«В огонь и в воду»: три храбрых подростка спасли людей (МК-Урал)
Треть челябинских школ работает по инновационным программам (Полит74)
Интервью
Юлия Литвиненко: Меня судят за тон публикации Юлия Литвиненко: Меня судят за тон публикации
Уроженка Челябинской области, известная уральская журналист-расследователь Юлия Литвиненко стала фигурантом громкого уголовного дела о клевете. Заявитель, герой ее материалов, экс-генпрокурор России Юрий Скуратов оказался недоволен публикациями и начал суд с журналисткой. О своем уголовном деле и творчестве Юлия Литвиненко рассказала в интервью «ЧелябинскСегодня».
Семен Рогозин: «У нас на Урале очень сильные мотокроссеры» Семен Рогозин: «У нас на Урале очень сильные мотокроссеры»
В минувшие выходные в Челябинске прошли третьи масштабные любительские соревнования экстремальной техники «ЧелТриал»-2017. Однако участие в них принял и профессионал – мастер спорта международного класса по мотокроссу, чемпион Европы, абсолютный чемпион России Семен Рогозин. О своей роли на состязаниях, и о перспективах развития мотокросса в регионе он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Владимир Филичкин: Я себя рассматриваю как антикризисного президента Владимир Филичкин: Я себя рассматриваю как антикризисного президента
Челябинский журналист Владимир Филичкин 22 августа был назначен президентом федерации карате Челябинской области. О состоянии дел в федерации и своих планах он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт» Олег Лакницкий: У меня нет желания хоронить «Гринфлайт»
Генеральный директор компании «Гринфлайт» Олег Лакницкий рассказал на встрече большой редакции медиахолдинга «Гранада Пресс», возможны новые протесты дольщиков «Академа», отправится ли «Гринфлайт» в забвение после сдачи всех домов и почему от завершения микрорайона не ждут прибыли, но ожидают большую пользу для компании.

Александр Баландин: Облик Челябинска стал меняться в лучшую сторону

14:52
10 Ноября 2016 г.
Недавно некоторые южноуральские общественники обратились в правоохранительные органы области с жалобой на то, что до объектов  культурного наследия в регионе нет никому никакого дела, поэтому они потихоньку разрушаются. Имеют ли под собой почву подобные заявления, и почему сегодняшнее состояние исторических зданий не дает общественникам покоя, корреспондент  «ЧелябинскСегодня» поинтересовался у главы Государственного комитета по охране объектов культурного наследия Челябинской области Александа Баландина.
Александр Баландин: Облик Челябинска стал меняться в лучшую сторону
- Александр Алексеевич, неужели действительно все так плохо?

- Если рассматривать ситуацию, сложившуюся в конце 90-х – начале «нулевых», то она действительно выглядела весьма печально: исторические памятники в Челябинске уничтожались десятками. Особенно объекты деревянного зодчества в центре города, которые по непонятным причинам сгорали, «нечаянно» сносились и «сами по себе» разваливались. Версии застройщики приводили самые нелепые. Одна из распространенных: экскаватор случайно ковшом зацепил угол здания, а оно возьми да и рухни… Ответственности за уничтожение объектов культурного наследия тогда никто не понес. Ни уголовной, ни административной.

Но сейчас, мы считаем, ситуация изменилась. С ужесточением законодательства в 2013 году с историческими объектами стали обходиться более осторожно, к тому же общественные движения, такие как «Архистраж», за последние годы активизировали свою работу, за что мы им, конечно же, благодарны.

- И все же, несмотря на это, случаются разные коллизии, как, например, с памятником Игорю Курчатову…

- Что касается этого объекта, то он стал своего рода «заложником» несовершенства законодательства. Разрешение на строительство торгового комплекса под памятником выдал орган местного самоуправления по месту нахождения земельного участка – в соответствии с 51-й статьей градостроительного кодекса. И без согласования с органами по охране исторических памятников. В этом и заключается несовершенство законодательства: то самое согласование нигде в нормативно-правовом акте не прописано.

Кстати, ситуацию, сложившуюся вокруг памятника Курчатову, разбирали в Законодательном Собрании области с участием прокуроров региона, проводивших проверку. Так вот: нарушений со стороны муниципального органа и со стороны застройщика выявлено не было – они действовали в соответствии с законодательством.

Ситуацию выправила инициатива губернатора Бориса Дубровского, связанная с созданием в регионе охранных зон. Это впоследствии позволило правительству области утвердить охранную зону и возле памятника Игорю Курчатову, благодаря чему давняя печальная история будет иметь хороший финал: территорию вокруг памятника в скором времени приведут в нормальное состояние, возведенный торговый комплекс будет занижен для того, чтобы он не перекрывал вид на монумент. Все будет проводиться на средства застройщика.

- Сколько всего исторических объектов в Челябинской области?

- 756 объектов культурного наследия внесено в государственный реестр. Чтобы сохранить эти объекты в их исторической среде, как раз и запускаются проекты охранной зоны. Еще есть около трех тысяч выявленных объектов культурного наследия, но на них, к сожалению, «охранные» проекты не разрабатываются.

- Значит, может повториться такая же ситуация, как с памятником Курчатову?

- Еще раз говорю, что разрешение на строительство или даже на размещение временного сооружения выдается органом местного самоуправления по месту нахождения земельного участка. В это мы не имеем права вмешиваться. И лишь после того, как историческому памятнику уже нанесен урон – только тогда законодательство позволяет нам действовать. Вот такой правовой парадокс.

Тем не менее, мы далеко не один объект культурного наследия спасли от уничижения и уничтожения. Например, в Троицке в районе мемориала Клятва мы предотвратили строительство торгового центра. Суд шел несколько месяцев, я постоянно ездил в этот город, в конце концов, памятник архитектуры мы смогли отстоять.

В свое время мы также спасли от строительной вакханалии Дом облисполкома на проспекте Ленина. Административными санкциями мы не допустили, чтобы застройщики изменили облик этого объекта культурного наследия.

И таких примеров – множество.

- А что мешает вам теснее взаимодействовать с администрациями городов, районов, чтобы впоследствии не исправлять их ошибки через суды?

- Конечно же, мы с ними работаем. Однако не всегда получается так, как хотелось бы. Но справедливости ради стоит отметить, что в последние годы многие главы муниципалитетов охране объектов культурного наследия придают большое значение. Когда мы оповещаем местные органы о том, что на выделенных участках находятся исторические памятники, они принимают меры для их сохранения, контролируя действия застройщиков. Особенно прилагает усилия относительно сохранения объектов культурного наследия глава Челябинска Евгений Тефтелев, с ним у нашего Госкомитета полное взаимопонимание.

Но есть один нюанс: архитектурный облик города в основном зависит от работы органов архитектуры, от того, как они выдают разрешения. Вот к ним у нас зачастую возникают вопросы…

- И не только у вас. Челябинские общественники бьют тревогу по поводу того, что многие объекты, такие как паровая мельница Аникина, Белые казармы, площадь Павших революционеров приходят в упадок…

- Проблема состояния объектов культурного наследия существует не только в нашей области, но и повсеместно в России. Особенно остро она стоит – кто бы мог подумать! – в Санкт-Петербурге, в Петергофе, где самое большое количество заброшенных объектов. У нас же в области положение намного лучше, хотя большая часть объектов также, как и в Питере, находится не в собственности государства. Это и многоквартирные дома, это и объекты на Кировке...

- Получается, государству остается спокойно смотреть, как нерадивые собственники наносят вред объектам культурного наследия?

- Естественно, по некоторым объектам мы судимся, чтобы изъять их из частной собственности. Но лишить право собственности суд может только в крайнем случае. Иногда ситуация предстает таким образом, что собственники, например, некоторых многоквартирных дореволюционных домов являются неблагополучными. И у них попросту нет финансовых средств, чтобы привести в нормальное состояние объекты. Отобрать у них и передать другим – тоже большой вопрос: инвесторы, увы, в очереди не стоят. Потому что понимают, что став собственниками, у них не будет никаких льгот – только обязательства.

У нас в Троицке есть уникальный объект – Пассаж Яушева площадью 2,5 тысячи квадратных метров. Он опять в зиму вошел без хозяина. Это большое историческое здание никто не готов взять, даже за рубль, потому что нужны немалые средства для его восстановления.

Многих потенциальных инвесторов отпугивает еще и то, что провести ремонтные работы на объектах культурного наследия – это целая эпопея. Бюрократическая. Чтобы, допустим, заменить окно, надо вначале получить задание на проектирование, затем - нанять проектную организацию, имеющую лицензию министерства культуры, после этого готовый проект должен пройти государственную историко-культурную экспертизу, а потом надо найти фирму для установки окна, которая обязательно должна иметь лицензию министерства культуры по сохранению объектов культурного наследия. Все это соответственно занимает много времени и делает стоимость ремонтных работ дороже в несколько раз. Коллизии нашего законодательства!

Есть, конечно, единичные случаи, когда на тот или иной объект все же находятся инвесторы. Не так давно в Миассе передали в надежные руки особняк купца Смирнова, чему мы безмерно рады.

- Как вы оцениваете облик Челябинска, который в последнее время не раз критиковали блогеры и телезвезды?

- Я уверен, что Челябинск в последнее время стал меняться в лучшую сторону, благодаря деятельности общественных объединений. Большая заслуга в этом и губернатора, который сам непосредственно проводит совещания, касающиеся объектов культурного наследия, по его инициативе принимаются программы, нацеленные на сохранение исторических объектов. Взять тот же проект охранных зон. Этим вопросом ранее никто не занимался. Но теперь губернатор изыскал средства, благодаря чему программа по разработке охранных зон будет действовать и в 2017 году. Так что, я думаю, со временем проблемы с сохранением объектов культурного наследия в Челябинской области будут благополучно разрешаться.



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA