Общество
Победители конкурса «Лучший студент горного института МГТУ» получат повышенную стипендию Победители конкурса «Лучший студент горного института МГТУ» получат повышенную стипендию
В Магнитогорском государственно техническом университете прошел конкурс «Лучший студент горного института МГТУ», организованный РМК. Победители получат повышенную стипендию от Русской медной компании и, возможно, гарантированное место работы после окончания вуза.
Разбором скандала вокруг увольнения корреспондентов занялся Союз журналистов Челябинской области Разбором скандала вокруг увольнения корреспондентов занялся Союз журналистов Челябинской области
Союз журналистов Челябинской области начал разбираться со скандалом, который произошел из-за двух сюжетов РЕН ТВ: о рукотворных елочных игрушках, оказавшихся на мусорке, и о увольнении корреспондентов, снявших этот сюжет в Челябинске. Об этом сообщил член правления областного отделения Союза журналистов Сергей Филичкин.
Жителя Златоуста выселили из жилья за коммунальные долги Жителя Златоуста выселили из жилья за коммунальные долги
В Златоусте выселили из квартиры соцнайма 41-летнего мужчину. Впрочем, без крыши над головой южноуральца не оставили, а выделили площадь в общежитии. Об этом «ЧелябинскСегодня» 9 декабря сообщили в пресс-центре Управление федеральной службы судебных приставов Челябинской области.
Ремонт моста через реку Янгелька в Агаповском районе завершили за пять месяцев Ремонт моста через реку Янгелька в Агаповском районе завершили за пять месяцев
В Челябинской области в рекордные сроки закончили ремонт важного мостового перехода через реку Янгелька, которая связывает Южный Урал с соседним Башкортостаном. Стоимость работ составила 150 миллионов рублей. Об этом «ЧелябинскСегодня» сообщили в пресс-службе регионального правительства.

Плохие врачи - находка для бизнесмена

00:00
16 Декабря 2008 г.
В советское время невозможно было себе представить, что больной задумал судиться с врачом. Медик считался в обществе своего рода священной коровой, имевшей хоть и негласный, но совершенно очевидный юридический иммунитет.
Плохие врачи - находка для бизнесмена

В советское время невозможно было себе представить, что больной задумал судиться с врачом. Медик считался в обществе своего рода священной коровой, имевшей хоть и негласный, но совершенно очевидный юридический иммунитет. На полном серьезе пациенты считали, что нравственные и профессиональные качества врача строго определены клятвой, которая дается при получении диплома.

В самом деле,   клятва врача – это не просто совокупность этических правил, которым должен следовать любой доктор. Это принципы деятельности, за соблюдением которых следит и профессиональная мораль, и государство. Общеупотребительное (нарицательное)  название этой клятвы – клятва Гиппократа. Считается, что первоначальный вариант ее был написан Гиппократом в V в. до н.э. и с тех пор многократно подвергался редактированию, существенно меняющему ее смысл. Так, в латинском варианте клятвы было обещание «не оказывать медицинскую помощь бесплатно». Действительно, первоначальный вариант клятвы, содержавший, например, обещания врача «корректно обращаться с рабами, не участвовать в абортах и хирургическом лечении каменной болезни» является анахронизмом. Тем не менее, клятва Гиппократа явилась общим выражением для обозначения нравственной сущности врачевания, сохранив свое значение для последующих поколений. Между прочим, в Северной Америке и Европе в 2006 г. текст клятвы заменен «профессиональным кодексом». Краеугольными камнями этого кодекса являются следующие: каждый пациент должен получать лечение по самым высоким стандартам; отношения врачей с пациентами должны быть честными и конфиденциальными; абсолютно недопустимы финансовые домогательства по отношению к пациенту; недопустимы сексуальные домогательства со стороны врача.

  В наше время все сильно изменилось. В любой больнице можно встретить как высочайший профессионализм, так и халатность и в борьбе за жизнь пациента,  и в борьбе за место на карьерной лестнице.

   В уголовном кодексе не существует понятия врачебной ошибки. К сожалению, даже в специальной литературе нередко можно встретить некие классификации «врачебных ошибок», связанные с неправильной диагностикой и дефектами в организации врачебной помощи. Употребление таких классификаций имеет в своей основе недостаточную правовую грамотность авторов, которой порой грешат даже вполне компетентные в своей профессиональной области специалисты. Между тем, повсеместное использование терминов, лишенных какого-либо смысла и содержания, не так безобидно, как может показаться на первый взгляд. Помимо того, что такая терминология вводит в заблуждение самого врача, она во многих случаях не дает возможности правильно и грамотно оценить его действия руководству (врачебно-контрольным комиссиям и т.п.). В медицинской среде даже бытует мнение, что в определенных ситуациях врач имеет некое «право на ошибку».

  Впервые этот вопрос был поставлен проф. П.И.Новиковым еще в конце семидесятых годов прошлого века, однако широкой известности не получил. Предложенная тогда трактовка профессиональных правонарушений выглядела следующим образом. Преступление может быть совершено с прямым умыслом (когда врач знал об опасных последствиях своих действий и желал их наступления) и с косвенным умыслом (знал об опасных последствиях своих действий, не желал, но сознательно допускал возможность их наступления). То и другое подлежит уголовному преследованию. Однако умысел – не единственная составная часть правонарушения. Оно может быть совершено и без умысла (по неосторожности). Неосторожность бывает двух видов: преступная небрежность и преступная самонадеянность. В случае с небрежностью врач не предвидел опасных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. При самонадеянности врач знал об опасных последствиях, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Наряду с ними существуют ситуации, в которых уголовное преследование исключено. Это – случай (не предвидел опасных последствий своих действий и не мог их предвидеть) и крайняя необходимость (опасность не могла быть устранена другим путем, а вред, причиненный здоровью больного меньше вреда предотвращенного). Исходя из этой классификации, каждый может сам правильно определить: есть ли смысл и перспективы судиться с врачом.
  Приведу пример из недавней челябинской судебной практики. Достаточно молодая женщина обратилась за оказанием плановой медицинской помощи в гинекологическую клинику. Случай, на первый взгляд, не самый сложный: доброкачественная опухоль матки и кисты придатков (большинству женщин это хорошо знакомо). Врачи удалили все, что положено в таких случаях, но по дороге случайно зацепили мочеточник. В принципе, ничего криминального в этом нет. Это только тот, кто сам ни разу не лазил со скальпелем в животе, думает, что там все видно, как на картинке. Смею вас заверить, что видно плохо. А если в животе есть старые спайки, то и вовсе ничего не видно. Хирург здесь отчасти подобен саперу, который пробирается в темноте через минное поле, уповая не только на профессиональное мастерство, но отчасти и на интуицию, и на авось. От того, что мочеточник повредили случайно, больной, конечно, не легче. Моча, которая вырабатывается почкой, вместо своего обычного пути (по мочеточнику, в мочевой пузырь) стала потихоньку поступать в брюшную полость. После операции врачи установили в брюшную полость дренаж. А на следующий день заметили, что по дренажу из этой полости поступает «какая-то светлая жидкость» (цитирую дословно по записи в истории болезни). День поступает, второй, третий. А медики только диву даются: что за жидкость такая и откуда берется?

В старые времена доктор взял бы, да попробовал эту таинственную жидкость на язык. Или, на худой конец, понюхал. И без всяких замысловатых анализов убедился бы, что это не что иное, как моча. Нынешние, пока догадались, что поврежден мочеточник, уже поздно стало: померла больная. Родственники – в суд: разберитесь, кто виноват и накажите по всей строгости закона. Конечно, виной всему – хирург, который мочеточник повредил. Только, согласно приведенной выше классификации, уголовной ответственности у хирурга нет, поскольку повредил случайно. А вот в действиях докторов, которые три дня голову ломали над пустяковым вопросом, состав преступления есть: не предвидели опасных последствий, хотя должны были и могли их предвидеть. Тут и большого ума не надо: знали ведь, что хирург копался рядом с мочеточником. Значит, мог случайно задеть. И как пошла из живота «светлая жидкость», сломя голову надо было бросаться ремонтировать. В любом другом случае налицо преступная небрежность и тяжкие последствия. 

  Любой пациент хочет иметь дело с врачом, который для него, травмированного своим недугом, оказался бы личностью более масштабной, чем он сам. Врач и должен стремиться стать таковым. А если из всей клятвы Гиппократа он запомнил только ее  латинский вариант (не оказывать медицинскую помощь бесплатно), нечего потом скулить про чрезмерные строгости законов.



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA