Б.Дубровский: "Мы должны использовать наши географические преимущества и стать «российскими воротами в Азию»" (Челябинск Сегодня)
С. Смольников: "К 2035 году экономика Челябинской области должна стать качественно другой" (Аргументы неделi)
Интервью
Вячеслав Жилин: Мы же из 90-х годов, что нас пугать Вячеслав Жилин: Мы же из 90-х годов, что нас пугать
В Златоусте 18 мая депутаты переизбрали Вячеслава Жилина на должность главы. В интервью «ЧелябинскСегодня» новоизбранный градоначальник рассказал о появлении первого муниципального хостела, пользе завода по производству семечек для экономики, а также о конкуренции с Миассом и о том, почему пустуют скамейка запасных в городской мэрии.
Евгений Савченко: VIP-террористов не бывает Евгений Савченко: VIP-террористов не бывает
Министр общественной безопасности Челябинской области Евгений Савченко рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня» как идет набор в кибер-дружины, почему «систему-112» на Южном Урале можно назвать кустарным продуктом, а также объяснил, почему не стоит безоговорочно верить официальным данным, касающимся наркообстановки.
Сергей Обертас: Мы хотим отменить избирательное крепостное право Сергей Обертас: Мы хотим отменить избирательное крепостное право
Председатель облизбиркома Челябинской области в конце апреля принял участие в обучающем семинаре Центральной избирательной комиссии. В ходе семинара обсуждались различные технические новшества, которые будут реализованы на выборах. О нововведениях, которые ждут избирателей, Сергей Обертас рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Сенатор Олег Цепкин: У нас тут не столица, у нас тут Челябинская область Сенатор Олег Цепкин: У нас тут не столица, у нас тут Челябинская область
Член Совета Федерации от Челябинской области Олег Цепкин является персоной достаточно информационно закрытой. Но в интервью «ЧелябинскСегодня» сенатор осветил целый ряд актуальных вопросов от экономики и экологии, до шахматного всеобуча и методики взращивания активных граждан.

Третья Уральская

14:25
25 Мая 2011 г.
Наш корреспондент Глеб Сиянин встретился с челябинским поэтом Янисом Грантсом, членом редколлегии третьей Антологии современной уральской поэзии.
Третья Уральская

- В предварительной беседе по телефону Вы сказали, что не работаете над составлением Антологии современной уральской поэзии, а помогаете в работе над ней. То есть – Вы там не главный. Давайте начнём с главного…

- Главный составитель и редактор – Виталий Олегович Кальпиди. Но его роль значительнее: он идеолог самого явления под названием Антология современной уральской поэзии. Первый том вышел в 1996-м году, и в нём представлены уральские поэты и их тексты, датированные 1972-1996 годами. Второй том появился в 2003-м году. А сейчас идёт работа над третьим томом. Можно сказать, что это целая серия великолепных книг, охватывающая сорокалетний отрезок жизни и литературы региона. От такого у меня, например, просто дух захватывает: с выходом третьего тома (а он непременно будет напечатан уже осенью этого года) появится ещё один «стоп-кадр» уральского литературного процесса. Продуманная частота этих «стоп-кадров» (раз в семь-восемь лет) даёт возможность отслеживать тенденции, фиксировать ротацию поэтических имён, следить за конкретным автором в развитии. Но это больше для литературоведческих кругов. Для нас же с вами – появится ещё одна книжка с прекрасными стихами.

- А Ваша, не главная, роль в чём состоит?

- Виталий Олегович подчёркивает, что я – составитель. Как и Сергей Ивкин (он курирует Екатеринбург). Как и Евгений Туренко (он представляет поэтов Нижнего Тагила). Я и не открещиваюсь. Я действительно наделён широкими полномочиями. Но ведь дело в том, как я эти полномочия интерпретирую…

- И как же?

- Как в ВМФ. У меня – единоначалие. Мой командир – Виталий Кальпиди. Я могу предлагать что-то, проявлять инициативу. Но я знаю: решение – не за мной. Из этого, конечно, не следует, что моё мнение ничего не значит.

По сути: я отбирал поэтов-претендентов из нашей области. Исключения были, их немало. Это  люди, которые по тем или иным причинам взаимодействовали с главным редактором напрямую, минуя меня. Так вот: я решил не отбирать, а собирать. Сделал предложение сорока двум авторам. Практически все они выслали свои стихи в назначенные сроки. Далее: я имел право «не пустить» стихи выше «своего этажа». Но, за исключением двух случаев, я этого не сделал, хотя у некоторых были откровенно слабые шансы. Я не ошибся: Кальпиди оценил нескольких человек из числа «не фаворитов». А некоторые фигуры, которые в Челябинске на слуху и на виду, наоборот, ему не приглянулись.

 - Можно ли понимать так: всё, что не вошло в Антологию – не поэзия?

- Конечно, нельзя. Концептуальная основа книги – это актуальные авторы.  Виталий Олегович ищет поэтов структурирующего плана. Это означает, что за автором должны числиться «программные тексты». А программные тексты – это, ни много ни мало, поэтические открытия. А точнее – новые смыслы. Культура и призвана создавать эти смыслы, поскольку сама жизнь на них не богата. Кальпиди подчёркивает также, что в случае с Антологией уральской поэзии важна «поправка» на тенденциозность взгляда составителя. Такой подход очень мне по душе. Если бы редакционная коллегия была наделена правом голоса, мы бы утонули в согласованиях и прениях. Хорошо, что решение принимается единолично. В этом можно усмотреть и вот какую пользу: поскольку уже третья уральская антология составляется одним и тем же человеком, то качество необъективности можно считать установленным, а потому – предсказуемым.

Повторюсь: за бортом книги остались многие поэты. Я, например, ставил на молодёжь из «Подводной лодки», «Вино-Града», «Студенческого Парнаса», «Светунца», Литературной мастерской и других клубов города и области. Не думаю, что футуристические молитвословы Димы Машарыгина или нервные, эмоционально-взрывные шифровки Саши Букасева безынтересны. Интересны. Но не для этого проекта, не для этой антологии.

- А существуют другие уральские антологии?

- Существуют, оказывается. И это хорошо. Ссылки есть, но самих сборников я в сети не обнаружил. Это, конечно, плохо. Но, думаю, все эти антологии проигрывают антологии Кальпиди в том, что не собирались отслеживать уральскую поэзию в развитии.

Это не значит, что наша книга не имеет изъянов. Конечно, сейчас не 2003 год (не говоря о 1996-м). Найти информацию, написать письмо потенциальному автору – пара пустяков. Но, честно говоря, я представлял Антологию как поэтическую эмблему большого треугольника: Екатеринбург-Пермь-Челябинск. Оказывается, Виталий Кальпиди с удовольствием подключил бы к процессу и Курган, и Тюмень, и Башкирию. Но – нет своих людей на местах. А отсюда всего не увидишь. А увидишь – не перелопатишь. Я бы об этом, может, и не задумался, но сам Виталий Олегович «нашёл» в Шадринске Курганской области Сергея Борисова и незамедлительно включил его в число авторов антологии. Сергей Борисович Борисов (не путать с челябинцем Сергеем Константиновичем Борисовым) – доктор культурологии, автор многих научных работ и – по совместительству – очень самобытный поэт.

Вот недавно мне прислали две сибирских антологии. Одна просто как бы обозревает региональную поэзию за весь (!) ХХ-й век, а вторая имеет подзаголовок «Свойства страсти», то есть посвящена любви. Всякий труд достоин уважения. К тому же, антология в самом прямом и простом смысле – это «букет» сочинений разных авторов. То есть бери да составляй. Но что сделали редакторы обеих антологий? Взяли по стихотворению Ахматовой, Пастернака и Цветаевой. Разбавили стихами земляков, ушедших в мир иной. А потом – позвонили своим коллегам  с предложением поделиться своим лучшим стихотворением. На кулинарном языке это называлось бы сборной солянкой. Двести страниц. Двести авторов. Один-два текста от каждого. В глазах рябит.

Кальпиди подчёркивает, что его антология – это не доска почёта, а культуротворческий инструмент. Поэтому каждый автор представлен большой подборкой стихотворений. А оформление книги – удобное, запоминающееся и соответствующее моменту. Тут кстати напомнить, что Антология-2003 вошла в тройку лучших поэтических книг 2004 года по версии оргкомитета XVII Московской международной книжной выставки-ярмарки.

- Все авторы уже известны? Сколько их? Если, условно говоря, я прозевал старт, Вы примете мою стихотворную подборку?

- Присылайте свою подборку до начала июня. На сайте антологии (http://www.marginaly.ru) есть все необходимые адреса. Присылайте и позже. Думаю, какие-то исключения будут сделаны. Вы, условно говоря, прозевали старт. Но мы, условно говоря, не имеем права прозевать какое-то поэтическое сверхдарование. И ещё про сайт Антологии: там всё очень интересно. Например, в рубрике «Референтный круг» высказываются реальные читатели, а не высоколобые критики и ценители. Там же вы найдёте стихи из двух предыдущих томов, видео, новости.

Что же до авторов, то в первую антологию их вошло 30 (и ещё были представлены три коллективные подборки поэтических групп), во вторую – 60. Пятнадцать из них напечатаны и там, и там. Полного списка поэтов третьей книги пока нет. Но их будет точно больше, чем во втором томе. Пока 9 поэтов представлены во всех трёх антологиях. Это Николай Болдырев, Виталий Кальпиди и Нина Ягодинцева (Челябинск), Владислав Дрожащих (Пермь), Юрий Казарин, Аркадий Застырец, Виталина Тхоржевская, Андрей Санников (Екатеринбург), Евгений Туренко (Нижний Тагил).  В третьем томе на сегодня представлены авторы, живущие в 12 городах и поселках Урала. Без этих людей не представишь современную русскую словесность.

- А сколько новичков в антологии?

- Много. Я вот новичок. Расскажу Вам короткую и сентиментальную историю. В 2006-м году я познакомился с одним молодым поэтом. Между нами – 20 лет разницы, но мы оба ходили в начинающих. Он – в силу возраста. Я – в силу того,  что хоть и поселился в Челябинске в 2001-м году, но целых пять лет не решался переступить порог ни одного литературного кружка.

Этот молодой поэт был длинноволосым, губастым, изысканно-неопрятным, с тремя серёжками в ухе, с рюкзаком. При первой возможности он доставал из рюкзака Антологию-2003 и читал. Мы познакомились, подружились и читали эту книгу уже вместе. Удивительно, что оба мы вошли в третий том. Юношу зовут Эндрю Черкасов. Тогда он бросил ЮУрГУ и обосновался в Литературном институте в Москве.

Сейчас всё это не кажется случайным. Как и то, что я полюбил в той антологии стихи Веры Киселёвой. Потом нашёл её книгу «Полотно». До сих пор считаю, что это – лучшая уральская поэтическая книга. Теперь-то я знаю, что в последние годы жизни Вера Николаевна сдружилась с Виталием Олеговичем. И «Полотно», можно сказать, это их совместный труд. (Кальпиди был составителем, редактором и издателем этой книги).

- Последнее – лично о Вас. По стихам Яниса Грантса теперь можно пройтись не только в переносном, но и в прямом смысле слова…

- А, Вы про стихотворение «Небо», первая часть которого теперь красуется на дорожках горсада имени Пушкина? Да, можно по строчкам потоптаться. Организаторы сказали, что стихи продержатся на каменной кладке аж до октября. Как бы это назвать? Трафаретные нанотехнологии. Проект этот – «Голубая лента» – привезла на Южный Урал немецкая художница Улли Бёмельманн. В России это её первый опыт.

- Но Вы-то как угодили «под ноги» отдыхающим?

- Полгода назад мне позвонили и предложили подготовить подборку самых коротких стихотворений для какого-то проекта на свежем воздухе. Я быстро отработал договорённость и забыл об этом. То, что выбор пал на меня – это случайность. А случайность, как известно – одна из сторон закономерности.



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA