Общество
Дубровский встретился с верховным муфтием России Дубровский встретился с верховным муфтием России
В Челябинскую область приехал председатель Центрального духовного управления мусульман России, верховный муфтий Талгат-хазрат Таджуддин. Он провел в Челябинске VI меджлис мусульман и встретился с губернатором Борисом Дубровским. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщили в пресс-службе главы региона.
Акция по использованию 4G-интернета бесплатно для южноуральцев заканчивается Акция по использованию 4G-интернета бесплатно для южноуральцев заканчивается
Tele2 объявляет о завершении акции «4G бесплатно», которая действует на территории Челябинской области с августа. У южноуральцев осталось время до 28 декабря, чтобы протестировать 4G-интернет без дополнительных затрат.
В центре Челябинска на три дня закроют движение трамваев и автомобилей В центре Челябинска на три дня закроют движение трамваев и автомобилей
Завтра, 8 декабря, в Челябинске закроют движение на улице Цвиллинга. Из-за этого временно будет скорректировано движение трамваев по пяти маршрутам. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщили в пресс-службе городской администрации.
Подозреваемого в убийстве дочери бывшего гендиректора ЧТЗ задержали Подозреваемого в убийстве дочери бывшего гендиректора ЧТЗ задержали
В убийстве Екатерины Платоновой, дочери бывшего генерального директора ЧТЗ, подозревают продавца магазина. По версии следствия, мужчина убил клиентку во время конфликта из-за душевой кабины. Об этом «ЧелябинскСегодня» 7 декабря сообщили в пресс-службе СУ СК РФ по Челябинской области.

«Потомок» Ермака

09:34
17 Марта 2011 г.
В редакцию часто приходят люди. Разные, как сама жизнь. Летом и зимой много недовольных «коммуналкой» и «огородников». Весной и осенью подтягиваются похищенные инопланетянами и слышащие голоса в голове.
«Потомок» Ермака

В редакцию часто приходят люди. Разные, как сама жизнь. Летом и зимой много недовольных «коммуналкой» и «огородников». Весной и осенью подтягиваются похищенные инопланетянами и слышащие голоса в голове.

На прошлой неделе зашел сухощавый крепкий – стариком его не назвать – пожилой мужчина. С достоинством выложил на стол оплавленный камень и рассказал, что это – крупнейший и уникальный в своем роде стекловидный метеорит, привезенный из Вьетнама. Я в свое время такое уже проходил, объясняя как-то одному читателю, что кусок кирпича, разбивший его окно, прилетел не с неба, а вовсе даже со двора. И является не метеоритом, а самым что ни на есть обыкновенным куском кирпича.

Но не таков был этот случай. Посетитель оказался заслуженным геологом России Анатолием Андреевичем Колядой, полвека проработавшим на Камчатке. Не доверять ему оснований не было, но времени на обстоятельную беседу не оказалось тоже – шла верстка номера. Мы договорились, что я приду к нему домой завтра…

Как занесло

…Просторная квартира геологов Анатолия и Галины Коляда больше напоминает музей. На стене висит чучело черепахи, полки уставлены деревянными фигурками, ракушками, каслинским литьем. И повсюду камни, камни. Их тут сотни. В рабочем кабинете Анатолия Андреевича сразу в глаза бросается современный ноутбук с открытой интернет-страницей на экране и гантели. Несмотря на то что в сентябре Коляде исполняется 80 лет, себя он держит в отличной физической и интеллектуальной форме. Конечно, этому способствовала и кочевая жизнь геолога на нетронутой цивилизацией Камчатке. Жизнь, подчиненная строгому ритму и мало известная общественности. «Пенжинская экспедиция принадлежала Дальстрою МВД СССР, а значит, была военизированным предприятием, - вспоминает Анатолий Андреевич Коляда в книге Александра Смышляева «Геологи Камчатки». - Геологи носили военную форму, были в погонах. Обращались друг к другу по званиям: товарищ лейтенант, товарищ капитан…»

Поиски полезных ископаемых и особенно золота в то время (да и сейчас) не афишировались. Стратегическое сырье требовало молчаливого подхода. Но что с того. Камчатка оставалась Камчаткой с ее огненными закатами, широкими долинами и диким танцем ликующей природы.

- Если полюбишь тундру, не разлюбишь никогда, - говорит Галина Яковлевна, пока ее муж разматывает на полу свитки многочисленных карт. - Там нет ни клещей, ни змей. Где хочешь, там и гуляй, лишь бы сухо было. Мы по полгода в тундре жили в экспедиции, а полгода - в поселке.

- Что же вас привело в Челябинск? – спрашиваю я.

- Дети здесь у нас живут и учатся. Мы в Челябинске уже шесть лет. Сама я из Верхнеуральска, Анатолий Андреевич из Приморья. А поселок, в котором мы жили на Камчатке, землетрясение стерло с лица Земли. Корф стоял на косе, и его просто смыло в море. Я приехала туда по распределению, молодым специалистом. Анатолий Андреевич к тому времени уже 10 лет на Камчатке работал. Так в экспедиции, у костра и познакомились и прожили еще 40 лет вдали от городского шума. Туда непросто было уехать по распределению. Уезжали только имеющие высший балл. Тяжело, конечно, было. Сюда приехали, стали смеяться над собой: зачем столько лет жили в таких условиях. Хотя платили прилично. Оклад плюс коэффициент 1,8, плюс 50% полевых…

Подарок от Хо Ши Мина

Галина Яковлевна пошла готовить чай, и Анатолий Андреевич дал наконец внимательнее рассмотреть тот самый метеорит, из-за которого и состоялась наша встреча. Это странный камень. Цвета железной окалины снаружи, но похожий на вулканическое стекло на сколе.

- Так что же это, Анатолий Андреевич?

- Это – тектит. Безнадежно загадочный камень, как его называют, - лукаво прищурившись, отвечает Коляда. - 200 лет тектитами занимаются ученые, но происхождение их неизвестно. Сначала думали, что они образуются от ударов метеоритов. Но воронок на местах их находок нет. Это единственный камень, в котором почти совсем нет воды. Даже в породах, образующихся после атомных взрывов, воды в десять раз больше. Фактический возраст тектитов существующими методами тоже невозможно определить. Геологи пришли к выводу, что это космическое тело. Какое и откуда – непонятно. Есть металлические, каменные, даже ледяные метеориты. Тектитов на Земле тоже в избытке. А вот таких больших находили очень мало. Я его привез с разрешения вьетнамских властей.

- А что же вы во Вьетнаме-то делали? – задал я вопрос. Коляда оживился, как оживляются люди из «того» времени. Которые помнят, как СССР занимал одну шестую часть суши и мог позволить себе «кормить с руки» многочисленных союзников по всему миру.

- Я там работал по производственному контракту, – начал вспоминать Анатолий Андреевич. - Мы занимались в основном поисками золота. Больше четырех лет, с 1986 по 1990 годы. Уехали, получается так, чтобы пережить перестройку, а вернулись в самый разгар развала Союза. Во Вьетнаме тоже было не все гладко. Но за четыре года на наших глазах произошли чудесные метаморфозы. Когда мы только прибыли в Сайгон, вьетнамцам выдавали рис по разнарядке. 13 килограммов на семейную пару, плюс какое-то – не помню – количество на детей. Двух, не больше. Вьетнамскими властями были поставлены три цели: накормить людей, обеспечить их ширпотребом и наладить производство товаров на экспорт. За короткое время провели инвентаризацию всех земель и определили их урожайность. Земли были отданы в частные руки с условием: то, что положено, отдай государству, остальное – твое. Колхозная система…

- И она дала свои плоды?

- Конечно! Практически в течение года разнарядка была отменена, а долги иностранным государствам начали выплачивать рисом. Примерно тогда же власти разослали гонцов по всему миру, чтобы те определили, где какие товары будут пользоваться спросом, чтобы выполнить цели товарного снабжения населения и подъема экономики за счет экспорта. Я видел, как приходили гигантские теплоходы с помощью из СССР. Технику везли, колесные тракторы, например, которые моментом вязли на рисовых полях. Этого добра хватало, как и военных вертолетов. А вот те же телевизоры во Вьетнаме могли купить только дипломаты за валюту. Через какое-то время внезапно ими оказались завалены все магазины. Началось грандиозное жилищное строительство.

- То есть получается, что вы сумели застать период возрождения Вьетнама?

- Получается, что да. А ведь тоже, как и в СССР, всем заправляла коммунистическая партия. Просто тамошние руководители оказались мудрее. Ну и коррупции не было, за нее карали строго. Сам Хо Ши Мин жил скромно, и после его смерти никто слова худого про него не сказал. А все потому, что он дал вьетнамцам предпринимательскую свободу. Например, государство разрешило гражданам мыть золото и сдавать его на приемные пункты, которые организовали почти в каждом поселке. Черный рынок не выдержал конкуренции. А вот от развития химической промышленности отказались, чтобы сохранить природу…

Знать бы куда

Мы какое-то время поговорили с Анатолием Андреевичем о причинах сегодняшнего социального упадка. Выводы понятны: не надо затягивать гайки, надо дать народу возможность зарабатывать созидательным трудом, а не перекачкой виртуальных финансов с одного счета на другой. Ну и воровать нехорошо – это само собой. Размышляя об этом, Коляда продемонстрировал мне древний наконечник обсидианового копья, найденный им в Корякии. «Вот, значит, шест расщепляли, туда этот кусок вставляли, обматывали и… – геолог размахивается невидимым копьем. – Моржа били, даже оленя. Главное – знать, как и куда ударить». Вот это «знать, как и куда ударить» показалось мне пожеланием нынешним борцам с коррупцией. Впрочем, может, просто показалось.

Анатолий Андреевич в свою очередь что смог, то для страны и сделал. Так, в 2000 году на Всемирном геологическом конгрессе в Рио-де-Жанейро он демонстрировал плод своего 50-летнего труда – подробную карту Камчатки, на которой не осталось белых пятен. Думаю, это главное его достижение. Потому что, по воспоминаниям Коляды из книги «Геологи Камчатки»: «Были в партиях топографы, но занимались примитивной глазомерной съемкой, замеряли направления речек, и мы ходили по этим схемам, промеряя расстояния шагами. Больше этим занимались, нежели геологической работой. Причем у каждой партии были свои схемы. Одна и та же речка у одних текла в одну сторону, у других - в обратную…» Теперь все реки текут куда надо.

Коляде принадлежит честь открытия и наименования четырех месторождений ртути и одного – олова. Он назвал их Хрустальное, Ляпганай, Ясное, Малыш, Управление Пенжинское. Ясное было найдено в солнечный день, Малыш – у мелкого ручейка, логика читателю ясна…

Южноуральский краевед Федор Жижилев, работающий, кстати, в нашем издательском доме, хорошо сказал о Коляде. Рискну повторить: «Ермак в 1585 году зашел в Сибирь. Тогда для Рюриковичей это было одно большое белое пятно. Через 200 лет пятен поубавилось, и Ломоносову стало понятно, что Россия будет сильна Сибирью. А убрал последние белые пятна Анатолий Коляда…»

И я, надеюсь, не покажусь вам чересчур пафосным, если скажу, что горжусь тем, что в нашем городе шесть лет назад поселился знатный покоритель неизведанной России.



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA