Общество
Прокуратура Южного Урала выясняет обстоятельства переворота автобуса с призывниками Прокуратура Южного Урала выясняет обстоятельства переворота автобуса с призывниками
Прокуратурой Челябинской области организована проверка по факту аварии, в которой перевернулся автобус с призывниками. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщили в пресс-службе регионального надзорного ведомства.
В ноябре на Южном Урале родились Соломон и Гликерия В ноябре на Южном Урале родились Соломон и Гликерия
В ноябре на Южном Урале родилось почти четыре тысячи малышей. Среди необычных имен, которые жители области решили дать своим чадам, оказались Соломон, Генрих, а также Коралина и Гликерия. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщили в пресс-службе госкомитета по делам ЗАГС региона.
Дубровский поздравил коллектив завода «Урал» с 75-летием предприятия Дубровский поздравил коллектив завода «Урал» с 75-летием предприятия
Губернатор Челябинской области Борис Дубровский принял участие в торжественном мероприятии в честь 75-летия со дня образования АО «Автомобильный завод «Урал». Об этом «ЧелябинскСегодня» 5 декабря сообщили в пресс-службе главы региона.
На Южном Урале перед Новым годом усилили охрану елей и сосен На Южном Урале перед Новым годом усилили охрану елей и сосен
В Уфалейском лесничестве с этой недели усилили охрану хвойных деревьев, которые могут стать добычей черных лесорубов в преддверии Нового года. Об этом «ЧелябинскСегодня» 5 декабря сообщили в пресс-службе правительства Челябинской области.

Водятся ли спруты в дельте реки Миасс

09:42
15 Декабря 2011 г.
По мнению ряда экспертов, в последние годы началась наиболее активная международная борьба с наркотиками, в результате которой во многих крупных городах России заметно сократился видимый оборот героина и кокаина. А Управление по наркотикам и преступности ООН (УПН ООН) официально объявило, что наконец-то был выведен грибок, убивающий на корню афганский урожай опиума.
Водятся ли спруты в дельте реки Миасс

По мнению ряда экспертов, в последние годы началась наиболее активная международная борьба с наркотиками, в результате которой во многих крупных городах России заметно сократился видимый оборот героина и кокаина. А Управление по наркотикам и преступности ООН (УПН ООН) официально объявило, что наконец-то был выведен грибок, убивающий на корню афганский урожай опиума. Все это, естественно, вынудило наркоманов искать другие пути купирования мучительных приступов абстиненции. И в первую очередь путем употребления синтетических препаратов. На наших глазах произошел очередной парадокс, связанный с хорошей работой наркополицейских.

Наркотики не вторглись в Россию, а были приглашены

Однако 54-я сессия венской Комиссии ООН по наркотическим средствам в марте 2011 года вновь подтвердила, что ежегодно наркобароны все еще получают просто ошеломляющие доходы — около 320 миллиардов долларов США. По данным экспертов ООН, наркотики сегодня на планете употребляют приблизительно 200 миллионов человек. Зафиксирован значительный рост числа наркоманов среди малолетних детей, особенно в развивающихся странах. Исполнительный директор и заместитель генсека УПН ООН Юрий Федотов, определяя главные приоритеты антинаркотической борьбы, тогда же вновь подчеркнул, что все государства мира должны воспринимать наркотическую зависимость как заболевание, а не как преступление. И во всеуслышание добавил, что лечение наркоманов — более эффективный инструмент, чем наказание.

Вместе с тем в России все еще наблюдается явная недооценка комплексного подхода в ограничении неконтролируемого оборота наркотиков и налицо явно недостаточное финансирование антинаркотических программ. Так, к примеру, в столице Южного Урала еще в 2004 году представители власти приняли комплексную антинаркотическую программу, однако ее финансирование сразу же было заморожено. Хотя, по словам заместителя начальника областного наркоконтроля Евгения Савченко, только в Челябинске в те годы насчитывалось не менее 140 тысяч человек, неоднократно пробовавших наркотики, наркоманами являлись не менее тридцати тысяч челябинцев, хотя, по данным официальной статистики, их было тогда не больше девяти тысяч. В 2004 году стали известны шокирующие сведения о том, что из десяти кандидатов на место работы в Челябинском управлении наркоконтроля сразу же отсеиваются девять как употребляющие наркотические вещества…

Мы давно уже привыкли к устрашающим заявлениям о том, что Челябинская область является передовым рубежом афганского наркотрафика. Никого уже давно не впечатляют заявления силовиков о том, что в топках южноуральских предприятий сжигают тонны изъятых наркотиков, а на пустырях области скашивают тоннами наркотикосодержащие растения.

О государстве судят по тому, как в нем судят

В марте прошлого года Международный консорциум по наркополитике (IDPC), объединяющий профильные неправительственные организации и профессиональные сообщества, распространил под эгидой ООН сенсационное «Руководство по наркополитике». В этом фундаментальном документе было официально объявлено, что оперативные цели типа достижения определенного объема изъятых наркотиков или количества задержанных лиц не являются, оказывается, показателями реализации эффективной национальной наркостратегии. Эксперты IDPC в очередной раз заявили, что программы лечения наркозависимости обходятся значительно дешевле, чем полицейские меры реагирования на преступления, которых программы лечения помогают избежать. И уж совсем непривычно и дико для ушей россиян звучит простенький тезис о том, что «по мнению УНП ООН, мы должны относиться к потребителям наркотиков, страдающим зависимостью, как к гражданам, нуждающимся в помощи, а не как к преступникам, заслуживающим наказания».

Еще в июне 2005 года бывший руководитель Челябинского областного управления госнаркоконтроля Виктор Кузенков признал, что ловить низовых распространителей наркотиков, оказывается, просто вредно. Два первых года работы управления наркоконтроля по Челябинской области наглядно показали всю бессмысленность борьбы с многочисленными розничными распространителями наркотиков. За границей сотрудники спецслужб называют подобное дутым эффектом «воздушных шаров»…

Многие серьезные научные разработки также давно уже подтвердили, что распространение наркотиков во всем мире представляет собой модель, работающую по принципу сетевого маркетинга с хорошо продуманным принципом вовлечения все новых участников. И Челябинская область, к сожалению, не является каким-то особым исключением из общего правила. И практика действительно давно уже показала, что на место одного пойманного «низового» (розничного) распространителя наркотиков всегда готовы встать девять других, более изощренных торговцев, являющихся лишь частью системы, тотального сбыта, ходового товара.

Много законов, но мало законности

Вот всего лишь один типичный пример достаточно жесткой правоприменительной практики силовых структур Южного Урала. В июне 2005 года употреблявший наркотики житель Магнитогорска Сергей Князев якобы обратился к своему земляку, ранее судимому Дмитрию Овчинникову с просьбой помочь ему приобрести для себя наркотикосодержащие таблетки «экстази». Овчинников, в свою очередь, пообещал познакомить его с человеком, у которого можно купить эти таблетки. 8 июня 2005 года Князев с Овчинниковым отправились в Челябинск, где при посредничестве Овчинникова Князев и приобрел у Александра Николаева по кличке Николо таблетки «экстази».

В этот же день соучастники преступления были задержаны сотрудниками УФСБ России по Челябинской области. При задержании у Сергея Князева были обнаружены и изъяты 143 таблетки «экстази», при этом он пояснил, что таблетки приобрел для личного потребления. С Дмитрием Овчинниковым в предварительный сговор на приобретение наркотических средств с целью последующего сбыта он якобы не вступал. Считает, что таблетки, приобщенные к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств, отличались по цвету и изображению от таблеток, изъятых у него сотрудниками ФСБ при задержании. Его таблетки, с его слов, были более яркого цвета, и символ пацифистов - трилистник на них был изображен в несколько ином виде.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, понятым при этом следственном действии по странному стечению обстоятельств был некто Михаил Хурлет, работающий в последнее время начальником следственного отдела полиции № 5 (по Центральному району) Челябинска. Кстати, понятой в погонах Хурлет не был даже допрошен ни в ходе предварительного следствия, ни в стадии судебного заседания. А в основу приговора суда были бесхитростно положены показания двух оперативных сотрудников УФСБ по Челябинской области - А.Ю. Ерохина и С.П. Дудника, прямо заинтересованных в исходе оперативной разработки. Никаких других свидетелей, которые бы подтвердили, что Д.А. Овчинников имеет реальное отношение к незаконному обороту наркотических средств, следствием установлено не было.

Как утверждает сторона защиты, по делу не был допрошен ни один свидетель, который бы показал, что Дмитрий Овчинников занимался незаконным оборотом наркотических средств и что ранее он у Д.А. Овчинникова приобретал наркотические средства. Сотрудниками УФСБ были установлены номера абонентов, которые непосредственно связывались с Овчинниковым накануне задержания, однако данные лица тоже не были допрошены…

В судебном заседании основной свидетель обвинения - следователь УФСБ России по Челябинской области Вячеслав Васильчик (?), прославившийся поистине «блестящим» расследованием «дела продкорпорации», откровенно пояснил, что вещественные доказательства – изымаемые таблетки «экстази» - он даже не осматривал. А внимательно осмотреть изъятые таблетки, конечно, надо было обязательно. Потому что дальше началась следственная чехарда, понятная, может быть, только немногим знатокам, посвященным в тайны и секреты функционирования отечественных спецслужб. 27 июня 2005 года эксперт наркоконтроля по Челябинской области Алексей Звонарев на хроматографе «Кристалл 200М» производства СКБ «Хроматэк» высчитал суммарное содержание наркотического вещества МДМА в изъятых 143 самодельных таблетках, равное, по его мнению, всего лишь 0,41 плюс-минус 0,08 грамма действующего вещества. Но, как говорится в детских сказках, «маловато будет»…

Поэтому уже 18 июля 2005 года ведомственные эксперты ФСБ, проводя по инициативе следователя УФСБ по Челябинской области Вячеслава Васильчика повторную экспертизу предъявленных им таблеток, установили в них уже неизмеримо большее содержание наркотического вещества. Чтобы вам было понятнее, поясню, что от данного количественного показателя зависит учитываемая в итоговых отчетах тяжесть статьи обвинения и, соответственно, эффективность работы спецслужбы в целом. Чем серьезнее, по мнению этих же людей, выявленное ими преступление, тем больше почета и славы сотрудникам, добившимся желаемого начальством результата.

Эксперты УВД Челябинской области, которым следователь Васильчик предложил провести еще одну экспертизу по делу 18 августа 2005 года, взяли да и обвинили экспертов госнаркоконтроля, по существу, в некомпетентности. И выдали в своем заключении на-гора очередную значительную дозу содержания наркотического вещества МДМА в изъятых и направленных им на экспертизу таблетках. Тоже служивые не зря хлеб едят. Борются с распространением наркотиков изо всех сил.

Сотрудники специального конструкторского бюро «Хроматэк», однако, возмутились заявлению экспертов УВД о том, что «данных о правомерности использования указанной методики на данном аналитическом оборудовании не имеется». И в поддержку истинности первоначального заключения эксперта челябинского наркоконтроля Алексея Звонарева подготовили соответствующую бумагу, реабилитирующую производимый ими газовый хроматограф.

Не так страшен закон, как его толкуют

Казалось бы, все очевидно и вполне объективные сомнения в виновности подсудимых должны трактоваться в их пользу. Тем более что Александр Николаев, сбывший Князеву таблетки «экстази», скоропостижно помер в местах лишения свободы, не дожив до судебного заседания как торжества справедливости и законности…

Но Калининский районный суд Челябинска, как принято в последние годы в делах «о наркотиках», расследованных УФСБ по Челябинской области, взял да и дал Овчинникову и Князеву «по рогам» на полную катушку, сурово осудив их за приготовление к сбыту наркотических средств в особо крупном размере (на основании заключения повторной экспертизы ФСБ и показаний оперативных сотрудников УФСБ, проводивших задержание). Дмитрий Овчинников был приговорен к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима. А Сергей Князев - к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Дмитрий Овчинников сегодня отбывает наказание на лесоповале в Пукси́нке в Свердловской области. На протяжении восьми-девяти месяцев в году Пуксинка не имеет наземного сообщения с внешним миром. Говорят, что условия содержания там очень тяжелые. Да только кому сегодня в России есть дело до судьбы человека, осужденного за попытку сбыта наркотиков…

Только адвокат Дмитрия Овчинникова Ирина Кушнаренко буквально бомбардирует обстоятельными жалобами самые различные судебные инстанции: «Считаю совершенно недопустимым в борьбе с этим злом фальсификацию и подтасовку доказательств. Ярким примером фальсификации доказательств является уголовное дело по обвинению Овчинникова, в котором буквально с момента задержания и возбуждения уголовного дела просматриваются нарушения уголовно-процессуального законодательства и подтасовка доказательств. Хочется, чтобы борьба со злом была по-настоящему честной. Следователем Владиславом Васильчиком при расследовании данного уголовного дела были допущены серьезные нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые привели к вынесению незаконного приговора…»

Кстати, по заключению экспертов ООН, в большинстве цивилизованных стран единственным стандартом в работе ведущих мировых спецслужб давно уже считается не истребление мелких сбытчиков-наркоманов и курьеров, а определение «целей высокого уровня» - последовательное полицейское преследование дилеров исключительно «высокого уровня».

Я не против полиции, я просто боюсь ее

В директивах ООН последних лет говорится, например, что в зависимости от конкретных обстоятельств приоритетами для страны в борьбе с незаконным оборотом наркотиков могут быть снижение уровня организованной преступности и насилия, уменьшение негативных последствий употребления наркотиков для членов семьи, снижение темпов распространенности ВИЧ-инфекции и других заболеваний.

И если приоритетной задачей национального правительства сегодня является снижение общего уровня наркозависимости в популяции, то основное внимание следует сосредоточить на решении задач более открытой социальной политики, а не способствовать усугублению социальной изоляции наркозависимых методами жесткой наркополитики. Более того, многолетние результаты многих исследований свидетельствуют, что ориентация на правоохранительные меры, к сожалению, не оказала значительного влияния на масштабы глобального рынка наркотиков, а даже привела к ряду негативных последствий.

Поэтому, создавая или пересматривая законодательство о наркотиках, парламентарии должны четко определить, какие аспекты оборота наркотиков сегодня приносят наибольший вред обществу, с которыми главным образом ассоциированы наркоторговцы «высокого уровня», а не потребители наркотиков, мелкие дилеры и курьеры, и соответствующим образом перестроить действующее законодательство. А для дилеров «низкого уровня» и зависимых потребителей наркотиков во всех ведущих мировых державах существуют альтернативы лишению свободы –штрафы, например, или направление в программы лечения и поддержки.

Согласно результатам научных исследований, приводимых экспертами ООН, жесткие правоохранительные меры, нацеленные на широкое применение санкции лишения свободы за преступления, связанные с оборотом наркотиков, приводят к негативным последствиям не только для самих нарушителей, но и для государственных институтов.

Так, по мнению экономиста из Гарварда Джефри Майрона, в 2006 году только США потратили 12,3 миллиарда долларов на содержание нарушителей законов о наркотиках в тюрьмах федерального уровня и штатов. Проведенная в начале 1990-х годов оценка показала, что ежегодная стоимость содержания одного осужденного выше, чем стоимость обучения и проживания одного студента Гарвардского университета.

Положения о применении санкции лишения свободы, допускающие, в частности, назначение более длительных сроков лицам, совершившим незначительные преступления, связанные с оборотом наркотиков, чем грабителям банков, похитителям, лицам, совершившим преступления насильственного характера (включая насильников и убийц), по мнению специалистов ООН, реально подрывают принцип пропорционального и справедливого соответствия наказания совершенному преступлению. Перегруженность учреждений системы уголовного правосудия делами мелких правонарушителей может ослабить ее возможности к ведению справедливых судов и направлению ресурсов на преступников «более высокого уровня».

Дубинка – укороченная версия закона

Несмотря на то что угроза тюремного заключения может отвратить кого-то от употребления наркотиков, данные мировых исследований сегодня позволяют предположить, что наказание обычно имеет весьма ограниченный эффект в сфере употребления незаконных наркотиков, особенно если речь идет о наркозависимых людях. Довод о связи сурового наказания со снижением уровня употребления наркотиков не учитывает существования в тюрьмах разных стран значительного по объему наркорынка. По оценке, содержащейся в отчете Европейского центра мониторинга над наркотиками и наркоманией 2003 года, в европейских тюрьмах употребляли наркотики в период заключения от 12 до 60 процентов осужденных. Исследование, проведенное в 2006 году в Германии, демонстрирует, что 75 процентов осужденных продолжили употреблять инъекционные наркотики в тюрьме. К тому же лечение наркозависимости в тюрьмах всегда должно рассматриваться лишь в качестве самой крайней меры. По данным исследований, лучшие результаты дает только лечение в терапевтических сообществах.

Направление бюджетных средств на поддержание тюремной системы вместо лечения в социуме, вероятнее всего, окажет негативное воздействие на многие другие сферы общественных расходов. Такой подход может помочь создать те же социальные условия, которые изначально приводят некоторых людей к употреблению запрещенных наркотиков.

А учитывая высокую стоимость содержания в местах лишения свободы и ограниченное воздействие этой санкции на употребление наркотиков, сложно вообще оправдать стратегии репрессивной наркополитики, для которой она является приоритетом. Необходимо изменить отношение к употреблению наркотиков как к преступлению на отношение как к проблеме здравоохранения и перейти от наказания к лечению зависимых потребителей наркотиков. Этот подход означает уменьшение числа осужденных и разработку альтернативных механизмов для задержанных потребителей наркотиков.

«Руководство по наркополитике», направленное правительствам всех стран мира, утверждает, что сегодня необходимы фундаментальные изменения подходов к наказанию за преступления, связанные с оборотом наркотиков. Национальное антинаркотическое законодательство должно быть пересмотрено таким образом, чтобы наказание назначалось исходя из тяжести преступления и возможного воздействия на ситуацию с оборотом наркотиков. Кроме того, с целью снижения перенаселенности тюрем необходимо избегать задержания до суда и обязательного минимального наказания мелких нарушителей законов о наркотиках, которые не представляют опасности для общества. Замена уголовной ответственности альтернативными видами исправительного наказания ставит целью минимизацию использования традиционных механизмов уголовного правосудия и предоставление потребителям наркотиков лечения и других услуг по охране здоровья.

К примеру, в США уже не первый год реализуется система наркосудов, в рамках которой судьи наделены полномочиями контроля за лечением задержанных потребителей наркотиков, которое осуществляется в терапевтических сообществах или по месту жительства в качестве альтернативы заключению. Идея наркосудов состоит в том, что предоставление лечения некоторым обвиняемым может оказаться причиной улучшения их положения и способствовать оздоровлению обстановки в их сообществах. В отличие от стандартных судебных процедур наркосуды были задуманы как механизм коллективного взаимодействия, когда судьи, прокуроры, социальные работники и защитники совместно выносят решение. Деятельность наркосудов заключается в направлении правонарушителей на лечение перед вынесением приговора или вынесении приговора на лишение свободы с отсрочкой исполнения наказания при условии выполнения требований лечебных программ.

Так неужели мы с присущим нам простоватым упорством будем утверждать, что и в наркополитике страны у россиян сегодня должен быть свой особый путь…



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA