Интервью
Анатолий Литовченко: В период выборов мне поступило 38 тысяч вопросов от избирателей Анатолий Литовченко: В период выборов мне поступило 38 тысяч вопросов от избирателей
Экс-глава Увельского района Анатолий Литовченко вернулся на Южный Урал в качестве депутата Государственной думы РФ. О дисциплине в Госдуме, дальнейших планах по работе и законотворчеству, решению наиболее острых вопросов он рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Владимир Бисеров: Я готов пригласить конкурентов в свою команду Владимир Бисеров: Я готов пригласить конкурентов в свою команду
Исполняющий обязанности главы Копейска Владимир Бисеров вошел в число фаворитов, из которых депутаты Копейска будут выбирать нового градоначальника. О своем отношении к новой, конкурсной, схеме по выбору главы, своих преимуществах перед конкурентами и планах по дальнейшему развитию города Владимир Бисеров рассказал в интервью «ЧелябинскСегодня».
Андрей Лавров: В челябинских элитах ожидается большое противостояние Андрей Лавров: В челябинских элитах ожидается большое противостояние
Партия «ЕР» объявила о реформе, которая подразумевает изменение работы с избирателями и кадровые перестановки. О политической ситуации в целом и реформе в частности мы поговорили с известными челябинским политологом и экспетом АПЭК Андреем Лавровым. Подробности в интервью «ЧелябинскСегодня».
Сергей Обертас: Если необходимо, кадровые решения я принимать умею Сергей Обертас: Если необходимо, кадровые решения я принимать умею
Сергей Обертас вошел в состав избиркома Челябинской области, Элла Памфилова утвердила его кандидатуру 9 ноября. Именно его называют основным претендентом на пост руководителя регионального избиркома. Для Сергея Обертаса вопросы избирательного права не новы: он в течение трех лет возглавлял избирком Магнитогорска. О задачах, принципах руководства и о том, как изменится работа избирательной комиссии — в интервью «ЧелябинскСегодня».

Притяженье души и ума

13:39
31 Августа 2011 г.
После первых приветственных слов замечательный детский поэт Нина Васильевна Пикулева вдруг сказала: «Ну надо же, как только ты надеваешь очки, сразу становишься удивительно похожим на Николая Петровича Шилова. И не только цвет глаз, овал лица, но и взгляд Шилова… Уж не говорю о том, что ты и ростом с него, и такой же комплекции. Это, между прочим, не я одна заметила». Так в нашей беседе с самого начала появился непредусмотренный поворот.
Притяженье души и ума

После первых приветственных слов замечательный детский поэт Нина Васильевна Пикулева вдруг сказала: «Ну надо же, как только ты надеваешь очки, сразу становишься удивительно похожим на Николая Петровича Шилова. И не только цвет глаз, овал лица, но и взгляд Шилова… Уж не говорю о том, что ты и ростом с него, и такой же комплекции. Это, между прочим, не я одна заметила». Так в нашей беседе с самого начала появился непредусмотренный поворот.

Нина Васильевна, Вы ведь не одно стихотворение посвятили Николаю Петровичу. Опекали его на первых порах. Кажется, даже название для его первой книги Вы предложили. Расскажите о вашем сотрудничестве…

Николая Петровича я помню с первых его шагов в литературе. Тогда Ефим Григорьевич Ховив, руководитель литобъединения ЧТЗ и мой наставник, к слову, организовал в газете «Хроника» (редакция располагалась в том же здании на Васенко, где и общество «Знание») детскую страничку «Газетка». Придумал отличный девиз для неё:  «Название это точно и метко: взрослым – газета, детям – “Газетка”!» И работа пошла! Мы с Николаем Петровичем были (в числе других) авторами странички. Так вот, скажу я вам, тогда стихи Николая Шилова – самые первые! – были такими, что… напоминали гаммы, упражнения, разминку…Он только ещё «пробовал свой голос», нащупывал приёмы письма и не очень-то понимал, почему свернул в детскую тему…

По возрасту Николай Петрович старше меня. А по опыту в детской литературе -  он делал первые шаги, когда я уже вросла в неё корнями за  30 лет работы. Поддержка начинающих нужна в любой профессии. И в нашей особенно. Е.Г. Ховив всегда повторял известное: «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами». Быть детским поэтом – редкий дар. И не сразу его можно почувствовать, ощутить в себе. Николай Петрович отличался чрезвычайной скромностью. И говорить с ним, убеждать его в том, что он должен встать во весь свой истинный рост в детской литературе, было необходимо хотя бы потому, что он не видел себя со стороны. Я имею в виду в этой сфере, а не в привычной для него стихии – режиссуре. И я, по сути, становилась для него живым зеркалом. Он сложил свою первую книжку и дал ей условное название «Досточтимый паучок». Пришёл ко мне и попросил сказать о первенце своё мнение. Ну конечно же, такие разговоры идут начистоту. Я, глядя автору в глаза, сказала, что в книге пока много балласта, от него нужно избавиться, а главное – у неё должно быть другое название!

«Какое?» – нет, это был не риторический вопрос. Это был естественный вопрос начинающего автора, готового к диалогу. «А вот оно: “Доктор Муха-горло-нос”». Николай Петрович улыбнулся: «Я подумаю». И от меня, как он потом сказал, отправился ещё к одному, «более жёсткому редактору», который отсёк от первоначального объёма книжки ещё третью часть. Так «утряслась» и появилась на свет первая книжка Николая Шилова «Доктор Муха-горло-нос». Старт для писателя – очень важный момент, но это и аванс в некотором роде. И обещание читателю, что вторая книжка выйдет лишь тогда, когда поэт почувствует, что  вырос на голову…

Мне очень жаль, что Николая Шилова теперь нет рядом с нами. Он ушёл на взлёте, он ещё только набирал высоту. Да, он писал весёлые стихи,  делая почти в каждом из них маленькое открытие,  играл живым, весёлым словом, аудитории взрывались смехом, когда он выходил на сцену и читал. Да, он шутил и был в стихах самим собой, но лишь отчасти. Он рос, и вот уже пришло время, когда Николай Петрович стал не просто сочинять словесные кульбиты, но и будить чувства в нашей душе. А это – следующая ступенька для поэта. Почему сейчас цитируют прежде всего  стихотворение «Хорошо на свете»? потому что не найдётся человека, который смог бы отторгнуть его… 

Надо мною

Небо,

Подо мной

Земля.

Между ними

Ласточки,

Тополя

И я.

Пух летит

На землю,

Птицы –

В синеву.

Хорошо на свете,

Судя по всему.

А сами Вы как пришли в детскую литературу?

У меня на старте было две творческих тетради-дневника: лирика и детские стихи (улыбается). Немцы говорят: «Любите порядок, он экономит время». Вот и я, благодаря их мудрости, теперь могу посмотреть, когда написано то или иное стихотворение – всё  в этих тетрадях в хронологическом порядке. Да, я не вошла в литературу как лирик, но первые шаги были именно в этом направлении, ведь юность –  возраст любви… и грусти… и особой нежности, лиричности. Моей первой и самой основательной литературной школой стало литобъединение ЧТЗ. И там нам всем «перепадало» внимания и критики. На что – в ответ – и родилось моё : «Опять несу стихи на суд/ И наблюдаю взлёт бровей…/ “В старинный глиняный сосуд/ Вина, не выдержав, не лей!”» Это – из той, самой первой тетради. А рядом – другое. Оно называется «К стихам» и датировано 1972 годом.

Недотроги мои, недотроги,

Притяженье души и ума,

Вы со мной выжидающе-строги,

Вы со мною скупы на слова…

 

Убегу! Не приметив дороги,

Убегу, не оставив следа…

 

Недотроги мои, недотроги,

Ну куда я без вас,

Ну куда?

«Недотроги» мои публиковались всего единожды,  в стенгазете нашего факультета в ЧПИ, где я училась в те годы. В то же время родилось и «программное» четверостишие, оно и есть мой характер и моя суть: «Я должна начинаться – с заботы,/ Cо стремления, в день изо дня,/ Чтобы в жизни хорошее что-то/ Началось непременно – с меня!»

                    И что-нибудь хорошее с Вас началось?

Ну да, я очень рада, что с меня кое-что началось в нашем городе. Сначала Студия эстетического воспитания дошкольников «Родничок» во Дворце культуры ЧТЗ (инициатором была директор ДК Надежда Дида). А потом – школы для грудничков. Что это такое? Воплощение моей мечты, чтобы родители младенцев не оставались в четырёх стенах, а собирались небольшими группами. Чтобы они проходили «школу опыта» в контакте с собственным младенцем, учились бы культуре материнства: с чего начинать общение, что петь-говорить, как реагировать на плач и капризы, как утешить и поддержать, как развивать, как поднимать настроение? И ещё много всяких нюансов, почему и зачем – наглядно и вместе с крохой… Он может в это время сладко посапывать на руках, а мамочка – учиться. Своей идеей я поделилась с композитором Еленой Попляновой, мы дружили очень тесно, она и открыла потом первую Школу поэтической педагогики на Северо-Западе, а после стали появляться подобные. Таких школ сейчас и по городу, и по области, и по стране – достаточно, время пришло, жизнь подсказала. А наша была – первенькой в городе. Её название, кстати, подарил мне опять же старый друг и учитель Е. Г. Ховив. Когда он стал «свидетелем» нашей дружбы с  Еленой Попляновой и услышал о планах – создать школу для грудничков, – глаза его  загорелись идеей: «Нина, я знаю, как назвать ваше детище!  Это Школа поэтической педагогики, верно?» Так в этот миг (я даже записала дату, на счастье: 25 октября 1994 года) родилось название моей мечты. Определение «поэтическая педагогика» кажется мне очень точным, ведь это то, чем я   занималась в детской литературе и в жизни много лет: писала для младенцев самые первые стихи (от слова пестовать – пестушки, от слова потешать – потешки, за ними – прибаутки, игры; а подрос малыш – считалочки, чистоговорки, скороговорки).

А когда и где вышла Ваша первая книжка?

В Москве, в издательстве «Малыш», в 1988 году. А первая челябинская – «Играй-городок» на следующий год. Мне снова хочется сказать о тесной связи с наставником. Я была такой же робкой, как Николай Петрович Шилов. И ни за что свою рукопись не решилась бы принести в издательство. Это сделал за меня (как и за многих авторов нашего ЛитО) Е.Г. Ховив. И, между прочим, дал очень точное название этой книжке. Она вышла огромным тиражом по теперешним меркам (а по тем временам детская литература такими тиражами и издавалась) – 250 тыс. экз. и раскупилась … за неделю! Вот что было здорово: своё издательство в родном городе – ЮУКИ! Свой книжный магазин через дорогу от него – «Уральская книга». Издательство открылось, между прочим, в  тяжелейшем для страны, военном 1943 году, с надеждой на будущее. А закрылось в наше время. И магазина тоже нет. Вот потому-то и приходится, если так можно сказать, работать не там, где родился, а там, где издают. С Москвой, Ярославлем, Санкт-Петербургом. Почётно, но горько, что книжек потом на прилавках в родном городе  – нет. Не привозят их книгораспространители, не читают они рейтингов, не следят за тем, кто из авторов – земляк. Прежде хорошее правило было: издается автор в Москве, значит – бóльшая часть тиража отправляется в его город. И всем хорошо!

               А сколько книжек у Вас на сегодня?

Прошу не пугаться этой цифры, поскольку книжки в детской литературе – это и «малышки» объёмом в одно-два стихотворения, и двенадцатистраничные, и очень «толстые». Их у меня – сто. Можно было бы праздник устроить, если это было бы кому-то по-настоящему  нужно. По-моему, такого ещё в Челябинске не было: 100 книг общим тиражом 4 млн. экземпляров. Да пόлно, полно мечтать… Детские писатели –  они «всехные», по детскому выражению, и в тоже время будто бы ничьи. Их некому по-настоящему согреть. Ну, ладно, давайте дальше пойдём.

                Нина Васильевна, а что бы Вы рассказали о журнале для детей «Тропинка»?

С большим теплом вспоминаю то время, когда усилиями Северины Борисовны Школьниковой, очень преданного детского автора, жившего в нашем городе, родился журнал «Тропинка». Первый номер датирован 13 ноября 1991 года. Чуть раньше её же усердиями и с помощью нескольких людей была создана Ассоциация детских авторов. Мы встречались-собирались в Фонде культуры, обсуждали материалы для «Тропинки», читали друг другу новые стихи, советовались, творили, придумывали. Мы были вместе, мы нужны были друг другу и нашим читателям, большим и маленьким. У каждой рубрики был «хозяин». Ведущим рубрики «Детский сад» стал Николай Шилов, к примеру.  Мне досталось «Лёгкое пёрышко» (это творчество маленьких писателей). Северина занималась очень важными вопросами, многими сразу, их даже все не перечислить – без неё просто не было бы «Тропинки».

Журнала не стало, как только Северина Школьникова уехала из страны. Последний номер вышел в марте 1999 года. «Тропинка» жила восемь лет. Журнал полюбился народу, его читали и спрашивали в библиотеках, его помнят до сих пор. Я сама недавно взяла в руки один из номеров. Раскрылся он на стихах Самуила Гершуни. Прочла и глубоко задумалась. Вот какими бывают настоящие стихи, когда и от одного из них на душе, как у Блока: «чтобы от истины ходячей всем стало больно и светло»… 

Но ведь сейчас в Челябинске издаётся детский журнал «Подорожник»…

В «Подорожнике» мне не хватает того, что было в «Тропинке»: чувства локтя. В редколлегию меня не позвали, о выходе очередного номера я узнаю случайно. Это касается и другого факта: я вдруг услышала, что Ассоциация детских авторов вновь заработала при Союзе писателей. Но для кого же она, если старейшие авторы – не у дела? Я, конечно же, человек самодостаточный, но чувствую ответственность за тех, кто идёт следом. Не понимаю, почему же не сказали о возрождении Ассоциации. Люди нашего поколения беспокоились не о себе, а обо всех. Вот я и поступила, как человек своего поколения: сама пришла на заседание, провела несколько мастер-классов. Но после четырёх занятий всё прекратилось.

У нас в городе кто готов издавать детских авторов – и проверенных, и новичков?

Все челябинские издательства вдруг завалились, как жуки, на спины – кверху лапками. Вот время-то настало бесшабашное. И я понимаю, что именно время создало такую ситуацию. Издатели не виноваты: то одно, то другое в стране. А дети растут быстро, растут без особого внимания, когда взрослые думают лишь о том, как заработать деньги. И зарабатывать приходится на сделке с совестью: на пошлых книгах-однодневках, на заказной литературе. Однако, как жить, не думая о будущем? Ну конечно,  каждый из нас ищет выход. На сделку с совестью настоящий автор не пойдёт, особенно детский.  Мне удалось найти выход. Успешный предприниматель и молодой издатель Марина Волкова встала плечом к плечу с детскими авторами Челябинска и, можно сказать, спасает детскую литературу. Издательство начиналось с книги её мамы, педагога с огромным стажем. Это было методическое пособие. А «Слово на ладошке» Нины Пикулевой –  первая художественная книжка издательства. Пётр Иванович Сумин дал на книгу триста тысяч рублей. Так и сказал: «Нину Пикулеву я знаю, поэтому деньги под этот проект найдём». И дело пошло! Марина Волкова выпустила за короткое время 11 детских книг челябинских авторов. Она придумала хороший ход: читательские марафоны – встречи писателей с детьми в библиотеках и школах. О книге вновь заговорили, как о радости. Марина Волкова делает большое дело. Сейчас вокруг издательства сплотились не только южно-уральские детские поэты и писатели – она вышла на российский уровень. Недавно появился сборник «Я сижу на облаке». В нём стихи и проза авторов из Челябинска, Москвы, Кандалакши (Кольский п-ов), Красноярска, Минска, Сочи, Санкт-Петербурга, Воркуты, Уфы.

Нина Васильевна, а 200 книг для Вас – достижимая цель?

Поживём – увидим. Во всяком случае, я её – не боюсь.

 



Разместить рекламу и объявление в газетах Челябинскa

Комментарии

Оставить комментарий
CAPTCHA