Е. Тефтелев: "Больше всего меня волнует уборка снега с крыш и козырьков, я дал поручение поработать над этим" (Челябинск Сегодня)
В. Воробей: "У некоторых потребителей – частных предпринимателей плата за тепло выросла в пять, а то и в 12 раз" (Вечерний Челябинск)
Общество
Журналисты и артисты Челябинска устроили пейнтбольную перестрелку Журналисты и артисты Челябинска устроили пейнтбольную перестрелку
В Челябинске прошел турнир по пейнтболу между командами СМИ Челябинска и артистами Камерного театра. Мероприятие приурочили ко Дню защитников Отечества. Об этом сообщает газета «Вечерний Челябинск».
Школьница из Челябинска получила знак «Горячее сердце» за спасение брата Школьница из Челябинска получила знак «Горячее сердце» за спасение брата
Ученица школы №41 Челябинска Оксана Юлдашева была награждена знаком «Горячее сердце». Школьница также вошла в проект «Челябинск – город настоящих людей», который проходит под патронажем местных властей.
Укрепление российско-таджикского сотрудничества южноуральцы обсудили в Душанбе Укрепление российско-таджикского сотрудничества южноуральцы обсудили в Душанбе
В Душанбе прошел международный круглый стол «Межкультурная коммуникация: язык, история и литература России и Таджикистана». Организаторами встречи стали Таджикский технический университет им. М. Осими, Южно-Уральский госуниверситет и фонд социально-экономического развития «Евразийское содружество».
Пассажиры Челябинска имеют больше всего претензий к «маршруткам» Пассажиры Челябинска имеют больше всего претензий к «маршруткам»
Больше всего в работе общественного транспорта Челябинска горожане имеют претензии к «маршруткам». А муниципальные виды транспорта не нравятся горожанам прежде всего большим интервалом движения. При этом, на стоимость проезда внимание обращает не так много челябинцев. Такие выводы сделали специалисты лаборатории прикладной политологии и социологии Челябинского филиала РАНХиГС по результатам инициативного опроса, передает «ЧелябинскСегодня» со ссылкой на обнародованные итоги исследований.

Уральский Экзюпери в холодной войне

12:59
06 Мая 2013 г.
Айвен Сахиевич Сиразитдинов – член Союза писателей России, член международной ассоциации писателей – баталистов и маринистов. Родился в 1942 году в семье сельского учителя в пос. Уральске Учалинского района Башкортостана. Среднюю школу окончил в поселке Миндяк, в Башкирии, там же некоторое время работал на руднике слесарем. Потом работал в Челябинске на ЧТЗ слесарем-инструментальщиком, учился в политехническом институте.
Уральский Экзюпери в холодной войне

Айвен Сахиевич Сиразитдинов – член Союза писателей России, член международной ассоциации писателей – баталистов и маринистов.

Родился в 1942 году в семье сельского учителя в пос. Уральске Учалинского района Башкортостана. Среднюю школу окончил в поселке Миндяк, в Башкирии, там же некоторое время работал на руднике слесарем. Потом работал в Челябинске на ЧТЗ слесарем-инструментальщиком, учился в политехническом институте.

В 1965 году окончил Оренбургское высшее военное авиационное училище летчиков, затем – двадцать лет службы в морской авиации на Тихоокеанском флоте.

Для полного счастья человеку необходимо славное Отечество.
Симонид Киосский, V век до нашей эры

 

Памятно путешествие к театру военных действий этой самой войны. Наша конечная цель – гарнизон близ Советской Гавани. (Прежнее название – Императорская Гавань, – полагаю, было красивее и звучало державно.)

Дальше Комсомольска-на-Амуре поезд не шел. Мост через Амур тогда еще не был построен. Мы, группа лейтенантов – выпускников училища, шли через Амур по льду. Ну ладно мы, нам положено переносить тяготы и лишения, желательно стойко – по уставу. Но был среди нас, бодрых холостяков, уже один обженившийся, Миша Епифанов. Кроме чемодана он переправлял по льду свою юную жену-«декабристку». А река широка…
И потом – служба в морском ракетоносном авиационном полку. Легендарном: наш полк бил фашистов, топил их меткими торпедами. Гарнизон закрытый, с улицей Театральной (не потому, что на ней театры, большие и малые, с квадригами на фронтоне, а потому, что в центре театра военных действий холодной войны).

Служба наша началась с траурного митинга напротив Дома офицеров. Накануне разбился самолет-ракетоносец нашего полка ТУ-16 К-10. Вторым пилотом в экипаже летел лейтенант Белестовенко. Красивый, статный парень, выпустился из нашего училища годом раньше. И женился на первой красавице танцевальных вечеров в клубе училища. Могла ли она знать, что станет юной вдовой на самом краю света?

Служба продолжалась. И полеты тоже. Наша цель – авианосная ударная группа США. Авианосцы паслись поблизости – за Курилами. Противник опасный: на борту 72 палубных самолета, мощи которых хватило бы испепелить весь край Дальневосточный. Для уничтожения авианосца необходимо приблизиться на расстояние ста миль, отцепить от нашего самолета крылатую ракету и направить ее в сторону супостата. И еще необходимо девять попаданий ракет с обычным зарядом или одно, если с ядерной боеголовкой. В академии рассчитали: из сорока с лишним наших самолетов, снаряженных для налета, сколько надо прорвутся к цели. А остальных посшибают, как куропаток. Теория вероятности. Но мы не камикадзе, хваленый «божественный ветер», нам не надо самурайского фанатизма, потому что мы – за Родину. И она за нас. Если прошла команда «Цель в захвате», рыцари неба идут вперед, не сворачивая с курса.

А потом – другой гарнизон, новые дали. Судьба и командование определили меня в N-ский отдельный гвардейский дальнеразведывательный полк. Далеко залетали наши стратегические самолеты ТУ-95 РЦ. Аж дотуда, откуда виден Южный Крест. А это восемнадцать часов полета.

«Рисовали» мы маршруты полетов над Тихим океаном, над Северным Ледовитым и над Индийским океанами, демонстрируя морскую мощь советской державы. Объект тот же – авианосцы вероятного противника: «Энтерпрайз», «Кити-Хок», «Мидуэй», «Орискани» и прочие. Проносясь над их палубами, мы устраивали им фотосессию. Но снимки гордости флота США не для «Плейбоя», они ложились на стол командующего флотом, чтоб видно было, что замышляет супостат.

Для более широкого охвата бассейна Мирового океана наш полк использовал аэродромы Дананга, Камрани (Вьетнам), Могадишо (Сомали). В Дананг наши экипажи приземлились сразу после бегства американских войск. Они так спешили, что побросали новейшую технику: самолеты, вертолеты. Даже кондиционеры выключить забыли, не успели шлепнуть на прощание по заднице своих официанток. Таковы оказались на деле хваленые американские вояки, нахально объявившие себя победителями в холодной войне XX века. Кстати о кондиционерах… Наши авиаторы, не привыкшие к такому гаджету, сперва врубали «кондишены» на полную мощь, пока снег не повалит хлопьями. Но когда стали простывать после наружного тропического воздуха, разобрались, что к чему.

ТУ - 16

Эка небыль – кондиционеры, нашим баньку подавай. Построили авиаторы в Камрани баню, настоящую, русскую. Милое дело для выпаривания тропического пота. Отсутствие березовых веников в парной восполняли ветки эвкалипта, тоже полезные. Увы, Камрань мы оставили. Жива ли в Камрани та банька наша, с духом русской парилки?..

И в холодной войне случаются потери. Боевые… В бытность моей службы полк потерял четыре самолета. Двадцать процентов. В каждом – экипаж из одиннадцати человек. Только один экипаж майора Фахранурова потерпел катастрофу над континентом, над таежной глухоманью. А три – над океаном. Там на океанском дне покоятся наши герои, наши боевые товарищи. И не сыскать точки на морской карте, где можно было бы возложить на волны по флотскому обычаю поминальные венки.

А бывали и сугубо мирные вылеты. Выпала полку почетная миссия – провожать на орбиту пилотируемые космические корабли. Происходило это так… Мы подстраховывали космонавтов на случай нештатной ситуации на выводе. Допустим, забарахлили ракетные двигатели корабля где-то в районе Байкала. И тогда космонавты вынуждены будут приводниться в Тихом океане. Вот на этот случай мы и дежурили над океаном, несколько пар под траекторией вывода. У нас была связь с космонавтами; если что, навели бы гидрографические суда, которые тоже были расставлены по трассе, чтобы поднять из воды СА (спускаемый аппарат). При благополучном результате мы получили сигнал в виде одного «волшебного» слова, означавшего «Космический корабль успешно выведен на орбиту!». Все, дело сделано. Домой!

Айвен Сиразитдинов за штурвалом ТУ-16

Удача сопутствовала звездным первопроходцам. Не могло быть иначе – все делалось на совесть! Но были и трагические сбои. По заведенному порядку проводили на орбиту Комарова. Беда случилась на спуске: перекрутило стропы тормозного парашюта. Он падал на Землю в капсуле, объятой огненной плазмой. Те, кто прослушали запись на стальной нитке записывающего устройства, рассказывали: сгорая заживо, в безнадеге, Комаров… матерился!

Довелось нам провожать на орбиту и международный проект «Союз-Апполон». У них все сошло удачно, состыковались на «пять». Но у нас случился конфуз: командир полка, которому лететь почти до Америки, нечаянно оторвал «конус» заправщика. Так и вернулся он на родной аэродром с пятитонным «конусом», нахлобученным на штангу заправки. Впрочем, сей неприятный случай не вышел на международный уровень…

Нас, «дембелей», однополчан, получивших в строевом отделе направление на жительство, после увольнения в запас, в город Челябинск было пятеро... Троих проводили за «точку невозврата». Тех, кто, следуя рыцарскому уставу, сберег свою честь в небе холодной войны.

Там же, на Дальнем Востоке, где в полетах над штормовыми океанскими просторами крепли крылья молодого летчика, берет начало тернистый путь молодого литератора; он много публикуется в военной печати, первые его рассказы с одобрением были встречены в творческом литобъединении г. Владивостока «Океанские зори». Отныне творчество А.Сиразитдинова неразрывно связано с впечатлениями от службы на Тихоокеанском флоте. Летчик-писатель целиком посвятил свое перо воинской тематике, героической романтике неба и моря. Полеты в неспокойных небесах над Тихим, Ледовитым, Индийским океанами, над Атлантикой, порой в непосредственном боевом соприкосновении не только с условным противником – все это можно найти в повестях и рассказах башкирского писателя-летчика, взявшего себе в образец жизнь, служение и творчество знаменитого писателя-авиатора Антуана де Сент-Экзюпери.

Американский самолет сопровождает советский надводный корабль.

А.Сиразитдинов принимал участие в работе IV, V, VI Всероссийских семинаров армейских и флотских литераторов, был участником Всесоюзного совещания писателей в 1987 году в Кишиневе.

В настоящее время А.Сиразитдинов живет и трудится в городе Челябинске, целиком посвятив себя профессиональной деятельности. После книг «Полет по прямой», «Звездный маршрут» увидели свет книги «Штурманы рождаются в небе», «Служат уральцы Отчизне»; писатель активно осваивал «афганскую», пограничную тематику, выезжал в эскадрилью, воюющую в Афганистане, был в погранвойсках.
В недавнем прошлом изданы книги «Небо Хайяма», «Солнечные нити» (сказки). Несколько рассказов были включены в альманах «Южный Урал».

Башкортостан, прекрасные уральские взгорья, озера и реки, леса юго-восточной ее части навсегда остаются малой родиной писателя – в географическом масштабе – и необъятно огромной – в сердце.

А.Сиразитдинов много времени уделяет проблемам возрождения национальной культуры башкир, исконно проживающих на территории Челябинской области; он неоднократно выступал на эту тему в печати, на радио, на телевидении. Писатель Сиразитдинов был одним из инициаторов и учредителей первого в Челябинской области культурно-национального центра башкир, участвуя в работе первых курултаев башкирского народа в Уфе.



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA