у нас есть некоторый опыт противостояния, и опыт договариваться с непримиримыми тоже есть. Уж, казалось бы, насколько всегда непримирим и всегда чему-то противостоит Валерий Карлович Гартунг, однако взаимопонимание по главным вопросам мы находим. Есть там шероховатости с Магниткой – они традиционно как- то возникают и как- то уходят (там, мне кажется, больше лично-наносного). И бывают моменты, когда депутат Госдумы Гартунг звонит и говорит: «Михаил Валерьевич, помогите, вмешайтесь, пожалуйста, в ситуацию по поставке металла из Магнитки, поскольку нам кажется, что наценка персонально нам необоснованно идет». И губернатор разговаривает, приглашает к себе, вмешивается, и ситуация нормализуется. Потому что политика-политикой, а предприятия должны работать. Я думаю, маразматиков в составе Заксобрания критичного числа не будет. А тех, кто появится, можно будет вывозить в Верхний Уфалей, чтобы продемонстрировать, к чему приводит ситуация, когда депутаты и власти выясняют отношения, не обращая внимания на то, что происходит в территории. Есть там завод металлургического машиностроения. Я иногда думаю с грустным цинизмом, что это подходящее место для съемок фильма про Сталинградскую битву: цеха раскурочены, оборудование вывезено, одна арматура осталась – просто штыри торчат. И все это произошло в мирные годы, совсем недавно: просто все срезали на металлолом. И я не понимаю, почему до этого никому не было дела.

 

У нас в некоторых территориях занимают довольно странную позицию: они здесь хозяева, но ничего сами делать не хотят, зато им все должны. Вот, например, проходит собрание села жителей Томино (Сосновский район), решают – быть или не быть тут ГОКУ? И они в один голос кричат: а нам вот то обещали сделать и еще вот это... Обещали – сделают. Подход не тот, неправильный: им радоваться надо, что приходит инвестор. Сейчас руд с богатым содержанием меди в мире почти не осталось, и начинается разработка месторождений низкосодержащей руды, но технологии позволяют сохранить приемлемую себестоимость при ее добычи. А у нас «психология» – что нам за это дадут? Работу! И возможность зарабатывать деньги – неплохие деньги, а для жителей села это вообще сумасшедшие деньги.

 

Страна теперь живет по новой схеме: парламент сформирован по пропорциональной системе, никаких конкретных представителей конкретных территорий. Как эта система себя зарекомендовал? Или все-таки предыдущий вариант, когда территория выбирала человека и могла с него спросить (хотела или нет – это другой вопрос ) все-таки был действеннее?

 

Выскажу свое личное мнение, хотя в «спецодежде» и «спецпомещении» нахожусь. Мне всегда симпатичнее была мажоритарная система. Мне кажется, людям надо больше доверять: разумные у нас люди, видят напускное, наносное. При этом правильно были приняты ограничения по поводу подкупа избирателей: мы помним выборы 1993 года в Госдуму, превратившиеся в массовую раздачу тушенок, сгущенок, водок, колбас и всего остального. Но это не от того, что народ темный, народ у нас благодарный. И на этой благодарности очень много строится. Нашим людям, может, не надо ничего, кроме того, чтобы их выслушали, мы любим, чтобы нас жалели. Это не плохое качество, я не считаю, что жалость унижает человека. Нет, жалость – это сострадание. И хорошо, когда есть, кому пожаловаться. А взять КПРФ в ее нынешнем состоянии: два депутата прошли по челябинскому списку в Госдуму – один из Санкт-Петербурга, другой, по-моему, из Москвы. И кто поедет к ним жаловаться?

 

При этом, как бы ни ругали власть, общественная приемная президента работает, и попробуй там не отреагируй. Вот в чем плюс вертикали власти – по куполу прилетит моментально, а еще потом приедет сотрудник администрации президента, инкогнито причем, и тут такого шороха наведет.

 

То есть мажоритарная система ближе к народу?

 

Возьмите, например, знаменитое село Хомутинино – ну, какие там партийные списки? У них там депутатов-то человек 12. Я не даром говорил про футбол – 11 человек новых в команду набрать не можем, а вот деятелей политических – хоть отбавляй. А с другой стороны, может, вызреет какое-то рациональное зернышко из всего этого. Другое дело, что у нас всякие партии растут, как грибы, и все называются красиво: никто же, грубо говоря, не назовет свой фонд «В защиту педофилов», или там «Смерть дождевым червям» – нет, все названия громкие, помпезные… Вот была у нас «Партия жизни» – ну что это такое? Партия всего живого, движущегося, летающего? В партии должно быть не только название, понятны должны быть ее установки и возможность реализовать через партию свои устремления, поэтому, наверное, сейчас была бы оправдана смешанная система. Но не с жесткой составляющей партийцев и мажоритариев 5050 – разные могут быть варианты.

 

Губернатора, мэра лучше назначать или выбирать? Или, выбирая, получаем историю как в Озерске, когда депутаты так и не смогли отозвать мэра Чернышова?

 

Олег Грачев: Вы сами показательный пример привели: выбрали – отозвать не смогли. Но все территории нельзя под одну гребенку. Зачастую за участником выборного процесса такие «веселые силы» стоят, а население прекрасно видит, что ситуацией управляют люди с далеко не безупречной репутацией с точки зрения отношений с правоохранительными органами. Но… тут появляются дурные деньги и решают все.

 

То есть выборность с фильтром оптимальна?

 

Какой-то фильтр, на мой взгляд, в обозримом будущем обязательно должен присутствовать. Чтобы избежать ненужных экспериментов. Мы должны ценить, что имеем. Вот если бы уважаемые люди, считающие себя оппозиционерами, четко излагали: наши действия приводят к тому-то и тому-то… А просто орать: «Мы власть!» и ничего не делать – это, простите, нарциссизмом отдает каким- то болезненным. Власть всегда конкретно говорит, что собирается делать. Хорошо это или плохо получается – другой вопрос. Но и вы тоже стройте свою оппозиционность на каких-то контрольных мероприятиях, которые могли бы демонстрировать все ошибки и просчеты: «Вот вы нам говорили так, а реально на выходе получилось эдак, потому что надо было сделать вот так, а вы неправильно спрогнозировал, деньги не туда потратили, в конце-концов, украли… ». Алексей Навальный начинал же достаточно здраво: любой юрист может проанализировать на сайтах заявки и т.д., и у любого здравомыслящего человека по тому или иному поводу могут возникнуть подозрения. Реакция власти на подобные заявления всегда была – прокуратура, по крайней мере, в УрФО и Челябинской области, к таким вещам всегда очень трепетно относится.

 

Многим нашим политикам системности не хватает и конечной цели. Хотите власти – ну, пожалуйста, добивайтесь ее. А позиция «А вот мы все сейчас пойдем толпой на Кремль» деструктивна: мне кажется, что люди из ближнего и дальнего запределья только похлопают в ладоши и скажут: «Ура! Не только у нас проблемы с валютой и бюджет на грани… Сейчас Россия зашатается, и нам будет проще». Надо понимать: есть политика кухни, есть политика площадей, но есть политика и планетарного масштаба, это на самом деле очень близко, и резонанс доходит моментально. На конфликте ради конфликта ничего не построишь. Еще раз говорю: надо четко понимать, чего ты хочешь. А то будет так, как в Миассе

 

Челябинск тоже хочет отказаться от системы сити-менеджмента, и многие люди не понимают: сначала вводили должность сити-менеджера, теперь убирают – что происходит?

 

В 2009 году Михаил Юревич во второй раз выиграл муниципальные выборы. У него была определенная программа – очень конкретная, там было прописано все вплоть до замены фарфоровых изоляторов на определенных подстанциях. А в 2010 году позвонил президент и говорит: «Я Вашу кандидатуру внес на рассмотрение в Заксобрание». И что, нужно было в городе новые выборы проводить? Я считаю, у него было моральное право доверить управление городом тому, кто, по его мнению способен, как минимум, удержать ситуацию. Наверное, это было правильно. А на следующий срок пусть люди сами выбирают. Давыдов и Мошаров тоже такой позиции придерживаются – они ее высказали еще в декабре 2011 года. И я, не как первый вице-губернатор, а как гражданин РФ, житель города Челябинска Грачев О.Н., могу сказать: я за прямые выборы мэра. А как к уж там получится, посмотрим, пока рано говорить об этом.

 

Как только Михаила Юревича назначили, сразу же пошли разговоры о том, что он уходит в Москву. И сколько эти слухи не опровергали, так его и «отправляют» в столицу… А у него вообще есть федеральные амбиции?

 

У Юревича просто есть амбиции. Федеральные, планетарные, межгалактические – это человек-драйв. И от этого драйва неспокойно никому, кто рядом с ним.

 

По воду перевода в Москву – да, разговоры начались сразу же. Мне кажется, что начинали их даже не те, кто хотел бы добра Михаилу Валерьевичу, подыгрывая, быть может, каким-то потаенным желаниям, а те, кто не хотел бы его видеть, прежде всего, здесь – в регионе. И вот эти люди, плохо маскируясь, размышляют примерно так: «Вот Юревич уедет в Москву, а кого назначат губернатором? А тут-то и я, мало ли какими я сейчас курами занимаюсь. Я-то рядом: и опыт есть, и вроде бы ничем обидным себя не запятнал. Поэтому вы далеко от меня не уходите, держитесь меня – и воздастся вам…» Мне кажется это как раз из такой серии.

 

А какие грандиозные планы намечены на ближайшее время?

 

Грандиозное уже совершается. К примеру, два птицеводческих мегакомплекса. Уже прошло время, когда можно было по-тарзановски колотить себя в грудь и говорить, что каждая вторая-третья тонна чугуна – наша. Чугун – такое неконкретное произведение искусства, из него еще надо что-то сделать. И развитие птицеводства – это очень разумное решение. Губернатор говорит: «Стратегически у нас очень выгодное географическое положение: на юге от нас 30 миллионов человек априори не едят свинину, но это рынок сбыта курятины. Эту нишу рано или поздно кто-то займет. И самое главное – эту нишу займем мы!» И вот теперь Журавский строит мегакомплекс в Магнитогорске, а Колесников пытается за ним угнаться. А чего стесняться? Если не мы, то нишу, действительно, займет кто-то другой.

 

Дальше. Русская медная компания выбирала, где начинать разработку месторождения, где строить горно-обогатительный комбинат. У них был вариант – Монголия. Но после назначения губернатором господина Юревича, который никого мародерами не обзывает и разговаривает с бизнесом на одном языке, компания меняет свое решение и идет в Варненский и Сосновский районы. Это что такое? Да это 2-3 миллиарда дополнительных сборов в бюджет Челябинской области. И работа для людей.

 

Юревич любит говорить: «Возьмите справочник предприятий первой половины 90-х годов и просто наложите кальку на нынешнее состояние. Сколько закрылось – сердце просто кровью обливается… Но почему закрылись? Понятно, что по каким-то направлениям оказались неконкурентоспособными, но ведь всегда можно найти свою нишу, была бы голова… И руки, и действующие банки…» Например, строительство логистического центра под Южноуральском. Есть скептики, задающие вопрос: «Что это нам дает?» Я не буду в исторические аналогии удаляться – шелковые, не шелковые пути, но, этот перевалочный пункт, если назвать его цинично, нам очень многое даст, потому что инфраструктура вокруг него и от него будет развиваться семимильными шагами…

 

Или аэропорт. Ни для кого не секрет, что губернатор почти в ручном режиме запускает рейсы. В Дубаи, в Вену.. . Ведет переговоры в Москве – у него, как правило, в пятницу по 2-3 встречи в разных крупных компаниях, в том числе и авиа. Ведь там свои интересы. Вы помните, сколько копий было сломано вокруг челябинского авиапредприятия, как им хотели порулить люди, не понимающие, как им управлять. А глава администрации Челябинской области г-н Соловьев наперед думал, когда строили сертифицированную посадочную полосу. Которая потом очень пригодилась, иначе сейчас даже в ручном режиме было бы нечем управлять и запускать рейсы. Все познается в сравнении. Надеюсь что, после истечения полномочий Михаила Валерьевича все сравнения окажутся в его пользу. Потому что будет результат.

 

Самый амбициозный проект вашей команды – это продвижение бренда «Южный Урал – здесь сбываются мечты». Заявление, прямо скажем, смелое...

 

Да, честно говоря, обидно просто стало: только и читаешь какие-то устаканившиеся стереотипы. А когда люди приезжают, удивляются: «Ой, а у вас здесь люди в противогазах не ходят…» Стоит на природу вывезти: «Ой, да у вас тут Швейцария!»

 

Недавно разговаривал с главой Трехорного, в свое время их горно-лыжный курорт можно было назвать чудом света, а сейчас он в очень плачевном состоянии. Инвесторы есть, но депутаты, видите ли, не хотят курорт продавать. Продавайте! Содержать муниципалитету курорт – это моветон. Посмотрите, «Солнечная долина» в Миассе – частная, ничего страшного. Никто не собирается красть деньги, их, наоборот, хотят вкладывать. И любое новое предприятие сразу же обрастает инфраструктурой: появляется дорога – на ней вырастают кемпинги, заправки, ремонтные мастерские, гостиницы, кафешки и т.д. Казалось бы мелочи… Но, например, Юрюзань сейчас на этом живет. Юрюзань! Мы в 2010 году из Катав-Ивановска туда поехали, мехзавод тоже производил ощущения живых декораций для съемки фильма ужасов. Какая- то жизнь там теплится, но почти весь город живет сейчас на дороге, на сфере обслуживания. И ведь никто никаких специальных целевых программ не предпринимал. Просто есть нормальные руководители, которые поняли, что надо просто отпустить ситуацию, в три горла не жрать, с людей не брать, а наоборот, обозначить проблему: придорожная территория – это зона лесфонда, нужно перевести их в другую категорию, чтобы люди смогли там гостиницу, кафе, стоянку построить. И город стал оживать.

 

В общем, просто обидно, что Челябинская область – это только ЧТЗ, 1957 год и сильная хоккейная школа. А мы бы хотели: ЧТЗ, суперхоккейный клуб, интеллектуальный областной центр, город продвинутого активного студенчества, металлургический и машиностроительный регион, область физиков… В общем, чтобы Южный Урал знали, как развитый, талантливый, продвинутый и, конечно, регион-курорт. Вот такие у нас мечты.

 



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA