«В огонь и в воду»: три храбрых подростка спасли людей (МК-Урал)
Треть челябинских школ работает по инновационным программам (Полит74)
Интервью
Юлия Литвиненко: Меня судят за тон публикации Юлия Литвиненко: Меня судят за тон публикации
Уроженка Челябинской области, известная уральская журналист-расследователь Юлия Литвиненко стала фигурантом громкого уголовного дела о клевете. Заявитель, герой ее материалов, экс-генпрокурор России Юрий Скуратов оказался недоволен публикациями и начал суд с журналисткой. О своем уголовном деле и творчестве Юлия Литвиненко рассказала в интервью «ЧелябинскСегодня».
Семен Рогозин: «У нас на Урале очень сильные мотокроссеры» Семен Рогозин: «У нас на Урале очень сильные мотокроссеры»
В минувшие выходные в Челябинске прошли третьи масштабные любительские соревнования экстремальной техники «ЧелТриал»-2017. Однако участие в них принял и профессионал – мастер спорта международного класса по мотокроссу, чемпион Европы, абсолютный чемпион России Семен Рогозин. О своей роли на состязаниях, и о перспективах развития мотокросса в регионе он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Владимир Филичкин: Я себя рассматриваю как антикризисного президента Владимир Филичкин: Я себя рассматриваю как антикризисного президента
Челябинский журналист Владимир Филичкин 22 августа был назначен президентом федерации карате Челябинской области. О состоянии дел в федерации и своих планах он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт» Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт»
Генеральный директор компании «Гринфлайт» Олег Лакницкий рассказал на встрече большой редакции медиахолдинга «Гранада Пресс», возможны новые протесты дольщиков «Академа», отправится ли «Гринфлайт» в забвение после сдачи всех домов и почему от завершения микрорайона не ждут прибыли, но ожидают большую пользу для компании.

Интервью из невесомости

13:26
14 Июля 2010 г.
Пользователи Интернета с большим удовольствием читали дневник космонавта Максима Сураева, который публиковал свои впечатления от полета, интересные фотографии и загадки, рассказывал о работе в невесомости. Для челябинцев этот блог был тем более интересен, что Максим — уроженец южноуральской столицы. Он уже давно на Земле, однако сейчас на орбите находится еще один наш земляк – Михаил Корниенко, выпускник 15-й школы Челябинска.
Интервью из невесомости

Михаил Корниенко: «Из космоса я звоню родным, близким и даже учительнице»

Пользователи Интернета с большим удовольствием читали дневник космонавта Максима Сураева, который публиковал свои впечатления от полета, интересные фотографии и загадки, рассказывал о работе в невесомости. Для челябинцев этот блог был тем более интересен, что Максим — уроженец южноуральской столицы. Он уже давно на Земле, однако сейчас на орбите находится еще один наш земляк – Михаил Корниенко, выпускник 15-й школы Челябинска. Для наших читателей бортинженер Корниенко согласился дать интервью.

– Михаил Борисович, челябинцы очень гордятся тем, что биография уже второго космонавта связан с нашим городом. Как Ваша семья оказалась в Челябинске? Какой вам запомнилась столица Южного Урала, Ваши школьные годы?

– Я тоже очень горд, что обо мне помнят в городе, который я считаю своей второй родиной. Это большая честь для меня. В начале 60-х годов мой отец служил в Сызрани, а потом его перевели в Южноуральск, который располагается недалеко от Челябинска. Он служил в группе, которая занималась поиском и спасением первых космонавтов после приземления. В 1965 году отец погиб при исполнении служебных обязанностей, сгорел в вертолете, и семья перебралась в Челябинск. Вот так я и оказался здесь. Потом я некоторое время жил в Москве у бабушки, а вот с 7 по 10 класс я учился в Челябинске. Отсюда ушел в армию, работал на Челябинском радиозаводе.

Челябинск мне запомнился с самой лучшей стороны: хорошая, дружная школа, прекрасные преподаватели – с этим временем у меня связаны очень теплые воспоминания. В штурманском училище я ходил в школу юных космонавтов вместе со своими товарищами. Там я даже первый раз прыгнул с парашютом.

 – С кем из челябинцев до сих пор общаетесь, кого тепло вспоминаете?

До сих пор я общаюсь со всеми своими школьными товарищами – их очень много. Я часто приезжаю и в Челябинск, и в Южноуральск, где похоронен мой отец. Даже сейчас, с борта МКС я перезваниваюсь со своими друзьями, одноклассниками, звоню своей классной руководительнице. В общем, мы не потеряли связи, она продолжается до сих пор.

 – Для Вас дорога в космос оказалась очень долгой. Тяжело было дебютировать в 49 лет? Не перегорело ли желание космического полета от долгого ожидания?

– Да, действительно дорога в космос была для меня нелегкой, довольно долгой. Но я должен сказать, что так случилось не только со мной. Практически весь наш набор 1998 года только сейчас начал летать. От начала подготовки до полета проходит в среднем до 12 лет, так произошло и со мной. Не сказал бы, что в 49 лет тяжело дебютировать, ведь я достаточно подготовлен и в физическом, и в техническом, и в моральном плане. Я долго шел к своей цели, поэтому желание ее достигнуть только усилилось. Надеюсь, что это не последний мой полет. Чем дольше идешь по дороге, тем больше радуешься достижению цели. Это, собственно, касается каждого космонавта.

 – Как часто удается пообщаться с близкими людьми?

– К счастью, здесь, на станции, есть возможность общения с родными. Нам ее организовывает ЦУП, группа психологической поддержки. По американским каналам связи мы можем практически ежедневно созваниваться с нашими близкими, друзьями, но только если есть свободное от работы время и связная зона. Общение с семьей и детьми очень поддерживает на протяжении полета, особенно если он длительный. Кроме того, родные и близкие приходят на связь в ЦУП на так называемые видеоконференции, где мы можем видеть друг друга в течение 15-30 минут. Это тоже оказывает большую психологическую поддержку.

 – Насколько сильно земная подготовка отличается от реальных условий на МКС?

– Конечно, на Земле невозможно полностью имитировать все условия полета на МКС, все это в достаточной степени условно. Я должен сказать, что подготовка по транспортному пилотируемому кораблю «Союз ТМА» на 99%, кроме разве что невесомости, соответствует реальному полету. Когда я впервые сел в корабль, мне показалось, что я в тренажере: совершенно спокойно работал, отдавал команды. Все один в один, за исключением невесомости и большей усталости, из-за того, что мы ночь не спали и стартовали рано утром.

 – Что сильнее всего удивило Вас во время полета?

– Я бы не сказал, что меня что-то удивило во время полета, потому что все эффекты полета были, по сути, ожидаемы. Наверное, если готовиться 12 лет, то все это уже по десять раз проигрывается. Кроме того, мы много тренировались на Земле, летали в самолете, имитирующем невесомость, плавали в гидробассейне. Эта подготовка дает хорошую форму и хороший задел для нормальной и эффективной работы наверху.

А больше всего меня удивили рассветы и закаты, и вид Земли из иллюминатора. Это очень эффектное зрелище. Земля – удивительная, голубая и такая маленькая. Как это ни банально, но хочется сказать вслед за Гагариным: «Люди, берегите Землю!». Кстати, в следующем году весь мир будет отмечать 50-летие его полета.

 – Как Вам работается с американскими коллегами? Осталось ли прежнее соперничество, характерное для советского времени?

– Поскольку с нашими американскими друзьями и коллегами по полету мы начинали подготовку за полтора года до этого полета, то сработались еще на Земле. Я не могу сказать, что есть нездоровая конкуренция, потому что экипаж – это единый кулак, одна семья. Мы понимаем, что успех нашей работы зависит от каждого по отдельности, и целиком от всего экипажа. Это должен быть слаженный, единый организм. Соперничество сохранилось Здесь их много: беговые дорожки, велосипеды, силовые тренажеры. Это здоровая конкуренция. А так у нас очень хорошие отношения: мы вместе обедаем, вечером собираемся у наших американских коллег, ужинаем, смотрим новости с Земли. Это очень похоже на настоящую семью.

 – Видеть одни и те же лица долгое время наверное очень тяжело. Есть ли у Вас свои личные комнаты на МКС? Может быть, какие-то уголки психологической разгрузки, релаксации?

– Видеть одни и те же лица совсем не тяжело. Во-первых, в отряде мы привыкли друг к другу. За время долгих тренировок мы сработались, и я не могу сказать, что меня это тяготит. Иначе и в космос лететь не стоит. Должна быть полная эмоциональная и психологическая слаженность. Что касается личных комнат, то на МКС у каждого есть своя каюта, где мы храним личные вещи, фотографии семьи, друзей. Есть свой стол, где можно посмотреть фильм, есть диски с программами релаксации – видами Земли, реками, водопадами. Я думаю, что хорошо иметь иногда возможность закрыть дверку, уединиться, позвонить семье. Вот такие у нас условия на МКС, очень комфортные.

 – Сотни российских мальчишек и девчонок снова «заболели небом». Как же все-таки стать космонавтом? Какие требования предъявляются к современным космонавтам? Какие учебные заведения готовят космонавтов?

Это замечательно, что российские дети снова «заболели небом». Мы видим это, когда общаемся со школьниками. Это одна из задач космонавтов, когда мы свободны. Сейчас стал возрождаться этот интерес, что очень показательно. Значит, климат в стране целиком изменился – дети интересуются космосом, а не рэкетом, как это было в 90-е.

Стать космонавтом – это, прежде всего, желание, большое желание. А дальше, на мой взгляд, все преодолимо, если имеется определенное здоровье. Нужны также знания – раньше это было техническое образование, иногда летали врачи. Так, свой отряд космонавтов был в ИМБП (Институте медико-биологических проблем). Сейчас ситуация стала меняться: нужны люди разных профессий. Понадобятся врачи для длительных космических полетов к Луне, Марсу, ученые, инженеры. Сейчас же отряд в основном состоит из военных летчиков и инженеров.

По поводу учебных заведений я могу сказать одно – в России это Центр подготовки космонавтов. Когда после прохождения всех тестов человек, имеющий высшее образование, зачисляется в отряд космонавтов, он попадает в ЦПК и первые два года занимается общей космической подготовкой, где даются основы всех предметов, которые необходимы для полета. После сдаются экзамены, и выдается соответствующий диплом.

Сейчас есть три разрозненных отряда – военные летчики, инженеры ОАО «РКК «Энергия», и отряд ИМБП. В скором времени отряд объединят под эгидой Центра подготовки космонавтов. Так что приглашаем мальчишек и девчонок не только Челябинска, но и всех российских городов и сел осуществить свою мечту. Будем Вас ждать!

Редакция благодарит за помощь в организации интервью пресс-службу Роскосмоса.

Фото предоставлено Центром подготовки космонавтов



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA